Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

15 тысяч платьев елизаветы


Исторический портрет. Историческая эпоха. Задание 25 ЕГЭЗнаете ли вы, что у Елизаветы Петровны было 15000 платьев?

Елизавета Петровна – дочь Петра I. Она правила Россией в 1741-1761г.

Многое в истории России мы связываем с её именем: и открытие в 1755 году в Москве первого университета, и отмену смертной казни, именно при ней творил и работал М.В. Ломоносов.

Но знаете ли вы, что Елизавета Петровна очень любила балы, а значит, и наряды. Талантливые портнихи, которые были привезены в столицу, ежедневно шили ей новые платья. Заказам не было конца. Ведь было  в её гардеробе более 15 тысяч платьев!  Да, любая современная модница позавидует такому богатству!

Известен факт, что императрица не появлялась на балах, деловых встречах дважды в одном и том же наряде. А иногда и в течение одного вечер несколько раз меняла наряды, особенно если это были балы, на которые приглашались известные гости из других государств.

По своей природе она была очень весёлой, жизнерадостной, часто на её лице была милая улыбка. Внешне Елизавета Петровна была очень привлекательна и в своих великолепных платьях, да ещё с милой улыбкой была просто восхитительна!

А ещё императрица была настоящей законодательницей моды, именно она вводила новые элементы в свою одежду, которая всегда поражала и красотой, и роскошью, и богатством, и , что не мене важно, вкусом.

Платья императрице шили из самых дорогих тканей. Именно она установила закон , по которому ни один иноземный торговец не имел права продавать свои ткани, пока их не осмотрит Елизавета Петровна. Естественно, что при этом она выбирала самые лучшие и необычные ткани себе. А чуть позже очаровывала окружающих новым нарядом.

 

Какова же судьба платьев Елизаветы Петровны?

Сегодня все они находятся в Государственном музее России в Москве, в текстильном отделе.

Вы можете себе представить, какой популярностью пользуется эта коллекция! Такого великолепия вряд ли где можно увидеть ещё в мире.

Вот такой модницей была дочь Петра I!

Автор: Мельникова Вера Александровна

Исторический портрет Елизаветы Петровны вы можете прочитать на данном сайте.

Коронационное платье Елизаветы Петровны

Платье Елизаветы Петровны. Государственный музей. Москва.

Платье Елизаветы Петровны. Государственный музей. Москва.

Платье Елизаветы Петровны. Государственный музей. Москва.

Одно их многочисленных платьев Елизаветы Петровны.

istoricheskij-portret.ru

роскошная жизнь Елизаветы I: Явления: Ценности: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох. В прошлый раз мы рассказывали о великом полководце и первом императоре Франции Наполеоне I, который сам себя короновал, бегал за любовницами в одной сорочке и раздавал европейские королевства своим родственникам. В этой статье речь пойдет об английской королеве Елизавете I, которая ради власти казнила сестру и навсегда сохранила девственность.

«О боже, нами будет править женщина!» — раздался в толпе шепот сразу после коронации Елизаветы I. Тогда немногие могли представить, что ее 45-летнее правление станет одним из самых славных периодов в истории Англии, ее золотым веком.

Сама церемония проходила 15 января — придворный астролог высчитал для этого самый благоприятный день. Еще прозябая в поместье в Вудстоке, где будущая правительница находилась в своего рода ссылке, она продумала все торжество до мелочей, но сейчас стала сильно волноваться, что что-то может пойти не так.

25-летняя Елизавета выбрала для коронации красное бархатное платье, богато расшитое драгоценными камнями. Она выглядела намного моложе своих лет и казалась совсем молодой девушкой. Вначале ей на голову надели корону Тюдоров — ту, что принадлежала ее отцу Генриху VIII. Она то и дело норовила сползти. После этого корону заменили на ту, что изготовили специально для правительницы Елизаветы.

«Ее коронуют простоволосой», — переговаривались в толпе. В то время взрослые женщины старались скрывать волосы под шляпами, чепцами или шапочками, распущенные волосы могли носить только молодые незамужние девушки. С непокрытой головой в то время в Англии ходили только дамы легкого поведения. Как впоследствии выяснилось, Елизавета выбрала такую прическу — с расчесанными волосами длиной до плеч — неслучайно.

Богато разодетые придворные, блеск от украшений которых, казалось, мог раскрасить даже такой пасмурный январский день, флаги, тысячи лондонцев, надевших свои лучшие костюмы и платья, крики восторга и приветствия слились воедино. Служба в Вестминстерском аббатстве шла на латыни, но королева и ее приближенные произносили слова по-английски. Это стало одним из первых распоряжений новоиспеченного монарха — богослужения должны быть понятны всем англичанам.

Сразу после церемонии королевские придворные начали раздавать беднякам милостыню. Ежедневно 30 человек получали по пять пенсов, большое количество денег и мелких подарков раздавали на Пасху и на Страстной неделе, во время поездок королева собирала вокруг своей кареты толпы нищих, тратя на них более 240 фунтов стерлингов в год.

После коронации стало понятно, почему королева отправилась на торжество с непокрытой головой, всем своим видом символизируя невинность. Елизавета произнесла фразу, которую тогда мало кто воспринял всерьез: «Для славы Божьей, для блага государства, я решила нерушимо хранить обет целомудрия. Взгляните на мой государственный перстень — им я уже обручилась с супругом, которому неизменно буду верна до могилы (…). Мой супруг — Англия, дети — мои подданные (…). Желаю, чтобы на моей гробнице написали: "Жила и умерла королевой и девственницей"».

Почему монарх с таким упорством отвергала возможность выйти замуж, доподлинно не известно. Придворные выдвигали разные версии. Родившаяся в семье деспотичного Генриха VIII и Анны Болейн, которую жестокий супруг казнил за «измену королю и престолу», Елизавета на всю жизнь вынесла урок: одно дело увлекаться мужчинами, другое — выходить замуж, попадая в полную зависимость от мужа.

Выдвигалось даже предположение, что у королевы был какой-то физический недостаток, из-за которого она не могла вести супружескую жизнь. Однако такая теория была маловероятной. Биографы вообще ставят целомудрие Елизаветы под сомнение. Они уверены: скорее всего, честолюбивая и амбициозная Елизавета, обладавшая независимым характером, просто стремилась к единоличной власти. Будучи довольно расчетливым политиком, она понимала, что наличие супруга, а тем более наследника может ослабить ее безграничное влияние.

Европейские монархи, впрочем, этого не знали и не уставали предлагать королеве руку и сердце. Первым государем, посватавшимся к Елизавете, был Филипп Второй Испанский, вдовец ее старшей сестры Марии Тюдор, вошедшей в историю как Кровавая Мэри. В своем послании он открыто говорил, что «готов взять на себя заботы по управлению государством, более подобающие мужчине». Помимо этого, он призывал королеву отказаться от протестантизма и принять католичество.

После этого поступали предложения от эрцгерцога австрийского Карла, наследного принца Эрика XIV Шведского. Был среди претендентов и русский царь Иван Грозный, посылавший королеве бриллианты. Получив отказ, как и остальные претенденты, русский монарх отправил королеве весьма грубое письмо, в котором назвал Елизавету «пошлой девицей». Несмотря на это обстоятельство, главы государств продолжили обмениваться посланиями.

Ходили слухи, что правительница Англии отказывала другим мужчинам из-за связи с Робертом Дадли, ставшим одним из главных ее фаворитов. Многие при дворе злословили, что королева и Дадли были любовниками и что Елизавета даже ждала от него ребенка. Впрочем, никаких документальных подтверждений этому нет. Не вызывает сомнения только то, что глава государства была пылко влюблена в этого мужчину, а он отвечал ей взаимностью.

При дворе молодого фаворита, на которого как из рога изобилия сыпались поместья, новые титулы и денежные вознаграждения, невзлюбили. Особую ненависть у окружения Елизаветы он стал вызывать, став вдовцом. Супругу Дадли обнаружили в ее доме с переломанной шеей. Подданные были уверены, что за ее смертью стоит Роберт, решивший избавиться от нелюбимой жены, чтобы затем сделать предложение королеве. Но этого не произошло. Официальный брак бросил бы тень на правительницу и только подтвердил бы подозрения в причастности ее возлюбленного к убийству.

Впрочем, Дадли не единственный фаворит в окружении Елизаветы. Кристофер Хаттон, хранитель королевской печати, не уставал отправлять монарху восторженные послания, в которых сравнивал служение правительнице с «даром небес», сообщая, что нет ничего хуже в его жизни, чем быть в удалении от нее.

Были и другие фавориты, посвящавшие Елизавете восторженные оды. Однако монарх с упорством сохраняла сложившийся образ королевы-девственницы, пожертвовавшей собой во имя государства. Англичане любили свою правительницу, сравнивая ее то с Девой Марией, то с богиней Дианой.

То, что Елизавета вообще когда-нибудь взойдет на престол, вначале было сложно представить. Казнив ее мать, отец-монарх объявил девочку незаконнорожденной и отправил в опалу в поместье Хетфилд. Никто особо не занимался ее воспитанием и манерами. Маленькая Бесс делала это сама, читая философские книги — от Платона до Томаса Мора, и посвящая все свободное время учебе. Став королевой, она свободно общалась без переводчиков с иностранными послами, в совершенстве знала, помимо родного английского, латинский, греческий, французский и итальянский языки.

Министры в окружении Елизаветы признавали, что она была одной из самых образованных женщин своего времени, однако в частной переписке жаловались на капризы королевы. По их словам, она была довольно нерешительна. Например, издав очередной указ, могла уже через день его отменить, порой изменения и вовсе происходили в течение часа. «Такая неразбериха не дает нам спать спокойно», — жаловался один из них в письме.

Еще одним раздражителем было засилье фаворитов Елизаветы, на которых она не жалела крупных сумм денег, ответственных постов, драгоценностей и поместий. Придворным дамам приходилось мириться с ревностью и тщеславием своего монарха. Королева не терпела, когда кто-то рядом с ней был одет богаче и роскошнее. Таких женщин она мгновенно отстраняла от двора.

Единственной законодательницей моды в стране считалась сама правительница. Так, в 1556 году на одном из официальных мероприятий в Оксфорде она появилась в удлиненных до локтя перчатках. Они сразу же стали популярны по всей Англии. В гардеробе королевы было свыше 3 тысяч платьев. Считается, что именно она ввела моду на высокие воротники, лежавшие на плечах и скрывавшие недостатки. На всех портретах она изображена в закрытой одежде с большим количеством украшений на шее. Говорили, что монарх довольно стеснительна. В своем завещании она просила не осматривать ее тело после смерти.

Правление Елизаветы I называют золотым веком, считается, что именно при ней были заложены основы британского владычества на море, значительно расширились границы государства, в стране утвердился протестантизм, при ней прославился британский философ и историк Фрэнсис Бэкон, а также Уильям Шекспир создал свои великие произведения. Покровительница искусств и победительница Испании, Елизавета не унаследовала кровожадный характер своего отца. Однако один эпизод ей все-таки ставят в вину — казнь двоюродной сестры Марии Стюарт, королевы Шотландии.

Пока правительница Англии убеждала всех в своей невинности, Мария пленяла мужчин и сходила с ума от любовных похождений. Получив убежище в Англии, она оказалась втянута в провокационную переписку, в которой обсуждались планы ее вхождения на престол вместо Елизаветы. Королева решила судить родственницу, которую в итоге признали виновной в государственной измене и приговорили к смертной казни. Пока одни уверяли, что английский монарх просто избавилась от опасной конкурентки в борьбе за власть, другие считали, что Елизавета отправила Марию на смерть из зависти к ее личному счастью.

На закате жизни, несмотря на недомогание, английская королева продолжала заниматься танцами, верховой ездой, сидела на специальной диете, а также заботилась о своем внешнем виде. На протяжении всей жизни она надевала медно-рыжий парик и густым слоем наносила на лицо белила, скрадывавшие следы от некогда перенесенной оспы. Ходили слухи, что моду на парики глава государства ввела из-за того, что облысела в 29 лет.

Елизавета умерла в своем дворце в Ричмонде в возрасте 69 лет, ее похоронили в Вестминстерском аббатстве. Она на 15 лет пережила Роберта Дадли. Как говорили ее подданные, он был единственным мужчиной, которого правительница всерьез рассматривала на роль супруга. Незадолго до кончины своим наследником пожилая королева выбрала 36-летнего монарха Шотландии Якова, сына казненной Марии Стюарт. Взойдя на английский престол, Яков I приказал перенести останки своей матери в Вестминстерское аббатство. Марию Стюарт похоронили неподалеку от кузины, королевы Елизаветы.

lenta.ru

Елизавета Петровна — первая модница империи — Рамблер/субботний

Именно Елизавета Петровна привила русскому дворянству любовь к французской культуре: галлы-гувернеры, учителя танцев, портные и знатоки этикета привнесли в духовную практику роскошные придворные балы да и европейский образ жизни в целом. Тяга к светским развлечениям повлекла за собой и необходимость в соответствующем гардеробе — у самой императрицы насчитывалось более 15 тысяч платьев!

Известно, что Елизавета не появлялась в одном и том же костюме дважды, предпочитая менять наряды даже по несколько раз в день. Следуя заветам отца, она повсеместно внедряла каноны и нормы западного мировоззрения, сосредоточившись, однако, не на реформировании промышленности или государственного управления, а на созидании основ национального самосознания.

Взойдя на престол, Елизавета Петровна сразу же декларировала верность заветам отца, преемственность его видения развития страны. Введя мораторий на смертную казнь, действовавший до самого конца ее царствования, она повторила петровские распоряжения о необходимости бритья бороды и ношения европейского костюма.

Страстная любительница барокко, императрица привнесла стремление к роскоши и величию даже в мелочах, так что русский императорский двор 1740 — 50-х годов слыл одним из наиболее изысканных в Европе: сановные вельможи «изыскивали в одеянии — все, что есть богатее, в столе — все, что есть драгоценнее, в питье — все, что есть реже, в услуге — возобновили прежнюю многочисленность служителей, приложили к оной пышность в одеянии их». Так, пышность обстановки и излишества в одежде стали мерилом общественной значимости и обязательным атрибутом принадлежности к высшему сословию.

>> Крушение императорского поезда: как это было

Тяга к переодеваниям и любованиям перед зеркалом занимала будущую императрицу с самого детства: современники вспоминают, как маленькая цесаревна встречала отца, вернувшегося из заграничных переговоров в 1717 году, щеголяя в традиционном наряде испанской инфанты, а во время введенных через год регулярных ассамблей Елизавета не упускала возможности покрасоваться перед публикой в платьях, вышитых серебром и золотом, в блистающем бриллиантами головном уборе. На знаменитом портрете того времени нарядная Елизавета изображена с крылышками за спиной — таким аксессуаром часто наделяли девочек до наступления совершеннолетия. Что касается остальных забав юной Елизаветы, то ее воспитание по сути сводилось к типичному набору навыков и умений, которые входили в образовательную норму русской дворянки последующих эпох: чтение французских романов, уроки танцев и этикета. Отметим, правда, что будущее дочери Петр представлял весьма однозначно — в качестве супруги французского короля Людовика XV, брак с которым активно лоббировал русский царь.

Причудливый стиль узоров и орнаментов барокко, кажется, очень соответствовал мировоззрению Елизаветы Петровны, в характере которой успешно сочеталась и неудержимая страсть к веселью, и истовая набожность, когда, по меткому замечанию Ключевского, «от вечерни она шла на бал, а с бала поспевала к заутрене, благоговейно чтила святыни и обряды русской церкви, выписывала из Парижа описания придворных версальских банкетов и фестивалей и до тонкости знала все гастрономические секреты русской кухни».

Сдерживаемая неблагосклонностью предыдущей правительницы Анны Ивановны, тяга к роскошеству вышла на свободу с самого начала правления Елизаветы: по воспоминаниям Екатерины II, «дамы тогда были заняты только нарядами, и роскошь была доведена до того, что меняли туалет по крайней мере два раза в день… Игра и туалет наполняли день». Театрализация поведения и публичного образа, так свойственная европейской культуре галантного века (истоки коренятся в имидже «короля-солнца» Людовика XIV), нашла свое воплощение в нравах и характере русской императрицы.

Внутренняя политика интересовала Елизавету в гораздо меньшей степени, чем унификация нарядов своих придворных, поэтому регулярно издают множество указов за авторством императрицы, регламентирующих модные тенденции: например, необходимо было являться на бал каждый раз в новом платье, а по приказу Елизаветы гвардейцы даже метили специальными чернильными печатями наряды гостей, чтобы отмеченные не смели в дальнейшем появляться в обществе в старых одеждах. Штатной придворной должностью стали поставщики-«байеры» парижских модных новинок — товаров, которые, завоевав популярность у себя на родине, незамедлительно отправлялись в Петербург, где императрица придирчиво отбирала образцы тканей и орнаментов.

>> Охота на ведьм на Руси

Елизавета в свое время воспринималась как настоящая красавица. Так, не скрывавшая своего восхищения Екатерина II писала: «Хотелось бы смотреть, не сводя с нее глаз, и только с сожалением их можно было оторвать от нее, так как не находилось ни одного предмета, который бы с ней сравнялся». Этой своей природной красотой императрица всегда стремилась воспользоваться, причем все в той же игровой, театрализованной манере — устраивая балы-маскарады или «метаморфозы», как называли эти придворные развлечения. Основной идеей стала форма травестии, когда мужчины одевались в женские платья, а женщины вынуждены были примерить мужские наряды.

Самодержавная власть императрицы безоговорочно распространялась на бытовые культурные практики: по указу Елизаветы все придворные дамы должны были обрить головы и надеть черные парики. Причина этого весьма сурового указа органично укладывалась в психологический образ императрицы: не сумев до конца вывести краску из собственной прически, она вынуждена была остричь волосы и, чтобы умерить переживания, приказала разделить горе своим подданным. По ее велению вдруг «все дамы надели на полуюбки из китового уса короткие юбки розового цвета, с еще более короткими казакинами из белой тафты, и белые шляпы, подбитые розовой тафтой, поднятые с двух сторон и спускающиеся на глаза». Екатерина II иронично прокомментировала эту ситуацию: «Окутанные таким образом, мы походили на сумасшедших, но это было из послушания».

_>>_ Судьба детей императора Александра II

Императрица проявляла заметную монаршую зависть к нарядам своих придворных, особенно женщин, которые, как ей казалось, могли превосходить по роскоши блеск одежд царственной особы. Статс-даму двора Наталью Лопухину, появившуюся на балу в похожем на царское платье, Елизавета публично отхлестала по щекам, после чего несчастная женщина упала в обморок, не выдержав унижения. Увидев, что ее сопернице стало плохо, императрица съязвила: «Ништо ей, дуре!», а впоследствии подвергла Лопухину жестокой экзекуции. Еще большую обиду нанес Елизавете отзыв ее несостоявшегося жениха Людовика XV, который, желая посмеяться над одной из своих фрейлин, сказал: «Как вы смешно сегодня одеты, словно русская царица!» Императрица очень жестко отреагировала на пересказанную ей историю, что повлекло за собой серьезное охлаждение русско-французских отношений.

С годами здоровье императрицы становилось все слабее, а красота постепенно увядала: страстная любительница торжеств и придворных балов, она теперь все реже и реже появлялась в обществе. Иностранцы, пребывавшие в то время при русском дворе, писали, что императрица отказывается заниматься государственными делами, и приходится выжидать по полгода, чтобы обсудить с ней подписание того или иного письма или указа. Императрица была весьма суеверна (на слово «смерть» было наложено негласное табу), а потому, когда осенью 1761 года во вновь отстроенной резиденции в Царском селе разразилась сильная гроза, Елизавета сочла такое буйство стихии дурным предзнаменованием. И печальное предвестие оправдало себя: 25 декабря императрица скончалась. Даже на смертном одре Елизавета сохраняла царское величие и торжественность, когда «в роскошной серебряной робе с кружевными рукавами и золотой короной на голове, она, даже отправляясь на тот свет, была одета, как истинная модница».

weekend.rambler.ru

В Царском Селе открылась выставка личных вещей императрицы Елизаветы Петровны

Окунуться в вихрь придворных балов и императорских застолий - такую возможность получили посетители выставки, которая открылась в Царском Селе. Её организаторы попытались в точности восстановить дух эпохи Елизаветы Петровны.

Среди экспонатов - сервизы, мебель, наряды и украшения государыни, которые чудом сохранились до наших дней. Блеск и роскошь императорского двора производят неизгладимое впечатление на посетителей.

Впервые после революции в Екатерининском дворце Царского Села сервируют стол Растрелли. Для императрицы Елизаветы, дочери Петра, архитектор лично придумал и изготовил эту мебель. Все вещи - подлинные. К ним прикасалась рука царицы. На приборах золотое клеймо Императорского фарфорового завода. Это личный гарнитур Елизаветы. Он так и называется - собственный.

Татьяна Еникеева, главный хранитель государственного музея-усадьбы "Кусково": "Очень редко бывает, что такие хрупкие вещи затейливой формы сохраняются до наших дней. Большая редкость. Очень красиво. Посмотрите, где марочка стоит. Больше поставить некуда было - поставили на черенок".

Фарфор Елизаветы после революции попал в усадьбу Кусково. Сегодня ее личные вещи привезли из Москвы в Царское Село специально для выставки, которая посвящена сразу двум круглым датам.

Триста лет назад родилась Елизавета Петровна, и спустя полгода было основано Царское Село. Именно при Елизавете небольшая загородная усадьба превратилась в императорскую резиденцию.

Ольга Таратынова, директор ГМЗ "Царское Село": "Мы Елизавете обязаны многим. И Царское Село и Петербург, практически весь Растрелли в Петербурге, и Смольный собор, и Смольный монастырь, дворец - это все Елизавета-матушка".

Здесь она принимала иностранцев. Тогда и пошла слава о русском дворе, как о самом роскошном в Европе. Золото, зеркала и 15 тысяч платьев.

За один прием в зале дворца Елизавета переодевалась, как минимум, три раза. Ее наряды и сейчас пытаются воспроизвести модельеры. Платье из бумаги, копия подлинного - от кутюрье из Бельгии. Изящество даже в бытовых мелочах - отличительная черта Елизаветы Петровны.

Ираида Ботт, заместитель директор по научной работе ГМЗ "Царское Село": "Это дорожный прибор, который она возила с собой. Она была темпераментна. Любила быструю езду. Расстояние от Москвы до Петербурга преодолевала очень быстро, за двое суток. Это, действительно, рекордное время".

Ложки, вилки, ножи - работы русских мастеров. Немецкий янтарь остался от отца Петра Великого. Шахматы, шкатулки, броши Елизаветы хранились в запасниках Царского Села.

А картина неизвестного художника прибыла из Москвы. Прежде она никогда не выставлялась, и потому мало знакома даже искусствоведам.

Людмила Сягаева, заместитель директора государственного музея-усадьбы "Кусково": "Это Петербург 1753 года. Государыня направляется из Зимнего дворца, еще тогда Анны Иоанновны, по Невскому проспекту. Вы можете видеть купол церкви Рождества Богородицы, где сейчас стоит Казанский собор. Подъезжает к Летнему саду".

Музейщики смогли реконструировать царский прием того времени. Разноцветные завитки - это бисквит. Гости могли отрезать куски от общего торта и закусывать золотыми яблоками. Иногда среди шоколадных и сахарных фигур в шутку могли положить и деревянные.

Сегодня все это – муляжи, а подлинные кулинарные шедевры остались лишь на страницах воспоминаний современников и в книгах рецептов того времени.

www.1tv.ru

Елизавета Петровна: императрица, одержимая страстью к красивым нарядам - Кликабол. Всё самое интересное - здесь

15 лет назад, 26 марта 2005 г. ушла из жизни замечательная актриса, народная артистка СССР Клара Лучко, известная зрителям по ролям в фильмах «Кубанские казаки», «Цыган» и «Возвращение Будулая».
В кино она играла простых женщин из народа, добрых, верных и честных, ее называли эталоном красоты славянского типа, а в отрицательных ролях Лучко просто невозможно было представить. За кадром она тоже всегда оставалась неизменно доброжелательной и лучезарной, и никто не подозревал о том, как была обманчива ее внешность, и что на самом деле происходило у нее в душе…

Клара Лучко в детстве и в юности

Клара Лучко всегда выглядела и вела себя так, как будто была потомственной дворянкой. Но на самом деле дворян в ее роду не было, она родилась в украинском селе Чутове. Поскольку отец был директором совхоза в одном районе, а мать – председателем колхоза в другом, воспитанием дочери им заниматься было некогда, и девочку вырастила ее тетя, неграмотная баба Киля.

С детства Клара (названная в честь революционерки Клары Цеткин) росла очень замкнутой и нелюдимой, а общению со сверстниками предпочитала книги. Но еще в школе она начала заниматься в драматическом кружке и мечтала стать актрисой. В школе ее дразнили «жирафой» из-за высокого роста и нескладной фигуры. В 6-м классе Клара влюбилась в 9-классника и, чтобы привлечь его внимание, прыгнула с парашютом с вышки. Хотя на ее избранника это впечатления не произвело, девочка не пожалела о своем решении. «Зато благодаря такому поступку я испытала огромное наслаждение от полета», – говорила она.

Она всегда производила впечатление очень мягкой, женственной и робкой девушки, но внешность была обманчивой. За этим фасадом скрывался волевой и стойкий характер. Сама о себе Клара говорила: «Я сама из запорожских казаков. Фамилия моя имеет военное происхождение. «Лучко» – это от слова «лучник», то есть стрелок из лука. Что-то есть в характере такое, что дает расправить спину, так и чувствую по жизни – меня трудно согнуть. Чтобы я звания или ордена просила? Да не нужны они мне. Главное, что тебя принимают зрители – их не обманешь». И за себя она могла постоять при необходимости.

Клара Лучко в фильме *Три встречи*, 1948

Если бы не ее упорство и настойчивость, зрители никогда бы не увидели ее на экранах. Когда Клара Лучко поступала во ВГИК, конкурс проходил в 3 этапа, и к последнему допускали только 12 человек. Клара оказалась 13-й, но сумела убедить комиссию дать ей шанс. Даже ее украинский акцент не помешал ей стать студенткой этого вуза, правда, педагог по технике речи поставил ей жесткое условие: или она избавляется от акцента, или будет отчислена. Клара с утра до ночи занималась, декламировала стихи, зачитывала большие отрывки прозы, и на экзаменах показала блестящий результат! ВГИК она окончила с красным дипломом.

Кадр из фильма *Двенадцатая ночь*, 1955

На ее характер обратили внимание и педагоги Сергей Герасимов и Тамара Макарова, на курсе которых Клара Лучко училась во ВГИКе. Однажды Макарова сравнила свою ученицу с цветком петунией. «Рядом со ВГИКом была клумба, и я попросила показать эту неизвестную мне петунию. И вижу – чахлый, засохший, несчастный бледно-сиреневый граммофончик, который пробивается из растрескавшейся земли. Я поняла, что мой педагог говорила о моем характере…», – рассказывала Клара.

Клара Лучко (слева) в фильме *Кубанские казаки*, 1949

Возможно, именно благодаря своему характеру она и смотрелась так убедительно в роли Даши Шелест в «Кубанских казаках». Эта работа превратила 25-летнюю актрису в лауреата Государственной премии и звезду всесоюзного масштаба, фильм посмотрели более 40 млн зрителей, а настоящие кубанские казаки так поверили ее героине, что вручили актрисе грамоту «Почетная казачка». В городе Курганинске ей поставили памятник: сноп пшеницы, обвитый кинолентой с надписью: «Стела в честь великой актрисы Клары Степановны Лучко». Сама она была крайне удивлена таким успехом – говорила, что никакого характера не создавала, просто играла саму себя в предлагаемых обстоятельствах.

Кадр из фильма *Красные листья*, 1958

Народная артистка СССР Клара Лучко

Ею восхищались тысячи зрителей и в СССР, и за рубежом, где она побывала в 1953 г. с фильмом «Возвращение Василия Бортникова». На Каннском кинофестивале советская актриса произвела фурор, от нее были в восторге художники Пабло Пикассо и Фернан Леже. А сама она снова не испытывала по этому поводу ни гордости, ни восторга: «На протяжении всей жизни мне присуждали огромное количество титулов и регалий. И «женщина тысячелетия», и «женщина Америки», «женщина Индии», но я всегда улыбаюсь, получая эти награды. Это же нельзя воспринимать всерьез. Конечно, это просто условности, и относиться к ним надо соответствующе».

Клара Лучко в фильме *Снежная сказка*, 1959

Казалось, до 40 лет она была любимицей Фортуны. Но после этого рубежа в ее жизни наступил новый, очень тяжелый период. В 1960-х гг. после инфаркта ушел из жизни ее 54-летний муж, актер Сергей Лукьянов. Актриса осталась одна с маленькой дочерью, к тому же в ее карьере после шумного успеха наступило долгое затишье. И хотя больших ролей ей больше не предлагали, Клара Лучко бралась за любую работу – она считала, что актерская профессия не терпит простоев, и старалась не терять творческой формы.

Кадр из фильма *Опекун*, 1970

Народная артистка СССР Клара Лучко

Такая стратегия принесла плоды: когда актрисе было уже 54, она сыграла 40-летнюю главную героиню в фильме «Цыган», а через 6 лет – в продолжении, «Возвращение Будулая». Начался новый виток ее популярности, такого успеха у нее не было даже в молодости. А через 8 лет после ухода мужа она познакомилась с журналистом и писателем Дмитрием Мамлеевым, с которым вновь обрела личное счастье.

Кадр из фильма *Цыган*, 1979

Клара Лучко в фильме *Цыган*, 1979

О том, что творилось у нее в душе, не знал никто. Она была сдержанным, деликатным и скромным человеком и считала недопустимым жаловаться на свои трудности, переживания и болезни. Актриса говорила, что когда была не в духе, попросту не выходила из дома. Поэтому никто никогда не видел ее в слезах, в плохом настроении, без улыбки на лице. Наверное, состояние гармонии с собой и окружающим миром позволяло ей оставаться всегда такой органичной и на экране, и за кадром.

Клара Лучко в фильме *Карнавал*, 1981

Кадр из фильма *Мы, нижеподписавшиеся*, 1981

До последних дней актриса великолепно выглядела. На публике она появлялась в неизменных элегантных нарядах и шляпках, поражая всех аристократизмом манер, а на вопрос о секрете ее красоты и молодости отвечала, что сама все делает по дому, моет полы и готовит, а на даче выращивает цветы. А главным рецептом красоты считала то, что никогда никому не завидовала и не желала зла.

Актриса в 1999 г.

26 марта 2005 г. сердце Клары Лучко перестало биться. Она ушла на 80-м году жизни, причиной врачи назвали оторвавшийся тромб. О ее плохом самочувствии никто не догадывался, ведь она никогда не жаловалась на здоровье, поэтому ее уход стал для многих настоящим шоком. Она оставила после себя десятки великолепных ролей в кино и добрую память всех, кто ее знал. Актриса Людмила Хитяева говорила о ней: «Главный завет, который оставила нам Клара Лучко, – спешите делать добро. Мы всегда брали с неё пример и как с актрисы, и как с человека, который всю свою жизнь посвятил служению людям».

Клара Лучко в фильме *Парк советского периода*, 2006

 

 

klikabol.mirtesen.ru

«Веселая царица» Елисавет – статьи

Фридрих Берхгольц о внешности Елизаветы: «По левую сторону царицы стояла вторая принцесса, белокурая и очень нежная, лицо у нее, как и у старшей (Анны) очень приятно, чрезвычайно приятное. Она двумя годами моложе и меньше ростом, но гораздо живее и полнее старшей, которая немного худа».

Польский историк и писатель Казимир Валишевский: «Через три месяца после своего прибытия в Москву на коронацию она успела, по свидетельству Ботта, надеть костюмы всех стран в мире. Впоследствии при дворе два раза в неделю происходили маскарады, и Елизавета появлялась на них переодетой в мужские костюмы — то французским мушкетером, то казацким гетманом, то голландским матросом. У неё были красивые ноги, по крайней мере, её в том уверяли. Полагая, что мужской костюм невыгоден её соперницам по красоте, она затеяла маскированные балы, где все дамы должны были быть во фраках французского покроя, а мужчины в юбках с панье».

«Она охотно уезжала с бала к заутрене, бросала охоту для богомолья; но во время этих богомолий говенье не мешало ей предаваться мирским и весьма суетным развлечениям. Она умела превращать эти благочестивые путешествия в увеселительные поездки. Совершая путешествие пешком, она употребляла недели, а иногда и месяцы на то, чтобы пройти шестьдесят верст, отделяющие знаменитую обитель от Москвы. Случалось, что, утомившись, она не могла дойти пешком за три, четыре версты до остановки, где приказывала строить дома и где отдыхала по несколько дней. Она доезжала тогда до дома в экипаже, но на следующий день карета отвозила её к тому месту, где она прервала своё пешее хождение. В 1748 году богомолье заняло почти все лето»

Испанский посланник герцог де Лирна в 1728 году писал: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У нее удивительный цвет лица, прекрасные глаза, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и ездит верхом без малейшего страха. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива».


Елизавету Петровну провозглашают императрицей

Указ, подписанный Елизаветой: «Отныне и впредь и будущую зиму при дворе ее императорского величества каждую продолжавшуюся неделю по нижеписанным дням быть, а именно: по воскресеньям — куртагам, по понедельникам — интермедиям, по вторникам — придворным маскарадам, по четвергам — комедиям французским».

Фельдмаршал граф Миних: «Императрица Елизавета обладала прекрасной наружностью и редкими душевными качествами. Она имела необыкновенно живой характер, была очень стройна и хороша собою, смела на лошади и на воде, и, несмотря на свою полноту, ходила так скоро, что все вообще, а дамы в особенности, едва могли за нею поспевать»


Жена английского резидента в Петербурге К. Рондо: «Принцесса Елизавета… красавица. Она очень бела; у нее не слишком темные волосы, большие и живые голубые глаза, прекрасные зубы и хорошенький рот. Она расположена к полноте, но очень мила и танцует так хорошо, как я еще никогда не видывала»

В 1728 году Рондо писал: «Принцесса Елизавета теперь в большом фаворе. Она очень красива и любит всё то, что любит царь: танцы, охоту, которая ее главная страсть… Эта принцесса пока не вмешивается в дела государства, так как всецело отдается удовольствиям, она сопровождает молодого царя всюду, где бы он ни показался»

Английский дипломат Виш: «Ни одна принцесса в Европе не всходила на троны, обещая быть более великим человеком, и провидение ее достаточно одарило всеми качествами и всеми талантами, нужными для того, чтобы быть любимой и уважаемой своими подданными и другими нациями»

Французский дипломат Ж.-Л. Фавье: «Сквозь всю ее доброту и гуманность… в ней нередко просвечивает гордость, высокомерие, иногда даже жестокость, но более всего подозрительность»

Современник: «Она была набожна без лицемерства и уважала много публичное богослужение»

Екатерина II: «(У Елизаветы) была привычка, когда она должна была подписать что-нибудь особенно важное, класть такую бумагу, прежде чем подписать, под изображение плащаницы, которую она особенно почитала; оставивши её там некоторое время, она подписывала или не подписывала ее, смотря по тому, что ей скажет сердце»

diletant.media

Кто она – главная модница России? — История России

Гламурные журналы всего мира наперегонки рассказывают читателям о тех или иных модницах – обладательницах бесчисленных коллекций одежды и обуви. Например, у Селин Дион в гардеробе 3000 пар обуви, у Пэрис Хилтон – 2000, а вот у американки Дарлин Флинн их 16 400 (!) – правда, в эту коллекцию входит все, что хотя бы отдаленно напоминает обувь. На самом деле, гардероб этих дамочек не идет ни в какое сравнение с теми коллекциями одежды и обуви, которыми обладала российская императрица Елизавета Петровна.

Придя к власти путем дворцового переворота в конце 1741 года, она сразу проявила себя как верная последовательница заветов своего отца – Петра I. Однако это касалось в большей степени канонов и норм западного мировоззрения. Реформирование промышленности и государственного управления как-то само собой отошло на второй план. Императрица активно насаждала любовь к французской культуре: роскошные балы следовали за маскарадами, а все это требовало гувернеров, учителей танцев, портных и специалистов по части этикета. Нескончаемая череда светских развлечений предполагала и наличие огромного гардероба.

>

Практически невозможно было соперничать с красотой и великолепием выписанных из Парижа нарядов, которые могла позволить себе императрица. К тому же представительниц прекрасного пола, считавших, что государыне в этом вопросе можно бросить вызов, ждали не очень приятные последствия. Француз Фавье, наблюдавший Елизавету в последние годы ее жизни, отмечал, что голова императрицы была украшена бриллиантами и диадемой, которую носить могла только она. Прическа Елизаветы – тоже только для нее, другие женщины так причесываться не имели права.

Справедливости ради, надо сказать, что Елизавета Петровна не одна блистала в ослепительных нарядах. Российский императорский двор 1740–50-х годов был одним из самых роскошных в Европе. Императрица, отдававшая предпочтение барокко, добивалась того, чтобы пышность обстановки и излишество в одежде стали мерилом общественной значимости и обязательным атрибутом принадлежности к высшему сословию.

О гардеробе Елизаветы Петровны слагали легенды. После смерти царицы доступ к ее нарядам получил преемник, император Петр III. Его взору предстали два сундука шелковых чулок, лент, башмаков и туфель общим количеством в несколько тысяч. Главным кладом гардероба стало 15 тысяч различных платьев, многие из которых ни разу не надевались, а в некоторых государыня появилась на публике всего один раз. Своей очереди дожидались сотни подготовленных отрезов богатых французских тканей.

К сожалению, до наших дней легендарный гардероб Елизаветы Петровны не сохранился. Сегодня можно увидеть только коронационное платье императрицы, находящееся в экспозиции Оружейной палаты Московского Кремля.

histrf.ru

Биография императрицы Елизаветы I Петровны

В 14 лет Елизавету объявили совершеннолетней и стали подыскивать ей женихов. Петр I предполагал выдать ее за французского короля Людовика XV. Этот план не осуществился, и Елизавету начали сватать за второстепенных немецких князей, пока не остановились на принце Голштинском Карле Августе. Но смерть жениха расстроила этот брак. Так и не дождавшись жениха голубых кровей, 24 летняя красавица отдала сердце придворному певчему Алексею Разумовскому.

Разумовский, украинский казак, с 1731 года был солистом императорской капеллы. Когда Елизавета Петровна заметила его, она выпросила его у Екатерины I. Когда Разумовский потерял свой голос, она сделала его бандуристом, позже поручила ему управлять одним из своих имений, а затем и всем своим двором. Есть сведения, что в конце 1742 года она сочеталась с ним тайным браком в подмосковном селе Перове.

Став императрицей, Елизавета возвела своего морганатического супруга в графское достоинство, сделала фельдмаршалом и кавалером всех орденов. Но Разумовский сознательно устранился от участия в государственной жизни.

По описанию современникам, Елизавета Петровна была по-европейски хороша собой. Высокого роста (180 см), имела слегка рыжеватые волосы, выразительные серо-голубые глаза, правильной формы рот, здоровые зубы.

Испанский посланник герцог де Лирна в 1728 году писал о цесаревне: "Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У нее удивительный цвет лица, прекрасные глаза, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и ездит верхом без малейшего страха. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива".

Во время правления своей матери Екатерины I и своего племянника Петра II Елизавета вела веселую жизнь при дворе. При императрице Анне Иоанновне и правительнице регентше Анне Леопольдовне ее положение стало тяжелым. Елизавета Петровна лишилась блестящего положения при дворе и была вынуждена почти безвыездно жить в своей вотчине, Александровской слободе.

В ночь на 25 ноября 1741 года при помощи роты гвардейцев Преображенского полка Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот. Маленький император Иван VI и его семья были арестованы, фавориты прежней императрицы были приговорены к смертной казни, однако затем были помилованы и сосланы в Сибирь.

В момент переворота у Елизаветы Петровны не было конкретной программы своего правления, но идея воцарения ее на престоле поддерживалась простыми горожанами и низами гвардии из за недовольства засильем иностранцев при русском дворе.

Первым подписанным Елизаветой Петровной документом был манифест, в котором доказывалось, что после смерти Петра II она – единственная законная наследница престола. Коронационные торжества прошли 25 апреля 1742 года в Успенском соборе Московского Кремля. Императрица сама возложила на себя корону.

Обеспечив за собой власть, Елизавета Петровна поспешила наградить людей, которые способствовали вступлению ее на престол или вообще были ей преданы, и составить из них новое правительство. Гренадерская рота Преображенского полка получила название лейб-кампании. Солдаты не из дворян были зачислены в дворяне, капралы, сержанты и офицеры повышены в чинах. Все они были пожалованы землями преимущественно из конфискованных у иностранцев поместий.

Елизавета Петровна провозгласила курс на возврат к наследию Петра Великого. Указом от 12 декабря 1741 года было предписано все постановления петровского времени "наикрепчайше содержать и по них неотменно поступать во всех правительствах государства нашего". Кабинет министров ликвидировался. Восстанавливался Сенат, Берг и Мануфактур коллегии, Главный магистрат, Провиантская коллегия. Также в 1740 е годы была восстановлена прокуратура. Распространенные при Петре I кары за казнокрадство и взяточничество (казнь, кнут, ликвидация имущества) Елизавета Петровна заменила понижением в чине, переводом на другую службу и изредка увольнением. Гуманизация общественной жизни в годы ее правления выразилась в отмене смертной казни (1756), указах о строительстве инвалидных домов и богаделен.

В отличие от отца, Елизавета отводила большую роль в административных делах и культуре не только Петербургу, но Москве. Для всех коллегий и Сената в Москве создавались отделения; основанному в 1755 году Московскому университету в 1756 году были приданы две гимназии на Моховой улице. Тогда же стала выходить газета "Московские ведомости", а с 1760 года – первый московский журнал "Полезное увеселение".

Большую роль в правлении Елизаветы Петровны сыграли ее фавориты. В начале 1750 х годов страной практически руководил молодой фаворит императрицы Петр Шувалов, с именем которого связана реализация елизаветинской идеи об отмене внутренних таможен, что дало импульс развитию предпринимательства и внешней торговли (1753–1754). 

Способствовал развитию и указ об учреждении в 1754 году Заемного и Государственного банков для дворян и купцов.

Значительное оживление и подъем экономической жизни России в годы правления Елизаветы были вызваны также административной деятельностью канцлера Алексея Бестужева Рюмина, одного из инициаторов созыва Комиссии об Уложении в 1750 х годах, обер-прокурора Якова Шаховского, братьев Михаила и Романа Воронцовых.

С именами Ивана Шувалова и русского энциклопедиста Михаила Ломоносова связано основание Московского университета (1755), открытие гимназий в Москве и Казани, с именем Федора Волкова – становление русского национального театра. В 1757 году была основана Академия художеств в Петербурге.

Отвечая запросам поддерживавшего ее социального слоя, Елизавета Петровна разрешила дворянам, обязанным по закону 1735 года служить по военной или статской части 25 лет, брать льготные долговременные отпуска, которые настолько укоренились, что в 1756–1757 годах пришлось прибегнуть к крутым мерам, чтобы заставить зажившихся в поместьях офицеров являться в армию. Императрица поощрила обычай записывать детей в полки еще в младенчестве, так что задолго до совершеннолетия они могли достигать офицерских чинов. Продолжением этих мер было распоряжение о подготовке Манифеста о вольности дворянства (был подписан позже Екатериной II), поощрение огромных трат дворян на свои повседневные нужды, рост расходов на содержание двора.

ria.ru

Елизавета Петровна – первая «щеголиха» империи – статьи

Взойдя на престол, Елизавета Петровна сразу же декларировала верность заветам отца, преемственность его видения развития страны. Введя мораторий на смертную казнь, действовавший до самого конца ее царствования, она повторила петровские распоряжения о необходимости бритья бороды и ношения европейского костюма. Страстная любительница барокко, императрица привнесла стремление к роскоши и величию даже в мелочах, так что русский императорский двор 1740 — 50-х годов слыл одним из наиболее изысканных в Европе: сановные вельможи «изыскивали в одеянии — все, что есть богатее, в столе — все, что есть драгоценнее, в питье — все, что есть реже, в услуге — возобновя прежнюю многочисленность служителей, приложили к оной пышность в одеянии их». Так, пышность обстановки и излишества в одежде стали мерилом общественной значимости и обязательным атрибутом принадлежности к высшему сословию.

Тяга к переодеваниям и любованиям перед зеркалом занимала будущую императрицу с самого детства: современники вспоминают, как маленькая цесаревна встречала отца, вернувшегося из заграничных переговоров в 1717 году, щеголяя в традиционном наряде испанской инфанты, а во время введенных через год регулярных ассамблей Елизавета не упускала возможности покрасоваться перед публикой в платьях, вышитых серебром и золотом, в блистающем бриллиантами головном уборе. На знаменитом портрете того времени нарядная Елизавета изображена с крылышками за спиной — таким аксессуаром часто наделяли девочек до наступления совершеннолетия. Что касается остальных забав юной Елизаветы, то ее воспитание по сути сводилось к типичному набору навыков и умений, которые входили в образовательную норму русской дворянки последующих эпох: чтение французских романов, уроки танцев и этикета. Отметим, правда, что будущее дочери Петр представлял весьма однозначно — в качестве супруги французского короля Людовика XV, брак с которым активно лоббировал русский царь.

Елизавета Петровна. Источник: wikipedia.org

Причудливый стиль узоров и орнаментов барокко, кажется, очень соответствовал мировоззрению Елизаветы Петровны, в характере которой успешно сочеталась и неудержимая страсть к веселью, и истовая набожность, когда, по меткому замечанию Ключевского, «от вечерни она шла на бал, а с бала поспевала к заутрене, благоговейно чтила святыни и обряды русской церкви, выписывала из Парижа описания придворных версальских банкетов и фестивалей и до тонкости знала все гастрономические секреты русской кухни». Сдерживаемая неблагосклонностью предыдущей правительницы Анны Ивановны, тяга к роскошеству вышла на свободу с самого начала правления Елизаветы: по воспоминаниям Екатерины II, «дамы тогда были заняты только нарядами, и роскошь была доведена до того, что меняли туалет по крайней мере два раза в день… Игра и туалет наполняли день». Театрализация поведения и публичного образа, так свойственная европейской культуре галантного века (истоки коренятся в имидже «короля-солнца» Людовика XIV), нашла свое воплощение в нравах и характере русской императрицы.

На прогулке. (wikipedia.org)

Внутренняя политика интересовала Елизавету в гораздо меньшей степени, чем унификация нарядов своих придворных, поэтому регулярно издают множество указов за авторством императрицы, регламентирующих модные тенденции: например, необходимо было являться на бал каждый раз в новом платье, а по приказу Елизаветы гвардейцы даже метили специальными чернильными печатями наряды гостей, чтобы отмеченные не смели в дальнейшем появляться в обществе в старых одеждах. Штатной придворной должностью стали поставщики-«байеры» парижских модных новинок — товаров, которые, завоевав популярность у себя на родине, незамедлительно отправлялись в Петербург, где императрица придирчиво отбирала образцы тканей и орнаментов.

Елизавета в свое время воспринималась как настоящая красавица. Так, не скрывавшая своего восхищения Екатерина II писала: «Хотелось бы смотреть, не сводя с нее глаз, и только с сожалением их можно было оторвать от нее, так как не находилось ни одного предмета, который бы с ней сравнялся». Этой своей природной красотой императрица всегда стремилась воспользоваться, причем все в той же игровой, театрализованной манере — устраивая балы-маскарады или «метаморфозы», как называли эти придворные развлечения. Основной идеей стала форма травестии, когда мужчины одевались в женские платья, а женщины вынуждены были примерить мужские наряды. Самодержавная власть императрицы безоговорочно распространялась на бытовые культурные практики: по указу Елизаветы все придворные дамы должны были обрить головы и надеть черные парики. Причина этого весьма сурового указа органично укладывалась в психологический образ императрицы: не сумев до конца вывести краску из собственной прически, она вынуждена была остричь волосы и, чтобы умерить переживания, приказала разделить горе своим подданным. По ее велению вдруг «все дамы надели на полуюбки из китового уса короткие юбки розового цвета, с еще более короткими казакинами из белой тафты, и белые шляпы, подбитые розовой тафтой, поднятые с двух сторон и спускающиеся на глаза». Екатерина II иронично прокомментировала эту ситуацию: «Окутанные таким образом, мы походили на сумасшедших, но это было из послушания».

Двор. (wikipedia.org)

Императрица проявляла заметную монаршую зависть к нарядам своих придворных, особенно женщин, которые, как ей казалось, могли превосходить по роскоши блеск одежд царственной особы. Статс-даму двора Наталью Лопухину, появившуюся на балу в похожем на царское платье, Елизавета публично отхлестала по щекам, после чего несчастная женщина упала в обморок, не выдержав унижения. Увидев, что ее сопернице стало плохо, императрица съязвила: «Ништо ей, дуре!», а впоследствии подвергла Лопухину жестокой экзекуции. Еще большую обиду нанес Елизавете отзыв ее несостоявшегося жениха Людовика XV, который, желая посмеяться над одной из своих фрейлин, сказал: «Как вы смешно сегодня одеты, словно русская царица!» Императрица очень жестко отреагировала на пересказанную ей историю, что повлекло за собой серьезное охлаждение русско-французских отношений.

С годами здоровье императрицы становилось все слабее, а красота постепенно увядала: страстная любительница торжеств и придворных балов, она теперь все реже и реже появлялась в обществе. Иностранцы, пребывавшие в то время при русском дворе, писали, что императрица отказывается заниматься государственными делами, и приходится выжидать по полгода, чтобы обсудить с ней подписание того или иного письма или указа. Императрица была весьма суеверна (на слово «смерть» было наложено негласное табу), а потому, когда осенью 1761 года во вновь отстроенной резиденции в Царском селе разразилась сильная гроза, Елизавета сочла такое буйство стихии дурным предзнаменованием. И печальное предвестие оправдало себя: 25 декабря императрица скончалась. Даже на смертном одре Елизавета сохраняла царское величие и торжественность, когда «в роскошной серебряной робе с кружевными рукавами и золотой короной на голове, она, даже отправляясь на тот свет, была одета, как истинная модница».

diletant.media


Смотрите также