Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Картина женщина в золотом платье символ австрии


Непростая история «Женщины в золотом»

До недавнего времени «Женщину в золотом», шедевр стоимостью 135 млн. долларов, называли «венской Моной Лизой» или символом Австрии, а толпы туристов стремились в Венскую Галерею только затем, чтобы увидеть своими глазами прекрасную картину, переливающуюся золотом. Это история о женщине — государственном идеале, семью которой унизили и практически уничтожили.

К слову, название «Женщина в золотом» появилось много позже. Портрет Адель-Блох Бауэр Густав Климт написал в 1907 году, на тот момент ей было 26 лет. Портрет был заказан ее мужем, «сахарным королем» Европы, Фердинандом Бауэром. Их союз был одобрен родителями с обоих сторон, ведь оба супруга были выходцами из элитных семей Венской еврейской диаспоры.

В замужестве Адель развлекала себя тем, что собирала пышные культурные вечера, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Именно там она и познакомилась с художником. Густав Климт был модным и востребованным художником, новатором, не желавшим придерживаться традиций прошлого в своем искусстве. Именно благодаря этой его особенности мы так легко сегодня узнаем его картины.

Фердинанд заказал портрет своей жены, его пожеланием было, чтобы портрет просуществовал несколько веков. Было ясно, что картина станет не только превосходным вложением капитала, но и чем-то особенным.

Климт написал около ста эскизов к этому портрету и за четыре года она была закончена.

Адель так и не смогла стать матерью; имея хрупкое здоровье она часто дни напролет не вставала с постели. Всю свою нерастраченную материнскую любовь женщина отдавала детям своей сестры, а ее главной любимицей стала Мария. Они часто общались, обсуждая балы и наряды, а также картины Климта, которые украшали их дом. Мария была очень привязана к своей тетушке.

Адель прожила недолгую жизнь, скончавшись от менингита в 1925 году. Перед смертью она завещала свой портрет и еще три картины Венскому музею Бельведер.

В 1938 году Австрия входит в состав Германии и начинается кровавая охота на австрийских евреев. Понимая, что деньги и высокое положение в обществе бессильны перед нацизмом, Фердинанд бежит в Швейцарию, оставив все имущество на попечении брата.

Мария, любимица Адель, была самой младшей из пяти детей в семье. В 1938 году она вышла замуж за Фредерика Альтмана, оперного певца и сына промышленного магната. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту , ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Фредерика схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались в дом Марии в Вене и забрали все драгоценности и виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гиммлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества. Она готова была сделать все, чтобы спасти мужа от смерти.

Мария ждала, что со дня на день заберут и «Золотую Адель». Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. Он пришел к Климту, чтобы показать свои работы и, может быть, взять несколько уроков живописи. По доброте душевной, Климт объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как-то сказал, что его ненависть к евреям — это сугубо личное. Однако, полотна Климта оберегали несмотря на еврейское происхождение художника.

Еврейская внешность Адель спасла картину. Такое полотно не могло открыто висеть в лучших домах Германии, также она не была принята в коллекцию фюрера. Картина таинственно исчезает. Однако, после окончания войны она появляется в Венском музее Бельведер, директором которого становится Алоис Кунст, бывший искусствовед нацистов.

Фердинанд скончался в Швейцарии, в 1945 году. Марии с мужем удалось бежать; всю жизнь она бережно хранила свои порванные чулки, в которых перелезала с мужем через колючую проволоку. Молодая семья обосновалась в США и в 1945 году получила американское гражданство, у них с Фредериком родилось четверо детей.

В 1998 году в Австрии был принят закон, позволяющий решать вопросы реституции ценного имущества, изъятого нацистами. Ранее, в 1946 году, Австрия признала все правовые акты, мотивированные нацистской идеологией, недействительными. Однако, при возвращении ценностей страна применяла тактику добровольно-принудительной передачи ценностей в музеи. Новый закон позволял любому гражданину запросить информацию о том, каким путем произведения попали в музейные фонды. В этом же году австрийский журналист раскопал в архивах информацию, ставящую под вопрос официальную версию появления картин Климта в Бельведер. Версия гласила, что картины были подарены мужем Адель, Фердинандом, в 1936 году. На самом же деле Адель перед смертью завещала картины музею, но ее воля не могла быть выполнена, так как она не являлась их хозяйкой, заказ ведь оплачивал муж. Стал бы он передавать картины в дар стране, которая так жестоко поступила с его семьей и соотечественниками?
Единственная из живых наследников Блох-Бауэров, Мария Альтман, гражданка США, узнав об этой правовой коллизии, обратилась в суд. В феврале 2006 года знаменитая «Золотая Адель» и еще четыре картины Густава Климта по решению международного суда «Мария Альтман против Австрийской республики» стали ее личной собственностью. После завершения процесса, Австрийское правительство, ранее упорно отказывавшееся признать факт хищения полотен, попыталось договориться с Марией. Были предприняты беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займах на покупку картин, государство даже обращалось за помощью по сбору средств к гражданам. Однако, цена, запрошенная Альтман, в течение месяца взлетела со 150 млн. долларов до 245, а затем и до 300. После того, как Австрия отказалась от права преимущественной покупки картин, пять картин Климта 14 февраля 2006 года были привезены в Лос-Анджелес, где Мария Альтман жила с 1942 года.

В феврале 2006 года огромное количество жителей, а также гостей Вены пришли в Бельведер, чтобы попрощаться с картинами Климта, которые перешли в частные руки. Уже в июне 2006 года картины были куплены Р. Лаудером, наследником косметической империи Эсте Лаудер.

Еще четыре картины, ставшие собственностью Марии:

Постер «Чао Адель». Социальная реклама в Вене, посвященная отправке «Адель» в США (февраль 2006 года).

Мария Альтман.

История этой картины весьма непростая, но интересная. Вы можете узнать больше, посмотрев фильм «Женщина в золотом».

www.livemaster.ru

«Золотая Адель» - детективная картина с еврейским происхождением

«Золотая Адель» - детективная картина с еврейским происхождением

Эта картина, законченная австрийским живописцем Густавом Климтом в 1907, имеет интересную судьбу, полную драматических коллизий. В ряду творений самого художника она считается одной из наиболее значительных, по иронии судьбы обозначив собой закат истории европейских империй. Благополучно пережив две мировых войны и сменив нескольких хозяев, она была вывезена в США и продана за огромные деньги американскому предпринимателю и галеристу Рональду Лаудеру. Называется это творение «Портрет Адели Блох-Бауэр I», хотя ее чаще именуют «Австрийская Мона Лиза» или попросту «Золотая Адель».

Героиней картины является молодая женщина Адель Блох-Бауэр, которой на момент написания полотна было 26 лет, дочь гендиректора венского банковского союза Морица Бауэра. 18-летней девушкой ее выдали замуж за весьма состоятельного сахарозаводчика Фердинанда Блоха, человека намного старше Адели. Что интересно, ее сестра Тереза, также стала членом семьи Блохов, выйдя замуж за Густава, родного брата Фердинанда.


Адель Блох-Бауэр
Учитывая, что семейство Блох-Бауэр входило в число крупных еврейских предпринимателей Австро-Венгрии, Адель избрала для себя роль хозяйки модного салона, который любили посещать представители творческой элиты страны: художники, поэты, музыканты, модельеры одежды и даже политики. Неудивительно, что нежная и томная молодая женщина очень скоро нашла среди них интересного мужчину, который привлекал ее внимание гораздо больше собственного стареющего мужа.

Им стал модный тогда художник Густав Климт, который увлекался искусством древних цивилизаций: микенской, минойской и египетской, любил также средневековую религиозную итальянскую живопись. Также Климту были близки французский импрессионизм и традиции японского искусства живописи. Неудивительно, что столь разносторонний человек смог заинтересовать собой молодую скучающую женщину. Вскоре простое знакомство переросло во вполне рабочие отношения: Адель стала позировать художнику. Из-под его кисти вышла картина «Юдифь I», на которой в образе библейской героини изображена Адель Блох-Бауэр.


Густав Климт
Климту, как творческому человеку, нужны были новые любовные связи. Между Аделью и художником завязался роман, о котором вскоре заговорили в Вене. Слухи об этом дошли до Фердинанда Блох-Бауэра. Однако сахарозаводчик решил не раздувать скандал, а нашел необыкновенно оригинальный способ разлучить любовников. Он заказал Климту портрет своей жены. Расчет был прост: художнику для творческого процесса требуются новые впечатления, и нахождение рядом всего одной любовницы быстро приведет к охлаждению отношений.


Фердинанд Блох
Расчет умного бизнесмена оказался верным. Узнав о сумме предполагаемого гонорара, Климт со всей ответственностью взялся за создание картины. Для этого ему пришлось отказаться от всех других знакомств, что впоследствии и привело к окончанию любовной связи. Однако рабочие отношения были сохранены. За 3 года, в продолжение которых мастер создавал портрет, он нарисовал боле сотни предварительных набросков, и только в 1907 году отдал готовое полотно заказчику.

Работа получилась поистине шедевральной. Она сразу же была выставлена в венском ателье художника, а потом отправилась в город Манхайм на международную художественную выставку. В 1910 она уже экспонировалась в Венеции. После этого заказчик забрал картину, присоединив ее к своей коллекции живописи. После смерти Климта в 1918 году по просьбе Адели Фердинанд Блох-Бауэр передал картину музею Бельведер. Там же портрет остался и после того, как умерла сама Адель. Полотно экспонировалось в этой галерее до начала 1938.

В марте этого же года произошел аншлюс Австрии, и она присоединилась к Третьему рейху. Практически сразу начались еврейские погромы, поэтому Блох-Бауэру ничего другого не оставалось, как, бросив все, бежать из страны. Кружным путем, через Чехословакию, он попал в Швейцарию, в которой и оставался до конца своих дней. Однако перед своей кончиной Фердинанд отменил действие грамоты дарения картины австрийской государственной галереи, завещав портрет жены своим племянникам.

Несмотря на крайне неприязненное отношение нацистов к еврейской культуре, картину они не уничтожили. Вместе с еще одним произведением Климта «Яблоня I» она была перепродана австрийской галерее, однако в основную коллекцию картина не попала. По окончании войны «Золотая Адель» осталась в галерее, где и находилась до 1998 года.

Новая вспышка скандального интереса к картине произошла после того, как в Австрии приняли Закон о реституции предметов искусства. В этот момент и всплыло завещание Блох-Бауэра, согласно которому несколько полотен передавались во владение его племянникам. К тому моменту в живых была лишь Мария Альтман – племянница умершего сахарозаводчика. Она немедленно подала иск, и началось судебное разбирательство.

Конечно же, для страны это стало шокирующим известием. В Австрии началась кампания по сохранению реликвии, однако суд был неумолим. После длительного 7-летнего разбирательства он присудил картину Марии Альтман. Однако счастливая наследница предложила властям Австрии выплатить ей компенсацию в виде рыночной стоимости завещанных картин в количестве 300 млн. долларов, которая для государства оказалась неподъемной. В результате все 5 указанных в завещании картин уехали в США.


Рональд Лаудер
Самое интересное, что очень скоро они были выкуплены у счастливой обладательницы шедевров предпринимателем Рональдом Лаудером, основавшего в Нью-Йорке картинную галерею, за 135 млн. долларов. Впоследствии об удивительной истории портрета был даже создана художественная кинолента «Женщина в золоте».

isralove.org

Портрет Адели Блох-Бауэр I (Золотая Адель) Густав Климт

Густав Климт (14 июля 1862 — 5 февраля 1918) — великий австрийский художник. Является основоположником модерна в австрийской живописи. В творчестве этого художника множество замечательных работ, которые сегодня признаны шедеврами мировой живописи и находятся в самых крупных музеях. Одной из самых известных является «Портрет Адели Блох-Бауэр I».

«Портрет Адели Блох-Бауэр I» — картина, написанная в 1907 году. У работы также имеются и другие названия: «Адель Блох-Бауэр», «Золотая Адель», «Австрийская Мона Лиза». Холст, масло. Размеры: 138 × 138 см. Находится в музее немецкого и австрийского модернистского искусства XX века «Новая галерея» в Нью-Йорке. По некоторым данным, владелец Новой галереи в 2006 году заплатил за эту картину для своей коллекции рекордную сумму — 135 миллионов долларов.

Картина представляет собой женский портрет, выполненный в стилистике модерна. Здесь преобладают золотые тона, потому другое название полотна — «Золотая Адель». Среди орнаментов и узоров выделяется реалистичный портрет женщины. Густав Климт поместил в картину реалистично написанные лицо, плечи и руки Адели Блох-Бауэр. Ниже можно угадать форму платья женщины. При детальном рассмотрении картины можно понять, что женщина сидит в кресле. На заднем плане можно увидеть форму спинки, сбоку — подлокотники. Портрет женщины на золотом фоне виден очень чётко, так как контрастирует с ним бледной кожей.

История картины началась в 1903 году, когда Густав Климт получил заказ от Фердинанда Блоха создать портрет его жены. По некоторым предположениям, Фердинанд узнал об измене своей жены с Густавом Климтом и сделал заказ в надежде, что в процессе написания картины та ему просто-напросто наскучит. Женой представителя крупной еврейской буржуазии была Адель Блох-Бауэр (1881-1925), которая являлась дочерью генерального директора венского банковского союза Морица Бауэра. Семья Блох-Бауэр поддерживала художников и писателей, в число которых входил и Густав Климт. На момент написания портрета ей было 26 лет.

Заказ пришёлся на так называемый «золотой период» творчества Густава Климта, когда тот, вдохновлённый украшенными золотом церковными мозаиками в Италии, стал использовать золотые оттенки в своих работах. Золотой модерн Густава Климта превратил портрет Адели в нечто совершенно необычное. Реалистично изображены только голова, руки и плечи, всё остальное представляет собой абстрактный фон с орнаментами, в которых можно угадать форму платья и кресла.

Густав Климт, который был дружен с семьёй Блох-Бауэр, а также самой моделью его картины Аделью, в последующем написал с её участием ещё несколько полотен «Портрет Адели Блох-Бауэр II», «Юдифь I» и «Юдифь II».

Картина «Портрет Адели Блох-Бауэр I» Густав Климт

art-assorty.ru

История одной из самых дорогих картин мира

Это история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали в этой истории нет — какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джордж Буш-младший, Правительство США и народ Австрии?

Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр», или «Золотой Адели».

А начиналось все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

 

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог — в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели — в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

 

 

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть…Адельке…Так он называл ее — не Адель, а Аделька.

 

Адель Блох-Бауэр

 

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга так же сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки, и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели.

Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго — ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин. Иначе он задыхается. Недаром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла!

И расстаться они не смогут. Контракт — дело серьезное. А в нем штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд сможет легко разорить Климта.

 

 

Коллекционная монета с фрагментом «Адель» номиналом 50 евро. Рыночная стоимость — 505 евро.

Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником, его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден «За заслуги», в двадцать восемь — императорскую премию.

 

Густав Климт

 

Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью».

Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

 

Адель Блох-Бауэр

 

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины.

Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотелисмотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

 

Фердинанд Блох-Бауэр

 

После обеда все трое собрались в гостиной, и между ними состоялся примерно такой диалог:

Фердинанд (официально): — Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.

Климт: — Чем же он должен быть необычен?

Фердинанд: — Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!

Климт (заинтересованно): — Интересно, интересно… несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: — Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!

Климт: — Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: — А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: — Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.

Фердинанд: — Например?

Климт: — Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами…

Фердинанд: — Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.

Адель (иронично): — Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Фердинанд: — Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: — Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно подозревал, что он гениальный художник, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И закончил работу над ней за четыре года.

 

Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

«Золотая Адель», фрагмент

 

Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день, не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох-Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал об ее отношениях с Густавом.

 

Густав Климт

 

Время шло, приближалась Первая Мировая война. «Золотой период» в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события, происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году, Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флеге.

 

Эмилия Флеге и Густав Климт

 

Адель пережила его на семь лет и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия в 1938 году вошла в состав Германии, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

 

 

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

Далее рассказ пойдет о Марии Блох-Бауэр (после замужества — Марии Альтман) — женщины, которая переняла эстафету в истории картины «Портрет Адели Блох Бауэр».

 

Мария Альтман

 

Густав Блох-Бауэр, родной брат Фердинанда, приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом из гимназии, что была неподолеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария даже пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком. Тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. Мария запомнила этот бал на всю жизнь. Они с Алоисом знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается — желание сбудется.

 

Густав Климт, «Танцовщица» (1916-1918 гг.)

 

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Фредерика схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались в дом Марии в Вене и забрали все драгоценности и виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гиммлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества. Она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

 

Концлагерь Дахау

 

Мария ждала, что со дня на день заберут и «Золотую Адель». Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. Он пришел к Климту, чтобы показать свои работы и, может быть, взять несколько уроков живописи. По доброте душевной, Климт объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как-то сказал, что его ненависть к евреям — это сугубо личное.

 

Картины Адольфа Гитлера

 

А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское происхождение автора.

Когда «Золотая Адель» уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию: Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге, ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому стоит заострить внимание на внешности Адели Блох-Бауэр, которая спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы.

 

 

Бережно хранимая…Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал хранить свою любимую реликвию.

 

Музей Бельведер, Вена

 

Фердинанд Блох-Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. Никто из родственников не смог проводить его в последний путь.

Марии с мужем повезло: следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже выруливал на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, думая, что это за ними. Но тогда вывели кого-то другого.

Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелезали через колючую проволоку. Она считала их символом своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.

Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох-Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, отменявшее все предыдущие завещания. В нем Фердинанд завещал все имущество своим племянникам — детям брата Густава Блох-Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.

 

Адвокат Рендол Шенберг с наследницей Марией Альтман, между ними изображение «Золотой Адели» Густава Климта. Иллюстрация: Катарина Кляйн

м

Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: «Австрия лишается своей реликвии!!!», «Не дадим Америке наше национальное достояние!!!». В полицию посыпались угрозы о том, что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать «Золотую Адель», от греха подальше, в запасники.

Удивительно, но Джордж Буш-младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии, и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. «При чем же здесь Австрия?» — спрашивали они.

И Австрия оказалась ни при чем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», законной наследнице — Марии Альтман.

 

 

Четыре картины, которые были возвращены Марии Альтман вместе с «Портретом Адели Блох-Бауэр». По часовой стрелке: «Березовая роща» (1903), «Портрет Адели Блох-Бауэр-2» (1912), «Дома в Унтерахе близ Аттерзее» (1916), «Яблоня I» (1912)

Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. За все пять картин была назначена цена в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для м

masterok.livejournal.com

Картина "Женщина в золотом"

Пока в кинотеатрах идёт фильм «Женщина в золотом» о борьбе наследницы за экспроприированный нацистами портрет своей тети Адели Блох-Бауэр кисти Густава Климта, я решила навестить оригинал картины в нью-йоркской Neue Gallery, где до 7 сентября также выставлены  личные вещи, фотографии и зарисовки к портрету.

Сегодняшний пост включает фотографии с выставки, рассказ о моем визите и том, кому действительно принадлежит эта картина.

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907)

Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Очередь в галерею немецкого и австрийского искусства  Neue Gallery New York растягивается от входа на углу 86-й улицы вдоль по пятому, музейному, авеню. «Минут тридцать придется подождать», — объясняет плотный темнокожий секьюрити. После выхода фильма «Женщина в золотом» на встречу с прекрасной Адель Блох-Бауер, запечатленной Густавом Климтом на большом квадратном (138 x 138 cm) холсте в 1907 году, спешат все ценители искусства.  Я не исключение…

Вывеска  на пятом авеню. Очередь в галерею прерывается у парадной дома номер 1045 и начинается снова. © ПП

Американская прописка у еврейской австрийки относительно недавно: с 2006 года. До этого на протяжении десятилетий она слыла жемчужиной венского дворца Belvedere, экспонаты которого принадлежат австрийскому государству (о моем визите в Belvedere — здесь). Фильм «Женщина в золотом» британского кинорежиссера Саймона Кёртиса с Хелен Миррен в роли племянницы Адель Марии Альтман (1916-2011), рассказывает историю возвращения картины семье Блох-Бауэров, бежавших из Австрии во время Холокоста и в конечном счете обосновавшихся в Калифорнии.

«Я не хочу, чтобы картина покинула Австрию, — призналась Мария Альтман в 2004 году журналисту газеты Chicago Tribune. — Я просто хочу справедливости.» На протяжении долгих лет она пыталась наладить диалог с Австрией о возвращении изъятых фашистами предметов искусств (или адекватной компенсации), но все усилия были тщетны. Пока в 2000 году Альтман не засудила Австрию — и — шесть лет спустя — выиграла. Пять картин кисти Густава Климта, включая первый портрет Адель Блох-Бауэр, a.k.a «Женщина в золотом», были переданы 88-летней наследнице.

Мария Альтман на фоне первого портрета её тети Адель Блох-Бауэр, a.k.a. «Женщины в золотом», который Густав Климт закончил в 1907 году. © Lawrence K. Ho, Los Angeles Times

Не нужно объяснять, каким громогласным было судебное дело. Речь шла о шедевре, ассоциирующимся с Австрией, визитной карточке главного государствнного музея, своего рода венской «Моной Лизой», если хотите. Австрийское рекламное агентство Gewista тот час поместило «Женщину в золотом» на городские билборды: «Не стало Адель! Всё, что нам осталось, — поместить её на рекламный плакат…»

Адель Блох-Бауэр была единственной, кого Густав Климт писал дважды. Супруга чешского сахарного барона Фернандина Блох-Бауера, она слыла организатором венских салонов, покровительницей искусств и близким другом художника.

Адель Блох-Бауэр

Второй портрет Адели Блох-Бауэр, законченный Густавом Климтом в 1912 году. Также был возвращен наследнице после громогласного судебного дела 2006-го года и вскоре проданный на аукционе Christie’s. Находится в частной коллекции, но с 2014 с ним можно «повидаться» в нью-йоркской MOMе.

Иконоподобный портрет писался много лет. Изначально он должен был стать подарком к свадебному юбилею родителей Адели, но у художника не получилось закончить работу к сроку. Первые наброски были сделаны в 1903 году, четыре года до завершения.

Густав Климт «Первые наброски к портрету Адели Блох-Бауэр (I)» (1903)

Известно, что в декабре 1903 Густав Климт побывал в раннехристианской базилике Сан-Витале в Равенне (Италия) и что первый портрет Аделb Блох-Бауер создан под впечатлением от увиденных там византийских мозаик VI столетия. Таких, как образ Царицы Феодоры, святой византийской императрицы, чье имя переводится как «божий дар», а образ на древней равеннской стене — крупные серьги, корона, платья — то ли  часть костюма, то ли его украшения, то ли огибающий фигуру нимб… — не понять. А еще — большие глаза, смотрящие в упор — и мимо тебя.

Царица Феодора. Храм Сан-Витале в Равенне. Мозаика 538-547 гг. 

А теперь всмотритесь в климтовский портрет двадцатишестилетней Адели. Фотографическая точность продолговатого лица, лебединая шея, легко и изящно сложенные у груди белоснежные ладони. Не понятно сидит эта женщина или стоит; золото обрамляет её по контуру, являясь то ли началом сложноструктурного фона, то ли продолжением безупречной шелковой накидки, то ли прямоугольником, то ли кругом… Мозаикой.

Обратите внимание на инициалы А.Б.Б. в нижнем углу. Адель. Блох. Бауер. На фирменную подпись Климта в верхней часте ровного  квадрата. На повсеместные глаза-обереги и на кофеинки-«заплатки». Портрет настолько абстрагирован от реального мира, настолько преображен (и приукрашен, и позолочен), что напоминает тотем, идол, икону. Художник использовал материалы из самых разных стран, а еще золото, много-много настоящего золота. Адель растворяется в своем обрамлении, она совершенна, хотя совсем таковой не была (хотя бы потому, что хромала). Она бесподобна.

Теперь взгляните в её глаза. Забудьте про фильм «Женщина в золотом» (если уже его посмотрели), про конфискацию, скандальный суд, возращение наследникам.  Забудьте о её возрасте и ранней смерти  (в тридцать четыре от минингита). Что Вы видете в этих больших зеленоватых глазах? Что говорят Вам эти нежные кроваво-алые губы?

Густав Климт «Портрет Адели Блох-Бауэр I»(1907), деталь.

Все должно было быть совершенно иначе. Согласно завещанию, составленному Адель в 1923 году за два года до своей кончины, портрет должен был попасть в австрийскую государственную коллекцию, но не сразу, а после смерти супруга Фердинанда. Когда Германия захватила Австрию в 1938 году, Фердинанду пришлось бежать, сперва в Чехию, потом в Швейцарию, а всё имущество, включая картины Климта (каковых в семейной коллекции было пять), было конфисковано фашистами. В 1941 году коллекция была приобретена австрийским государством и выставлена в Belvedere, что и позволило им утверждать: наше.

Фердинанд Блох-Бауер умер в Цюрихе в 1945 году, завещая свое имущество (в своем большинстве — конфискованное) — племянникам и племянницам, в том числе Марии Альтман. К судебному делу 2000 года Альтман осталась единственной живущей наследницей. Её обижало нежелание австрийских властей идти на диалог. Она знала — жить осталось недолго, нужно воевать до последнего.

В июне 2006 года на аукционе Christie’s был установлен рекорд: полотно, которому нет и ста лет, продано за 135 миллионов долларов. Купил его Рональд Лаудер, президент мирового еврейского конгресса и сын основателей косметической империи Ester Lauder, для своей галереи Neue Gallery. Отныне «Женщина в золотом» — американка.

Фотографии с выставки, приуроченной к выходу фильма «Женщина в золотом»

 Жаркий нью-йоркский полдень, четырнадцатый день мая, четверг. Отстояв тридцать минут в очереди, захожу в светлый зал галереи. Вместо билета выдают значок, надеваю его и поднимаюсь по изящной спиральной лестнице на встречу с Адели. Мы уже однажды виделись, мельком, во время моего первого визита в галерею. Но тогда я пришла смотреть на работы Эгона Шиле, а c «Женщиной в золотом» едва обменялась кивком-приветствием. Сегодня же я иду именно к ней. Рассматриваю её долго, дотошно, не переставая думать: вот кто действительно картина всех картин, вот кто настоящая «Мона Лиза». Роскошная, великолепная, загадочная.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

ptiza.org

Женщина в золоте — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Же́нщина в зо́лоте» (англ. Woman in Gold) — историческая и биографическая драма 2015 года режиссёра Саймона Кертиса по сценарию Давида Томсона. В фильме снялись такие кинозвезды как Хелен Миррен, Райан Рейнольдс, Даниэль Брюль, Кэти Холмс, Татьяна Маслани, Макс Айронс, Чарльз Дэнс, Элизабет Макговерн, Джонатан Прайс и другие.

Фильм основан на реальных событиях жизни Марии Альтман, пожилой еврейской беженки, проживающей в Лос-Анджелесе семья которой пострадала во время Холокоста только из-за национальности. Она вместе с начинающим адвокатом Рэнди Шенбергом воевала с правительством Австрии на протяжении около десяти лет, чтобы вернуть картину Густава Климта на которой написана её тётя. Картина вместе с множеством другого имущества была украдена у её родственников австрийскими нацистами в Вене в преддверии Второй мировой войны.

Хелен Миррен была номинирована на премию Гильдии киноактёров США в категории «Лучшая женская роль»[3].

Во время Второй мировой войны богатая еврейская семья подверглась репрессиям. Австрийцы и немцы отобрали все их имущество. По прошествии многих лет потомок репрессированных нацистами евреев Мария Альтман решила постараться сделать так, чтобы справедливость восторжествовала хотя бы после смерти её предков и попробовала вернуть хотя бы украденные у её семьи несколько картин (из множества украденных).

Основные съёмки начались 23 мая 2014 года в Великобритании, Австрии и Соединенных Штатах, и продолжались восемь недель[6][8]. 9 июня Кэти Холмс была замечена на съёмках некоторых сцен в Лондоне[9]. 1 июля Рейнольдс и Миррен были замечены на съёмках в Вене, Австрия[10]. 9 июля съёмки проходили в Лос-Анджелесе[7].

Премьера фильма прошла 9 февраля 2015 года в Германии на Международном Берлинском кинофестивале, 1 апреля 2015 года в США в ограниченном прокате, 2 апреля 2015 года в Израиле, 3 апреля 2015 года в Канаде в ограниченном прокате, 10 апреля 2015 года в Великобритании, Ирландии, Испании, США[11]. В России и на Украине фильм не показывался.

Фильм получил смешанные отзывы кинокритиков. На сайте Rotten Tomatoes фильм имеет рейтинг 55 % на основе 144 рецензий со средним баллом 6 из 10[12]. На сайте Metacritic фильм имеет оценку 51 из 100 на основе 31 рецензии критиков, что соответствует статусу «смешанные или средние отзывы»[13].

  1. ↑ Woman in Gold (неопр.). Британский совет по классификации фильмов. Дата обращения 6 ноября 2017.
  2. 1 2 Woman in Gold (2015) (неопр.). Box Office Mojo. Дата обращения 6 ноября 2017.
  3. Staff, Variety. SAG Awards Nominations: Complete List (англ.), Variety (9 December 2015). Дата обращения 6 ноября 2017.
  4. 1 2 Mayer Nissim. Tatiana Maslany for Woman in Gold (англ.), Digital Spy (15 May 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  5. 1 2 Jr, Mike Fleming. Katie Holmes Joins ‘Woman In Gold’ (англ.), Deadline.com (29 May 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  6. 1 2 3 4 5 6 Barraclough, Leo. Max Irons, Charles Dance, Elizabeth McGovern Join ‘Woman in Gold’ (англ.), Variety (30 May 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  7. 1 2 Yamato, Jen. Frances Fisher Joins Helen Mirren, Ryan Reynolds In ‘Woman In Gold’ (англ.), Deadline (10 July 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  8. Michael Rosser. Woman In Gold begins shoot (англ.), Screen (30 May 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  9. James Leyfield. Katie Holmes, Ryan Reynolds and Helen Mirren on set of Woman In Gold, Daily Mail (11 июня 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  10. Bella Brennan. Ryan Reynolds looks geek-chic while filming with Helen Mirren, Daily Mail (3 июля 2014). Дата обращения 6 ноября 2017.
  11. Michael Rosser. Berlin 2015: Woman in Gold, Life to world premiere (англ.), Screen (15 January 2015). Дата обращения 6 ноября 2017.
  12. ↑ Woman in Gold (англ.). Rotten Tomatoes. Дата обращения 6 ноября 2017.
  13. ↑ Woman in Gold (неопр.). Metacritic. Дата обращения 6 ноября 2017.

ru.wikipedia.org

Детективная история картины Густава Климта. Часть 2

Начало публикации, пожалуйста, читайте здесь.

http://www.livemaster.ru/topic/582147-detektivnaya-istoriya-kartiny-gustava-klimta?inside=1&wf=&vr=1

Итак, в продолжении публикации рассказ пойдет о Марии Блох Бауэр после замужества Альтман, женщины, которая переняла эстафету в истории картины "Портрет Адели Блох Бауэр".

В семье Густава Блох Бауэра, родного брата Фердинанда было пятеро детей, Мария самая младшая. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса, отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом, из гимназии, что была неподолеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария, даже, пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что, Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком. А тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. И Мария запомнила этот бал на всю жизнь. И с Алоисом они знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом, и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается, то желание сбудется.

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. (Деньги к деньгам, капитал к капиталу). Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, ее дядя Фердинанд, бежал в Швейцарию, а мужа, Фредерика, схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым, после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались дом Марии в Вене и забрали все драгоценности, виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок. ( Были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гимлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества, она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

Я нашла самую НЕстрашную фотографию концлагеря Дахау

Мария ждала, что со дня на день заберут и "Золотую Адель". Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер, оказывается, положительно относился к творчеству Густава Климта. Нигде не афишируется, но оказывается они с Климтом встречались, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. А Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам по ресторанам и трактирам. Так вот он пришел к Климту, чтобы показать свои работы, и, может быть, взять несколько уроков живописи. И Климт, по доброте душевной, объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как то сказал, что его ненависть к евреям, это сугубо личное.

Картины Адольфа Гитлера.

А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское происхождение автора.

Когда "Золотая Адель" уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию, Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому, я так заостряю внимание на внешности Адели Блох-Бауэр. Внешность модели спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы.

Бережно хранимая... Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал бережно хранить,реликвию - "Австрийскую Мону Лизу", свою любимую Адель.

Фердинанд Блох Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. И никто из родственников не смог проводить его в последний путь.

Марии с мужем повезло, потому что следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как сидя в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже вырулил на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, они думали, что это за ними. Но нет, вывели кого-то другого. Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелазили через колючую проволоку. Она считала их символомоь своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.

Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, которое отменяло все предыдущие его завещания. В этом завещании Фердинанд завещал все свое имущество своим племянникам - детям брата Густава Блох Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.

Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: "Австрия лишается своей реликвии!!!", "Не дадим Америке наше национальное достояние!!!". В полицию посыпались угрозы о том,что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать Золотую Адель, от греха подальше, в запасники.

Удивительно, но Джордж Буш младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. Причем же здесь Австрия, спрашивали они?

И Австрия оказалась не причем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и "Портрет Адели Блох-Бауэр" законной наследнице - Марии Альтман.

Черыре картины, которые были возвращеы Марии Альтман вместе с "Портретом Адели Блох-Бауэр"

По часовой стрелке: "Березовая роща.1903г", "Портрет Адели Блох-Бауэр-2, 1912г", "Дома в Унтерахе близ Аттерзее, 1916", "Яблоня I, 1912"

Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. Была назначена цена за все пять картин в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для министерства культуры Австрии.

Вся Австрия встала на защиту "Золотой Адели". Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин. Кроме того, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, и не только от австрийцев. Правительство Австрии почти собрало требуемую сумму.

Поднятый вокруг картин ажиотаж взвинтил их рыночную стоимость и Мария решила поднять цену до 300 млн. долларов. У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 155 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация.

Проводить "Золотую Адель" пришли тысячи жителей Вены, люди съезжались со всей Австрии. Толпы людей выстроились вдоль улиц, по которым в бронированных автомобилях вывозили реликвии. Некотороые люди плакали. Шутка ли, Портрет Адели был символом Австрии на протяжении почти 100 лет.

Через некоторое время за 135 миллонов долларов Мария Альтман продала "Портрет Адели Блох- Бауэр" Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна "Эсти Лаудэр". Рональд Лаудэр построил новый дом для Золотой Адели , который назвали "Музеем австрийского и немецкого искусства" И теперь картина находится там в полной безопасности.

Журналист Хубертус Чернин так и не смог воспользоваться полученными деньгами от Марии Альтман, потому что скончался через четыре месяца после вывоза картин Климта. Официальная версия полиции "сердечный приступ".

Мария Альтман умерла в 2004 году в возрасте 91 года.

Внимание! Мария Альтман собственной персоной! На фоне настоящей картины "ПортретАдели Блох-Бауэр"!

Только представьте, эта пожилая женщина видела настоящую живую Адель Блох-Бауэр, ее мужа Фердинанда Блох Бауэра. Правда, ей было всего два года, когда умер Климт. Но глядя на нее, ощущаешь полную реальность произошедших событий - невероянную историю великой картины.

Золотая Адель очень популярна в мире.

Ей пишут стихи:

Из каких мне неведомых дальних земель
Ты вошла в мою жизнь, золотая Адель?
Твоей шеи изгиб, твоих губ розанель -
Всё так дивно в тебе, золотая Адель...

Опечаленных глаз твоих сладостный хмель
Ранит душу забытой мечтою, ma Belle,
И излом нежных рук, и румянца пастель -
Всё лишь ты, только ты - золотая Адель...

Ты сидишь королевой на троне...Ужель
Твоя краткая жизнь, как качель-карусель,
Промелькнёт, мудро встретив фатальную цель?
Погоди! Будь со мной, золотая Адель...

Ее тиражируют, как могут.

Все участники событий ушли в мир иной, а Золотая Адель жива и будет жить в веках, как того и хотел Фердинанд Блох - Бауэр.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Надеюсь, что и вторая часть публикации вам понравилась. Я старалась писать о событиях объективно. Но тем не менее у меня сложилось какое-то двойственное отношение к персонажам из второй части публикации.

Например, Алоис Кунст, друг детства Марии. Сотрудничал с фашистами, сколотил себе неплохое состояние во время разграбления Европы, а картину Климта сберег, вернул ее людям, хотя, думается, что в той неразберихе он вполне мог ее куда-нибудь спрятать, а потом перепродать.

Мой муж требовал, чтобы я удалила все, что касается Гитлера. Но как можно выкинуть слова из песни? Гитлер тоже участник событий, хоть и коственный, его положительное отношение к Климту сделало свое дело.

Или Хубертус Чернин - журналист проныра. В своих интервью он говорил, что просто хочет, чтобы справедливость восторжествовала и законные наследники получили свое имущество. Это тоже может быть правдой. Но и себя он тоже не обделил.

Да, и сама Мария Альтман. Когда Австрия собрала 155 млн долларов, Мария взяла и изменила цену, увеличив вдвое. Ей было за 80 лет, время, когда уже пора подумать о душе своей. Она могла остаться "святой" в памяти людей. Семья их не бедствовала, как говорится "владельцы заводов, дворцов и пароходов", куда столько денег? С собой все равно не унесешь... Как вы считаете?

Я очень благодарна всем, кто читал и комментировал первую часть публикации и с нетерпением жду новых мнений, суждений и комментариев.

С Уважением Наталия Рыкова.

Публикация по материалам

russian-bazaar.com

Климт.com

rusculturexpertiza.ru

www.livemaster.ru

«Женщина в золотом». Из Вены в Нью-Йорк. – Elegant New York

Виталий Орлов.

Однажды  побывав в Вене, мне хочется обязательно туда вернуться: побродить по улицам австрийской столицы, зайти в знаменитый оперный театр, перекусить в кафе и представлять себе, что вот за этим столиком напротив  обычно завтракал Фрейд. А главное, пойти в Музей истории искусств и увидеть «Охотников на снегу» Брейгеля – мою самую любимую картину. И как же я обрадовался,  когда в фильме «Женщина в золотом» (Woman in Gold), премьера которого только что состоялась в Нью-Йорке, я увидел знакомые уголки Вены!Радость была однако  омрачена тем, что на экране был апрель 1938-го, и толпы жителей Вены горячо приветствовали заполнивших город  людей со свастикой. Недавно что-то подобное, что кольнуло сердце, я уже видел по телевизору, в передаче из когда-то тоже любимой Москвы…

[box][quote]Но вернемся в Нью-Йорк. В фильме «Женщина в золотом» речь идет о том, что уже в наше время бывшая беженка из Австрии Мария Альтман, живущая в Калифорнии, борется с Правительством Австрии за возвращение ей семейной реликвии – знаменитого «Портрета Адели Блох-Бауэр» работы великого австрийского художника Гюстава Климта. Портрет принадлежал мужу Адели Блох-Бауэр и был конфискован у семьи в 1938 году нацистами в числе других произведений искусства громадной ценности: картин великих художников, уникальных музыкальных инструментов, коллекции фарфора и драгоценностей.[/quote][/box]

Адель Блох-Бауэр (фото, 1915)

Гюстав Климт. (фото, 1912)

Мария  Альтман – племянница Адели, скончавшаяся лишь  несколько лет тому назад.  В фильме Симона Кертиса ее играет замечательная актриса  Хелен Миррен.  Нацисты «Портрет» переименовали, потому что очаровательная  его героиня  Адель, которую называли «венской Моной Лизой», была еврейкой. Фильм воспроизводит события из жизни семьи во время вторжения нацистов – с одной стороны, и параллельно эпизоды борьбы  Марии Альтман и ее помощника, молодого адвоката, по стечению обстоятельств  внука композитора Шенберга, в свое время также бежавшего в Америку от нацистов – с другой.

Фильм вполне остросюжетный. Мария выигрывает процесс, но «фишка» события  состоит в том, что ко дню премьеры в городе  «Женщины в золотом»  ньюйоркский Музей австрийского искусства (Neue Galerie) приурочил открытие выставки с тем же названием Woman in Gold.  Центральный экспонат выставки – принадлежащий теперь этому Музею ослепительный «Портрет Адели  Блох-Бауэр». Он излучает  такое сияние, которое стало возможным воссоздать, как говорят искусствоведы, только если у Гюстава Климта был роман с его моделью.  «Портрет» размещен так, как он когда-то висел в спальне Адели: по обеим его сторонам стоят две небольшого размера фигуры обнаженных мужчин. На выставке представлены многочисленные рисунки и эскизы к «Портрету»,  другие картины Климта, а также старые фотографии, в том числе самого художника, облаченного во что-то похожее на рясу.

[box][quote]Климт однако отнюдь не был монахом. Его называют «первым хиппи», и он не только стал отцом по меньшей мере 14 внебрачных детей. Он никогда не был женат, и у него никогда не было проблем с натурщицами: дамы выстраивались у его студии в очередь, чтобы стать моделями. Адель и ее богатый муж Фердинанд, владелец сахарных заводов, который был намного старше своей жены, восхищались творчеством Климта и в 1903 году заказали ему портрет Адели. Художник работал над ним 4 года, а когда он завершил портрет, супруги заказали ему еще один (сейчас он находится в МоМА). Кроме того, в картине Климта «Юдифь» героиня ее очень напоминает Адель, вплоть до ее бриллиантового колье, которое в фильме мы потом видим на жене Геринга.[/quote][/box]

Кадр из фильма «Женщина в золотом»

На «Портрете» Климта Адель улыбается, но жизнь ее была трагичной. Ее брак был скорее сделкой между двумя могущественными семьями, двое детей умерли в младенчестве, а ее саму преследовали ужасные головные боли. Она любила искусство, усиленно занималась самообразованием и детской благотворительностью. В 1925 году в возрасте 43лет Адель Блох-Бауэр  умерла от менингита. Муж сохранял спальню Адели с 6-ю  картинами Климта как храм – до тех пор, пока не пришли нацисты. Климт ушел из жизни на 7 лет раньше Адели. Он умер от инсульта в 55 лет. А его «Портрет Адели» купил у Марии Альтман  в 2006 году наследник косметической империи Рональд Лаудер за 135 миллионов долларов и передал его основанной им  Neue Galerie.

 

 

elegantnewyork.com

"Австрийская Мона Лиза". История одной картины.


Богатый еврей узнает, что жена изменяет с художником. Он заказывает у соперника портрет жены за огромную сумму. 4 года на эскизы. Результат: великая картина. Хотя любовь, разумеется, прошла.


Какая может быть мораль у истории, в которой участвуют Адольф Гитлер, 135 млн. долларов, Джорж Буш младший, гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох Бауэр, Правительство США и народ Австрии.

Морали нет, зато есть погоня и жертвоприношение, измена и месть, любовь и ненависть. Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр» или «Золотой Адели», еще эту картину называют «Австрийской Моной Лизой».

А начиналась все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог, в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели - в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, которые занимались сахарным производством и имели несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе, Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть. Адельке…Так он называл ее, не Адель, а Аделька.



Адель Блох Бауэр.

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга также сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго, ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих

dr-slabinsky.livejournal.com

Густав Климт. Золотой период

Когда в 1894 Климту, и его коллеге Францу Матчу поступило предложение украсить Большой зал Венского университета, ими уже было выполнено несколько престижных заказов, принесших компаньонам не только известность, но и материальную свободу. Теперь художникам предстояло реализовать проект, известный как «Картины для университета», который предполагал создание цикла панно. Для Матча, не решавшегося нарушить «постулаты» традиционной живописи, работа над проектом была прекращена, и бывшие друзья расстались.

В 1900-м на выставке Сецессиона Климт показал первую картину проекта – «Философия», которая вызвала гневную реакцию не только университетской среды, но и непонимание со стороны критики и публики. Профессура учебного заведения, ожидавшая увидеть работу, символизирующую победу Света и поражение Тьмы, которое возможно, естественно, только при участии просвещенных мужей, была задета за живое: человек, представленный провинциальным художником Климтом, оказался всего лишь частицей Вселенной, причем, полностью зависимой от благосклонности судьбы.

Художник изобразил символ Знания в нижнем краю картины и, по его мнению, оно подчинено тайнам устройства мироздания, которые символически переданы через сферу, имеющую человеческое лицо. «Знанию» дано только наблюдать за таинственной сферой, и течением реки – олицетворением науки о бытии мироздания; поток движущейся воды содержит в себе жизнь и смерть, и образы людей всех возрастов символизируют жизненный путь, от начала, до его завершения.

Познать мир и его законы невозможно, и Творцом лишь приоткрыта небольшая «щель», поэтому здесь присутствует только голова фигуры, что подчеркивает ограниченность в познании сокрытых тайн.

Среди особенностей «Философии»: изображение фигур в стилизованном виде, отход от объемности, и эти детали хоть и присутствовали в некоторых более ранних работах, теперь проявились со всей очевидностью. Также Климт использовал абстрактный фон, лишил полотно традиционных декораций, а фигуры обнаженных героев приняли явно не героические позы.

Восемьдесят семь профессоров, посчитавших себя униженными, выразили свое негодование не только через прессу, но и обратились в Министерство образования с требованием отозвать заказ.

Вена изменялась пока только внешне, и Климту не по силах было одолеть последствия культурной изоляции, в которой австрийская столица находилась длительное время. Настоящей оценкой «Философии» стала золотая медаль, которую картина получила в том же году на парижской Всемирной выставке.

Художник не прекратил работать над остальными произведениями, причем поиск новых путей в живописи по-прежнему был его неизменным девизом, и в 1903 на X-й выставке Сецессиона публика увидела незаконченные «Медицину» и «Юриспруденцию» – заключительные картины, эпатировавшие зрителей не меньше «Философии».

Может показаться, что работая над «Медициной», Климт просто плавно развил предыдущую тему, и создавал новый сюжет, пребывая под впечатлением тех же размышлений о взаимосвязи жизни и смерти. Человек здесь по-прежнему всего лишь безучастный свидетель событий, он не может, да и не знает к кому апеллировать в поисках здоровья, и только наблюдает как «равнодушная» Река Жизни без разбора уносит и скелеты, и разновозрастную плоть. Вывод однозначен: Медицине не дано спасти жизнь, понятно, что и профилактикой не стоит заниматься (ее автор просто проигнорировал).

В поисках образов, которые передали бы суть медицинских наук, Климт «перегрузил» сюжет смысловой нагрузкой, что и превратило картину в некое подобие «Философии», обильнее заправленное эротикой, которая вызвала у зрителя всего лишь ассоциации с замысловатой порнографией.

Если бы Климт обратился за помощью к практикующему психологу, показав ему «Медицину», специалист, скорее всего, определил бы, что автор сюжета страдает от приступов депрессии, а его психика истощена. Кроме этого, заметна и личная неустроенность создателя картины. Весь негатив, длительное время «бродивший» внутри художника, выплеснулся на полотно.

Аллегория здоровья – богиня Гигиея, хоть и заняла почти центральное место композиции, все же «подвинута» художником к нижнему краю полотна; статус у нее такой же туманный, как и у фигуры Знания в «Философии».

Появление очередной картины проекта сопровождалось усилением недовольства и непонимания авторского замысла, и заказчики, а вместе с ними и критика с публикой, кроме «уродства и наготы», не находили в климтовских аллегориях ничего другого. Мнение профессора истории фон Виткоффа, пытавшегося защитить творчество художника, не нашло поддержки ни в одной инстанции, и события вокруг «непристойных» картин обсуждались даже в Парламенте.

Можно было догадаться, что в «Юриспруденции», в трактовке философствующего живописца, вряд ли будет дан ответ на вопрос о восстановлении нарушенной справедливости, или, хотя бы, недопущении судебной ошибки. «Закон враждебен, а справедливость – не для всех», – такой вывод напрашивается при рассмотрении сюжета, где три голые фурии жестоко мстят беззащитному старику, скорее, убитому горем, но никак не опасному преступнику. Осьминог пугающе методично поглощает свою жертву, не оставив ей и малейшего шанса на апелляцию, или хотя бы оправдательное слово.

Мощно нагнетает мрачную атмосферу воображаемое пространство композиции, оно двухмерное, сильно сдавлено, и представляет собой черную субстанцию, в которой вязнет все. В отличие от предыдущих картин, автор «убрал» вселенскую пустоту, а также избавился от чувства неограниченного пространства.

Верхняя часть «Юриспруденции» – недосягаемая вершина, на которой расположились Правда, Справедливость и Закон; эти «священные» составляющие элементы справедливости, пребывая в идеальной реальности, вряд ли соприкасаются с реальностью жизни земной, и отделяет их от обыденного, горизонтальный элемент, из-за которого выглядывают, то ли беспристрастные, то ли безучастные лица судей.

Наверное, гнев венского общества, накопившись до критического предела, сыграл не последнюю роль в трагической судьбе этих выстраданных гением Климта картин, и в 1945, при отступлении немецких войск, полотна сгорели в австрийском замке Иммендорф. О вершине творчества Климта, к которой, несомненно, принадлежат аллегории для Университета, можно судить лишь по черно-белым фотографиям, и выполненной на высоком художественном уровне, копии богини Гигиеи.

Выкупить у государства картины художнику удалось в 1905, с помощью друзей и покровителей, впоследствии они были перепроданы в частные руки. Возвратив министерству культуры аванс, Климт зарекся не связываться больше с государством. Отдельные детали полотен, художник дорабатывал до 1907. Также с завершением работы над этим скандальным проектом, Климт перестал писать монументальные полотна, переключившись на малоформатные картины.

fishki.net

Женщины Густава Климта | 365mag.ru

На фоне популярности фильма «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса мы сделали подборку из 11 самых известных женских портретов первого австрийского художника-модерниста.

В 2015 году состоялась премьера фильма «Женщина в золотом» режиссера Саймона Кертиса с Хелен Миррен и Райаном Рейнольдсом в главной роли, рассказывающего историю Марии Альтманн, которая пытается вернуть в семью портрет Адели Блох-Бауэр — один из шедевров, написанных Густавом Климтом.

«365»изучил картины австрийского мастера с целью разгадать, кто же эти женщины, которых загадочно смотрят на нас с его полотен.

Густав Климт

Густав Климт родился 14 июля 1862 года в австро-венгерском городе Баумгартен в семье художника-гравера и ювелира Эрнеста Климта. В семье было семь детей: три мальчика и четыре девочки. Кстати, все трое сыновей Эрнеста стали художниками.

Сначала Густав учится рисовать у своего отца, но затем поступает в венское художественно-ремесленное училище при Австрийском музее искусства, где специализируется на архитектурной живописи. Тогда образцом для Густава был художник Ганс Макарт, представитель академизма. И, кстати, в отличие от большинства юных художников того времени, Климт соглашается с канонами академической живописи и не выступает против принципов консервативного академического рисунка.

Ганс Макарт. Женский портрет

Густав, его брат Эрнст и их друг Франц Матч с 1880 года работали вместе – они украшали фресками театры, музеи. В 1888 году Густав Климт удостаивается награды «Золотой крест» — ее ему вручает император Франц Иосиф за заслуги в искусстве. Но через некоторое время в жизни Климта наступает переломный момент: его отец и брат умирают, и вся ответственность за семью ложится на Густава.

Эти события не могли пройти бесследно – художественный взгляд Климта меняется, начинает развиваться его собственный стиль. В 1897 году Климт возглавляет Сецессион – художественное объединение новаторов, созданное в противовес консервативным представителям искусства. Густав Климт – основоположник модерна в австрийской живописи. В его работах чаще всего можно встретить четкий силуэт и орнаментализм. Вообще, главный предмет его работ – женское тело. Большинство его картин пронизаны эротизмом.

Портрет Адели Блох-Бауэр I (1907)

Золотая Адель

Картина известна также как “Золотая Адель” или “Австрийская Мона Лиза”.

Адель – дочь генерального директора венского банковского союза. В 1903 году Густав Климт получил заказ на портрет Адели от ее мужа, Фердинанда Блох-Бауэра, но картина “Золотая Адель” увидела свет только в 1907 году – за четыре года Климт сделал более ста набросков для нее. Эта картина считается одной из самых значительных работ художника.

Портрет Адели Блох-Бауэр II (1912)

Адель Блох-Бауэр II

Этот портрет, среди других работ Климта, висел в доме Адель до ареста ее семьи нацистами во время Второй мировой войны. Австрийский музей, в котором картина оказалась после войны, отказался возвращать ее владельцам. Но после судебного разбирательства эта и ещё несколько картин художника были возвращены Марии Альтманн, племяннице Фердинанда Блох-Бауэра, в 2006 году.

Юдифь с головой Олоферна (1901)

Юдифь с головой Олоферна

Юдифь – героической образ молодой женщины, спасшей свой еврейский народ от ассирийского пленения, отрубив голову вражескому полководцу Олоферну.

История Юдифи вдохновляла многих художников в истории мирового искусства. Климт же представил Юдифь в образе соблазнительницы, смелой и отчаянной. Здесь она – роковая победительница. Девушка выходит из шатра Олоферна, еще полуобнаженная, в руках несет голову врага. Несмотря на ее надменный взгляд, героиня у Климта остаётся хрупкой и женственной.

Портрет создан в 1901 году. Моделью послужила его излюбленная Адель Блох-Бауэр, дочь генерального директора венского банковского союза. Хотя факт ее позирования Климт не афишировал.

Работа вызвала противоречивые толки. Юдифь не была счастлива в браке, и победа над Олоферном стала своего рода вызовом всему мужскому обществу. Не зря Климт изобразил ее нарочито чувственной, в золотых тонах, что означают символ торжества.

              Три возраста женщины (1905)

Три возраста женщины

На картине Климт изобразил круговорот жизни: с одной стороны — умиротворенная молодая женщина с ребенком на руках, с другой – старая, подавленная женщина. Они контрастируют даже красками, которая задают настроение: молодость изображается светлой, лучезарной, в то время как старость тут серая, обреченная. Искусствоведы называют круговорот жизни — одним из центральных мотивов работ художника.

Даная (1907-1908)

Даная

Картина «Даная» — иллюстрация мифа о Зевсе. Согласно этому мифу он влюбился в девушку Данаю и, чтобы овладеть ею, пролился золотым дождем, после чего Даная родила Персея. Климт отбрасывает все детали и запечатлевает именно момент любви Зевса и Данаи. Несмотря на то, что для многих картин художника характерен мотив эротизма, «Даная» — самая откровенная из его работ.

Дама с веером (1917-1918)

Дама с веером

Создавая образ восточной женщины на этой картине, Густав Климт не изображал какую-то конкретную женщину, здесь образ – собирательный. Моделями для картины послужили грация и изящество.

Дама в шляпе и боа (1909)

Дама в шляпе и боа

Несмотря на то, что мы видим только часть лица дамы, практически один только взгляд, художник смог передать в нем всю силу ее характера. Несмотря на то, что ее тело полностью закрыто, картина не лишена эротизма: его, опять же, передает этот полный уверенности и загадки взгляд.

Портрет Фрицы Ридлер (1906)

Портрет Фрицы Ридлер

На первый взгляд кажется, что этот портрет жены государственного чиновника донельзя скромен. Но это только на первый взгляд: повнимательнее посмотрев на ее лицо, мы видим сдержанную чувственность: полуоткрытый рот, румянец. Да и кресло, на котором она сидит, украшено «павлиньими глазами» — символикой с сексуальным подтекстом.

Надежда I (1903)

Надежда I

Герма работала моделью, чтобы прокормить семью. После того, как Герма забеременела, работу она хотела оставить, но Климт не мог допустить ухода одной из любимых моделей. Получился очень трогательный портрет: несмотря на глубокий взгляд будущей матери, выражающий спокойствие, на фоне мы можем разглядеть пугающие гримасы, которые можно расшифровать как угрозы и страхи за ребенка.

Дева (1913)

Дева

«Дева» Климта – история превращения девушки в женщину. Главная героиня картины спокойно спит, выражение ее лица также безмятежно, непорочно, можно разглядеть ночную рубашку. А в это время в ее сон проникают более искушенные и чувственные женщины, какой героине только еще предстоит стать. Но этот мир уже очень близко подобрался к девушке, окутал ее.

Девушка с голубой вуалью (1903)

Девушка с голубой вуалью

В этой работе очень много внимания художник уделил волосам модели: он тщательно проработал их, а цвет фона и вуали прекрасно контрастирует с цветом волос. Они – главное украшение девушки. Несмотря на открытое тело, картина получилась в меру выдержанной, не откровенно эротичной. Есть предположение, что натурщицей выступила модель Герма, знакомая нам по картине «Надежда I».

Текст: Анна Симонаева, Софья Зубарева

 

365mag.ru


Смотрите также