Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Керенский александр федорович в женском платье


Керенский бежал от большевиков в женском платье — История России

Краткое описание

Опасаясь расправы большевиков во время октябрьских событий 1917 года председатель Временного правительства А.Ф. Керенский бежал из Зимнего дворца, переодевшись в одежду сестры милосердия (по другой версии — горничной).

Источником этих слухов считается брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний. Сам Керенский, много лет спустя, уже находясь в эмиграции в США, категорически опровергал подобные «обвинения», объясняя их ненавистью к нему авторов слухов.

Согласно другой версии мифа, Керенский бежал в женском платье не из Зимнего дворца, а из Гатчинского, куда он перебрался после того как власть оказалась в руках большевиков. Распространению этого мифа нечаянно посодействовал сам экс-председатель Временного правительства. В своих мемуарах он пишет: Я ушел из Дворца за 10 минут до того, как предатели ворвались в мои комнаты. Я ушел, не зная еще за минуту, что пойду. Пошел нелепо переодетый под носом у врагов и предателей. Я еще шел по улицам Гатчины, когда началось преследование.

Миф о «женском платье Керенского» был успешно подхвачен как официальной пропагандой, так и народной молвой. В 1938 году художник Григорий Шегаль закончил картину «Бегство Керенского из Гатчины», на которой главный герой изображен в женской одежде; репродукция картины впоследствии была растиражирована советскими учебниками.

Несмотря на то, что с тех пор прошло много лет, образ Керенского в женском платье до сих пор бытует в общественном сознании.


Примеры использования

Мятежный полковник Мохаммед Кабар неудачно копировал Керенского — бежал на каноэ, переодевшись в женское платье… (Михаил Кузнецов. Заварушка на Коморах // Общественно-политический журнал «Планета», апрель 2008 г.)

Будь я бен Ладеном, не задумываясь, бежала бы из Афганистана в женском платье, как Керенский в 17-м году. По пакистанским слухам, Усама уже обзавелся четырьмя двойниками на случай бегства. (Д. Асламова. В Пешаваре быть русским сегодня не менее опасно, чем американцем. Комсомольская правда, 09.10.2001. Текст по: Нахимова Е.А. Прецедентное имя «Керенский» в современных отечественных СМИ // Политическая лингвистика. Вып. 1(24). 2008)   

Неожиданно появляется информация: госпожа Кальюранд, посол Эстонии в России, надев парик и мужской костюм, как Керенский в 17-м году, вышла из оцепления. Видимо, через посольство Голландии, откуда ее отвезли в аэропорт «Шереметьево» (Н. Бероева. Новый Сталинград. - Комсомольская правда, 28.04.2007. Текст по: Нахимова Е.А. Прецедентное имя «Керенский» в современных отечественных СМИ // Политическая лингвистика. Вып. 1(24). 2008)


И.Е. Репин. А. Керенский. 1917

Действительность

После событий октября 1917 года глава Временного правительства оказался в крайне невыгодном для себя положении. С одной стороны, его выдачи требовали большевики, с другой стороны, после выступления генерала Корнилова, которое он объявил незаконным, фактически отказывалась поддерживать армия. Керенский был вынужден покинуть Петроград и уехать в Гатчину, где он думал переждать бои между большевиками и отправившимися на борьбу с ними казачьими отрядами генерала Краснова. Но казаки уже в конце октября заключили перемирие с большевиками – защищать Керенского, которого они считали предателем после Корниловского выступления, красновцы не собирались. Опасаясь выдачи, Керенский бежал из Гатчины и, после нескольких месяцев скитаний по стране и попыток примкнуть к антибольшевистским движениям, покинул Россию.

От истории с «женским платьем» Керенский, доживший до 1970 года, страдал до последних лет своей жизни. В 1966 году, общаясь с советским журналистом Генрихом Боровиком, он эмоционально заявлял: «Господин Боровик, ну скажите там в Москве - есть же у вас умные люди! Ну не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!» Такие слухи председатель Временного правительства объяснил ненавистью к нему монархистов; по его словам, они также распускали сплетни, будто он ночевал на кровати императрицы, и за глаза называли его «Александрой Федоровной».

Кроме слов Керенского, миф о бегстве из Зимнего никто прямо не опровергает, но показательно, что другие очевидцы, описывая его уход, ставили акценты совсем на других вещах. Так, послу США в России Дэвиду Фрэнсису в истории с побегом Керенского больше всего запомнился угон автомобиля американского посольства адъютантами главы Временного правительства (сам Керенский в своих мемуарах деликатно сообщает, что автомобиль с американским флагом был ему «предоставлен»).

Про бегство же из Гатчины с «нелепым переодеванием» впоследствии высказался генерал Краснов, по словам которого, приведенным П.Н. Милюковым, Керенский ушел «в матросской куртке и синих очках».

Главное же уязвимое место мифа – отсутствие единой версии событий. Его ретрансляторы сходятся только в том, что Керенский переоделся в женское платье. Что именно за платье это было — горничной или медсестры; при каких обстоятельствах, во время какого именно этапа своего бегства председатель Временного правительства мог переодеться таким образом, — авторы мифа однозначного ответа не дают.


Источники и литература

Нахимова Е.А. Прецедентное имя «Керенский» в современных отечественных СМИ // Политическая лингвистика. Вып. 1(24). 2008

Сравнительная мемуаристика — побег Керенского из Зимнего и Гатчины в описании разных лиц

 

 

histrf.ru

«Александра Фёдоровна». Бежал ли Керенский из Петрограда в женском платье? | История | Общество

В истории русской революции есть моменты и сцены, которые врезаются в память даже тем, кто в данный материал глубоко не погружается: Ленин на броневике, выстрел «Авроры», рабочие, идущие на штурм Зимнего...

В этом ряду есть и такая сцена: глава Временного правительства Александр Керенский бежит из Петрограда в женском платье.

«Я выехал из Петербурга в моей полувоенной форме»

Министр-председатель Всероссийского Временного правительства Александр Фёдорович Керенский пережил практически всех своих политических единомышленников и оппонентов. Он умер в июне 1970 года в возрасте 89 лет в Нью-Йорке.

Практически до последнего дня Керенский боролся с историей про платье, доказывая, что она является выдумкой.

Журналист Генрих Боровик, единственный из представителей советской прессы, кто общался с Керенским, рассказывал, что престарелый политик отчаянно убеждал его: «Господин Боровик, ну скажите там в Москве — есть же у вас умные люди! Ну не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!»

В интервью сотруднику русской секции Radio Canada Александру Ливену, которое Керенский дал в 1964 году, он рассказывал следующее: «Когда в ночь на двадцать пятое я пришёл в штаб, там уже больше половины офицеров демонстрировали свои весьма „неприятные“ для Временного правительства чувства. Утром было решено, что я лично поеду навстречу высланным в Петербург войскам. В России говорят, что я бежал в костюме сестры милосердия. Но я выехал из Петербурга в своём открытом автомобиле, в моей полувоенной форме, сидя рядом с моими адъютантами и помощником. Мы приказали шофёру ехать от Петербурга к московской заставе на Царское Село по большим улицам, — Морской и другим — где телеграфы и телефоны уже были заняты повстанцами. Мы ехали медленно, и повстанцы так терялись, что отдавали мне честь. И только возле заставы мы были обстреляны. Стреляли в шины — не попали. Мы приехали на остановку в Гатчину, и нам всем показалось что-то не совсем ладное. Я приказал налить бензин, и поехали сразу дальше, а следующий автомобиль, который шёл со мной на большом расстоянии, был обстрелян, и там все были ранены внутри. Вот такая была подлинная картина».

Керенский бежал на автомобиле, отобранном у дипломатов США?

Так как же возникла история о побеге в женском платье?

24 октября Керенский присутствовал на заседании Предпарламента в Петрограде и требовал принятия резолюции, выражающей полную поддержку действиям Временного правительства. Однако резолюция была принята уклончивая, что министра-председателя не устраивало.

Утром 25 октября Керенский выехал из Петрограда, чтобы встретить войска, идущие с фронта на помощь правительству.

В интервью 1964 года Александр Фёдорович не упоминает, на каком автомобиле он покидал столицу. А вот в книге «Издалека» он более откровенен: «В момент самого выезда ко мне являются представители английского и, насколько помню, американского посольств с заявлением, что представители союзных держав желали бы, чтобы со мной в дорогу пошёл автомобиль под американским флагом».

Посол США в России Дэвид Фрэнсис в книге «Россия из окна американского посольства» вспоминает об этом несколько иначе: «Секретарь Уайтхауз вбежал ко мне в сильном возбуждении и сказал, что за его автомобилем, на котором развевался американский флаг, следовал до его квартиры русский офицер, заявивший, что Керенскому этот автомобиль нужен для поездки на фронт. Уайтхауз и его шурин барон Рамзай отправились с офицером в главный штаб, чтобы проверить источник этого изумительного заявления. Там они нашли Керенского... Все были страшно возбуждены, и царствовал полный хаос. Керенский подтвердил заявление офицера, что ему нужен автомобиль Уайтхауза, чтобы ехать на фронт. Уайтхауз заявил: это мой собственный автомобиль, а у вас (он показал на Зимний дворец, по другую сторону площади) больше тридцати автомобилей ожидают у подъезда. Керенский отвечал: они ночью испорчены, и большевики распоряжаются всеми войсками в Петрограде, за исключением немногих, заявляющих о своём нейтралитете; они отказываются подчиняться моим приказаниям. Уайтхауз и Рамзай, посоветовавшись наспех, пришли к резонному заключению, что, так как автомобиль уже захвачен фактически, они больше противиться не могут. Выйдя из штаба, Уайтхауз вспомнил об американском флаге и, вернувшись, сказал офицеру, просившему об автомобиле, что он должен снять флаг, прежде чем использует автомобиль. Тот возражал, и после некоторых пререканий Уайтхаузу пришлось удовлетвориться протестом против того, чтобы Керенский пользовался флагом...» 

«Я преобразился в весьма нелепого матроса»: как глава правительства спасался из Гатчины

Свидетели подтверждают, что Керенский уезжал из Петрограда на машине американского посольства, однако в мужской одежде.

Но переодеваться Керенскому всё же пришлось. Добравшись до Гатчины, он обосновался там и попытался собрать силы для реванша. Однако поход на Петроград провалился. 31 октября казаки генерала Краснова заключили перемирие с большевиками. Для переговоров 1 ноября прибыл большевик Павел Дыбенко, который быстро нашёл с казаками общий язык. Предложение «поменять Керенского на Ленина», разумеется, прозвучало не всерьёз, однако его хватило, чтобы насмерть перепугать главу Временного правительства. Он понял, что казаки умирать за него не собираются.

Генерал Краснов в мемуарах писал: «Я пошёл вызвать казака 10-го Донского казачьего полка Русакова и приказал назначить 8 казаков для окарауливания верховного главнокомандующего. Через полчаса пришли казаки и сказали, что Керенского нет, что он бежал. Я поднял тревогу и приказал его отыскать, полагая, что он не мог бежать из Гатчины и скрывается где-либо здесь же».

А вот что сам Керенский писал о своём исчезновении из Гатчины: «Я не считаю ещё себя вправе подробно рассказать мой уход из Гатчинского Дворца. Большевики ещё у власти — люди ещё живы... Я ушёл из дворца за 10 минут до того, как предатели ворвались в мои комнаты. Я ушёл, не зная ещё за минуту, что пойду. Пошёл нелепо переодетый под носом у врагов и предателей. Я ещё шёл по улицам Гатчины, когда началось преследование. Шёл вместе с теми, кто меня спас, но кого я никогда раньше не знал и видел в первый раз в жизни. В эти минуты они проявили выдержку, смелость и самоотвержение незабываемые».

А во что же переоделся Александр Фёдорович? Вот его собственные слова: «Я преобразился в весьма нелепого матроса, рукава бушлата которого были коротковаты, мои рыжевато-коричневые штиблеты и краги явно выбивались из стиля. Бескозырка была мне так мала, что едва держалась на макушке. Маскировку завершали огромные шофёрские очки». Такой вид Керенского при побеге подтверждали в воспоминаниях те, кто видел его 1 ноября.

Итак, Керенский действительно переодевался, убегая от большевиков, но не в женщину, а в матроса, и не в Петрограде, а в Гатчине.

«Вы знаете, как они меня называли? „Александра Фёдоровна“!»

Любопытно, но рассказ о побеге главы Временного правительства не был придуман большевиками. Первоисточником считается младший брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний. Именно с его лёгкой руки легенда о женском платье ушла в народ.

Её охотно тиражировали впоследствии как в Советской России, так и в кругах эмиграции. Известный русский адвокат Николай Карабчевский писал: «Поцарствовав недолго в рабочей куртке, во имя углубления революции, и затем в походной форме потешного „главнокомандующего“, он бежал из Зимнего дворца, как утверждали, в платье и в головной косынке сестры милосердия, что при его брито-бесцветной физиономии дало ему возможность благополучно скрыться. В каком костюме он впоследствии удирал от большевиков за границу, мне в точности не известно».

Даже в спектакле знаменитого Театра на Таганке «Десять дней, которые потрясли мир» в семидесятых Керенский, убегая, переодевался в медсестру, становясь из «Александра Фёдоровича» «Александрой Фёдоровной».

И вот здесь можно нащупать истоки мифа. Дело в том, что летом 1917 года главу Временного правительства стали сравнивать с последней императрицей, которую, как известно, звали Александра Фёдоровна. Откуда взялось такое сравнение, пояснял сам Керенский в интервью Генриху Боровику: «Да они ж меня все ненавидели и ненавидят! Они ж монархисты... Вы знаете, как они меня называли? „Александра Фёдоровна“! Они намекали на то, что я якобы спал на кровати императрицы Александры Фёдоровны. А я, клянусь Богом, там не спал!»

Почему в это поверили?

Но вряд ли бы в историю про женское платье так охотно поверили бы, если бы речь шла о другом политике. Например, Ленину тоже приписывали побег из Петрограда в Разлив от преследований Временного правительства в женском платье. Эту версию, однако, всерьёз никто не принял. Когда же речь шла о Керенском, различные политические силы готовы были поверить во что угодно.

Последний глава Временного правительства во время Февральской революции считался народным трибуном и одним из самых популярных политиков в России. Этот факт и привёл его на высший пост. Однако метания Керенского от левых к правым и отсутствие твёрдой политической линии привели к тому, что к октябрю 1917 года он полностью разбазарил свой политический авторитет. Спасать Временное правительство оказалось некому. В Керенском теперь видели политического фрика, клоуна, которому амплуа «медсестры» подходит идеально.

Избавиться от такой репутации глава Временного правительства при жизни так и не смог. Судя по всему, женское одеяние закрепилось за ним в истории навечно, несмотря ни на какие опровержения.

aif.ru

Керенский был копией Горбачева. В женском платье не убегал, но всю жизнь оправдывался

Об этом наш корреспондент Эдвард Чесноков поговорил в эфире Радио «Комсомольская Правда» с историком Александром Быковым.

«Крикун-радикал» во главе страны

— В тридцать с небольшим лет столичный юрист и неистовый «обличитель режима» становится настоящей звездой предреволюционной России, верно?

— Понятие «звездности» в его современном смысле ни в коем случае не применимо к политикам, влиявшим на умы 100 лет назад. Правильнее говорить о «популярности в определенных кругах». Ведь тогда не было ни интернета, ни телевидения. Только газеты, которые тоже были доступны не всем в огромной Империи. А известность в Думе (как лидера фракции «трудовиков») и среди петербургских юристов (как защитника по резонансным делам) не простирались дальше узкого круга лиц. Его масонское прошлое, хотя и было направлено на обладание властью, также не было публично. Поэтому говорить о какой-то всероссийской известности Керенского в предреволюционные годы не уместно.

До падения монархии у Александра Фёдоровича скорее была репутация «крикуна»-радикала, которая однажды даже возмутила его тёзку — императрицу Александру Фёдоровну. В любом случае, его слава - часто сомнительного толка - ограничивалась Петроградом. Но в первые дни Февральской революции Керенский благодаря своей прежней активности был включен во Временное правительство, заняв пост министра юстиции.

— А в июле 17-го стал министром-председателем — фактически главой государства. Это в 36-то лет!

— Да, он является самым молодым политиком, стоявшим у кормила верховной власти в России с XX века и по сей день. Но в те годы взросление было весьма ранним; он считался уже вполне зрелым человеком. В эпоху перемен активная молодежь всегда выходит на авансцену — например, другому «горлану революции», Льву Троцкому, в 1917-м было 38.

Его возненавидели все

— Какой-то план реформ у Керенского имелся?

— Скорее всего, нет. Но было представление о том, «как быть не должно». Даже став после разгрома августовского 1917 года выступления генерала Корнилова фактическим диктатором России, он по-прежнему считал себя демократом. И продолжал бороться с большевиками в легальном политическом поле, пытаясь уговаривать и убеждать народ не репрессиями, а призывами.

Впрочем, даже имея репутацию «главноуговаривающего», он вынужден был дрейфовать к ограничению свобод, ибо революция не означает вседозволенности. Если бы он делал это решительнее и не допустил конфликта с армейской верхушкой (как раз и вошедшего в историю как мятеж генерала Корнилова), то, возможно, Октябрьского переворота и не случилось бы.

— Говорят, «Сашу с бобриком», как Керенского прозвали за его причёску, быстро возненавидели все: и либералы, и социалисты, и монархисты, и военные, и интеллигенция...

— У толпы настроения меняются быстро, особенно когда нет мгновенного результата — на нынешнюю Украину гляньте. Керенский надеялся, что широкие массы осознают, например, необходимость войны до победного конца и других трудностей (напомню, мы продолжали удерживать фронт против Германии). Но «осознание» как главный движущий стимул улучшения ситуации, увы, не работало. В апреле 1918 г. посол США в России Дэвид Френсис искренне интересовался: «Где Керенский?» — не понимая, как безусловный лидер общественного мнения в такой короткий срок мог превратиться в политический нуль.

— В развале армии он повинен?

— Нашей последней крупной операцией в Первую мировую стало как раз «наступление Керенского» в июне 1917-го. Восстановление смертной казни за воинские преступления, попытка продолжить «борьбу до победного», обещания союзникам по Антанте, которые давал Александр Фёдорович — всё это было направлено как раз на укрепление армии. С другой стороны — апатия офицерства после печально известного «Приказа № 1», отменившего единоначалие в войсках, когда солдатская масса из подчиненных превратилась в агрессивное большинство… Но, например, Френсис Линдлей, поверенный в делах Британии в России, в своих мемуарах никакого «развала армии» летом 1917-го не видел: лишь сложная обстановка, связанная с отступлением и трудностями в тылу.

Миф о женском платье

— Ранее, весной 1917-го, Керенский одновременно стал членом и либерального Временного правительства, и наводнённого социалистами Петроградского совета: органов власти с прямо противоположными взглядами. Это что? Попытка примирить враждебные лагеря — или усидеть на двух стульях?

— В системе двоевластия, сложившейся в России после Февраля, принадлежность к разным полюсам обеспечивала возможность манёвра. Думаю, его заигрывание с обоими лагерями было, скорее, политическим чутьем: как известно, в октябре 1917-го, после штурма Зимнего дворца, в числе арестованных министров Временного правительства Керенского не оказалось.

— Вокруг него тогда кучу мифов накрутили…

— Стараясь унизить противника, большевики пустили «утку» о бегстве главы государства, якобы переодетого в женское платье с белым фартуком сестры милосердия. Надо сказать, некоторые основания у подобной легенды имелись. В 1918 году, что документально установлено, Керенский в костюме сербского офицера пробрался с помощью западных дипломатов в оккупированный англичанами Мурманск и отплыл за рубеж.

Александр Фёдорович действительно был не чужд актерству, что и обыграли его недоброжелатели, создав целый исторический миф. Керенский до конца дней своих вынужден был опровергать эту байку, которая его очень раздражала.

«Сравнил бы его с Горбачёвым»

— Так кем всё-таки был Керенский: национал-предателем? Или идеалистом, пытавшимся построить в России демократию?

— Разумеется, идеалистом. Большинство деятелей революции были искренни в своих устремлениях, но очень по-разному представляли «светлое будущее» и, самое главное, методы его достижения.

Керенский серьезно ошибался, поверив в «позитивную энергию» революционных масс. Народ оказался далёк от идеалов демократии (по крайней мере, в том виде, в каком их представляли себе либеральные вожди Февраля). Наверное, ни один деятель XX века не заплатил такую личную цену за свой политический просчёт, как Керенский. Все последующие годы (а умер он в эмиграции в 1970-м году, в возрасте почти 90 лет) Александр Фёдорович жил с осознанием своей ущербности. Что бы ни говорил и ни делал, он навсегда остался в народной памяти человеком, сбежавшим от большевиков в женском платье.

— Адвокатская карьера, яркие ораторские способности, оппозиционная деятельность, жажда власти и умение интриговать… С кем из нынешних политических фигур вы бы сравнили Керенского?

— Есть лишь один деятель подобной судьбы, хотя и несколько меньших масштабов. Это Горбачёв. Он повторил ошибки Керенского, понадеявшись на «революционную сознательность» перестроечных масс — и проиграл, будучи предан своими же соратниками. Правда, победители поступили с ним благородно. Он избежал участи гонимого эмигранта, ездит по миру с лекциями о российской демократии и даже уважаем в некоторых западных странах (как в свое время и Керенский). Но и тот и другой внутри самой России, думаю, навсегда останутся в образе политических неудачников.

Из досье «КП»

Александр Владимирович Быков. Родился в 1962 году. Кандидат исторический наук. Специализация — события 1917-18 годов и международные отношения в данный период.

www.kp.ru

100 лет Революции. Женское платье Главковерха: maysuryan — LiveJournal


Григорий Шегаль. «Бегство Керенского из Гатчины». 1938

Итак, в год 100-летия "Великой русской революции", как теперь принято это событие называть, продолжим собирать экспонаты для виртуального музея революции/контрреволюции 1917-1991 годов.
После френча Керенского, который на целое столетие, и даже уже дольше, стал одеянием революционеров (Ленина, Сталина, Мао, Чан Кай Ши, Дэн Сяопина, Пол Пота, Че Гевары, трёх Кимов...), перейдём к "экспонату номер два", другой одежде Александра Фёдоровича. Которую он, вдобавок, никогда в реальной жизни не носил... но, тем не менее, она прочно вошла в исторический миф о нём и о революции 25 Октября. И в историю искусства (живописи, включая карикатуру, и кино). И в историческую символику...
Конечно, речь идёт про знаменитое "женское платье" Керенского, то ли сестры милосердия, то ли горничной, в которое он переоделся, чтобы сбежать от большевиков. В реальности отыскать этот наряд, увы, невозможно, ибо его и не было никогда, но для виртуального музея он подойдёт в самый раз. Что ж, проследим рождение этой прекрасной по красоте и символичности революционной легенды.
Как же обстояло дело в действительности? Зимний дворец накануне штурма Керенский покинул в своей обычной одежде, то есть всё в том же полувоенном френче. Американское посольство даже предоставило главе российского правительства дипломатическую машину со звёздно-полосатым флагом, для его большей безопасности. На ней он и выехал из Зимнего дворца. Встречные офицеры, по его словам, как обычно, отдавали главковерху честь, он отвечал им тем же...
А вот со вторым бегством Керенского, уже из Гатчинского дворца, дело обстояло немного интереснее. Обстановка вокруг премьера там сложилась нестерпимая: в Гатчину для переговоров приехал большевик Павел Дыбенко. Генерал Пётр Краснов (тот самый, будущий союзник Гитлера, повешенный по приговору советского суда в 1947 году) стал последней надеждой Керенского. Краснов вспоминал: "Утром 1 ноября вернулись переговорщики и с ними толпа матросов. Наше перемирие было принято, подписано представителем матросов Дыбенко, который и сам пожаловал к нам. Громадного роста, красавец-мужчина с вьющимися чёрными кудрями, чёрными усами и юной бородкой, с большими тёмными глазами, белолицый, румяный, заразительно веселый, сверкающий белыми зубами, с готовой шуткой на смеющемся рте, физически силач, позирующий на благородство, он очаровал в несколько минут не только казаков, но и многих офицеров.
— Давайте нам Керенского, а мы вам Ленина предоставим, хотите, ухо на ухо поменяем! — говорил он, смеясь.
Казаки верили ему. Они пришли ко мне и сказали, что требуют обмена Керенского на Ленина, которого они тут же у дворца повесят."


"Фирменная" одежда Керенского в 1917 году — полувоенный френч

В своих показаниях после ареста в 1917 году генерал Краснов рассказывал о дальнейшем так:
"1 ноября меня потребовал верховный главнокомандующий (Керенский). Он был очень взволнован и нервен.
– Генерал, – сказал он, – вы меня предали... Тут ваши казаки определённо говорят, что они меня арестуют и выдадут матросам...
– Да, – отвечал я, – разговоры об этом идут, и я знаю, что сочувствия к вам нигде нет.
– Но и офицеры говорят то же.
– Да, офицеры особенно недовольны вами.
– Что же мне делать? Приходится покончить с собой.
– Если вы честный человек, вы поедете сейчас в Петроград с белым флагом и явитесь в Революционный комитет, где переговорите как глава правительства.
– Да, я это сделаю, генерал.
– Я дам вам охрану и попрошу, чтобы с вами поехал матрос.
– Нет, только не матрос. Вы знаете, что здесь Дыбенко?
– Я не знаю, кто такой Дыбенко.
– Это – мой враг.
– Ну, что же делать? Раз ведёте большую игру, то надо и ответ дать.
– Да, только я уеду ночью.
– Зачем? Это будет бегство. Поезжайте спокойно и открыто; чтобы все видели, что вы не бежите.
– Да, хорошо. Только дайте мне конвой надёжный.
– Хорошо. Я пошёл вызвать казака 10-го Донского казачьего полка Русакова и приказал назначить 8 казаков для окарауливания верховного главнокомандующего. Через полчаса пришли казаки и сказали, что Керенского нет, что он бежал. Я поднял тревогу и приказал его отыскать, полагая, что он не мог бежать из Гатчины и скрывается где-либо здесь же".
В Ставку генералу Духонину Краснов отослал в тот день телеграмму: "Приказал арестовать главковерха; он успел скрыться". Позднее, в мемуарах, Краснов попытался приукрасить своё поведение в этот день, якобы никакого предательства с его стороны не было, и он сказал премьеру: "Как ни велика вина ваша перед Россией, я не считаю себя вправе судить вас. За полчаса времени я вам ручаюсь". И дал тому возможность сбежать...
Сам Керенский уверенно писал о предательстве Краснова, а о своём бегстве рассказывал так (выделение моё): "Я не считаю ещё себя вправе подробно рассказать мой уход из Гатчинского Дворца. Большевики ещё у власти – люди ещё живы... Я ушёл из Дворца за 10 минут до того, как предатели ворвались в мои комнаты. Я ушёл, не зная ещё за минуту, что пойду. Пошёл нелепо переодетый под носом у врагов и предателей. Я ещё шёл по улицам Гатчины, когда началось преследование. Шёл вместе с теми, кто меня спас, но кого я никогда раньше не знал и видел в первый раз в жизни. В эти минуты они проявили выдержку, смелость и самоотвержение незабываемые."
Во что же реально переоделся Александр Фёдорович в Гатчинском дворце 1 ноября 1917 года? Павел Милюков со слов Краснова уточнял, что Керенский ушёл из дворца «в матросской куртке и синих очках». Один из его адъютантов мичман Кованько рассказывал позднее подробности этих минут. Керенский сказал своим адъютантам, что он решил застрелиться, чтобы не попасть в руки большевиков. Но у него больная рука, и он боится, что не убьёт себя, а только покалечит. Поэтому он просит их бросить жребий, кто из них его застрелит. Жребий пал на Кованько. "А надо сказать, что этот Кованько был очень артистичным малым: и сострить мог, и скаламбурить к месту. Тут он и говорит Керенскому: "Что же это мы в самом деле раскисли?!" Схватил шофёрскую меховую куртку (тогда ведь были открытые машины), напялил синие очки на Александра Федоровича, фуражку". Автопортрет самого Керенского: «Я преобразился в весьма нелепого матроса, рукава бушлата которого были коротковаты, мои рыжевато-коричневые штиблеты и краги явно выбивались из стиля. Бескозырка была мне так мала, что едва держалась на макушке. Маскировку завершали огромные шофёрские очки».
Однако фраза "пошёл нелепо переодетый", опубликованная в мемуарном очерке в 1926 году, дорого обошлась позднее Александру Фёдоровичу. (Я помню, как в советской школе начала 80-х читал её в учебнике истории). Она очень помогла распространению знаменитого мифа.
К 1927 году легенда о "женском платье" главковерха была уже готова. Она отразилась на плакате художника Василия Пшеничникова (1882—1957) из Ассоциации художников революционной России (АХРР), созданном к 10-летию революции. На нём Керенский изображён в неопределённом женском платье красного цвета. Но это пока ещё не платье сестры милосердия или горничной.


Василий Пшеничников. Плакат, 1927. Подпись: "БЕГСТВО КЕРЕНСКОГО ИЗ ГАТЧИНЫ. Керенский решил всеми силами подавить революцию. Последняя надежда оставалась у него на казаков. Но и казаки не поддержали Керенского. Член военно-революционного комитета тов. Дыбенко, приехавший в штаб Керенского, в Гатчину, созвал митинг, на котором решено было арестовать Керенского и отправить его в Петроград. За 10 минут до ареста, 14 ноября, около 3-х часов дня, Керенский, переодевшись женщиной и воспользовавшись волнением во дворце, бежал от возмущённых казаков и солдат".

А в среде белой эмиграции легенда о "бегстве Керенского из Зимнего дворца в женском платье" родилась ещё раньше. Адвокат Николай Карабчевский писал: «Костюмироваться по маскарадному Керенский вообще любил, и был на это мастер.
Как мне в свое время передавали, он однажды в масленицу явился в квартиру одного думца, где собрались гости, в облачении древнего римлянина времён республики, с мечом в руках. Все нашли, что в шлеме, из-под которого торчали его характерно-растопыренные уши, и с мечом в руках, на своих тонких ногах, он весьма удачно выразил стойкую храбрость русского революционера.
Позднее ему пришлось маскироваться уже не по случаю масленицы.
Поцарствовав недолго в рабочей куртке, во имя углубления революции, и затем в походной форме потешного „главнокомандующего“, он бежал из Зимнего дворца, как утверждали, в платье и в головной косынке сестры милосердия, что при его брито-бесцветной физиономии дало ему возможность благополучно скрыться. В каком костюме он впоследствии удирал от большевиков заграницу, мне в точности не известно".
В 1937 году легенда поднялась на новую ступеньку, она вошла в "Краткий курс истории ВКП(б)"! Там говорилось про его бегство из Гатчины: «что касается Керенского, то он, переодетый в женское платье, успел скрыться».
К 20-летию Октября, в 1937-1938 годах советский художник Григорий Шегаль (1889—1956) создал картину «Бегство Керенского из Гатчины», на которой напуганный Керенский торопливо переодевается в одежду сестры милосердия в одной из дворцовых комнат; репродукцию картины стали довольно часто помещать в советские учебники.
Отметился в творении легенды и Борис Ефимов:

Борис Ефимов. Карикатура на А. Ф. Керенского

В 1957 году, к 40-летию революции, к мифу о женском платье главковерха приложили руку известные советские карикатуристы Кукрыниксы. Они создали картину "Последний выход Керенского".


Кукрыниксы. "Последний выход Керенского". 1957-1958

Ну, а в фильме "Посланники вечности" (1970) легенда сделала последний шаг: Керенский в женском платье бежал уже не из Гатчины, а из Зимнего дворца (впрочем, то же самое утверждал Карабчевский ещё в 1920-х годах).
В телефильме "Шантаж" из серии "Следствие ведут Знатоки" (дело №6, 1972) старорежимная барыня Антонина Валерьяновна Прахова успокаивала своего молодого сообщника, безымянного Шантажиста (роль А. Джигарханяна), что в случае чего он уйдёт от милицейской засады, "как ушёл Александр Фёдорович".
– Какой Александр Фёдорович?
– Да Керенский.
– А как он ушёл?
– В женском платье. Надо знать отечественную историю!
В фильме "Корона Российской империи" (1971) актриса Людмила Гурченко распевала "куплеты шансонетки" на стихи Роберта Рождественского, среди которых был и такой:
Между прочим, сам Керенский за кордон,
Перебрался в платье женском, миль пардон,
Сбросив женскую одежду и корсет
Мне высказывал надежды тет-а-тет.
– Извините, мсье Керенский, чем стареть
Может лучше за Россию умереть?
Ради чести и престижа, не шучу.
Он смеется:
– Что я, рыжий? Не хочу!

Этих куплетов Александр Фёдорович, на своё счастье, уже не услышал (он скончался в 1970 году), но про саму легенду, разумеется, знал. В 1966 году, общаясь с советским журналистом Генрихом Боровиком, беседу с ним начал с эмоционального заявления: «Господин Боровик, ну скажите у себя в Москве! Там же есть серьёзные люди! Ну, пусть перестанут писать, будто я бежал из Зимнего дворца в женском платье! Не было этого! И не бежал я, а, согласно нашему общему решению, уехал навстречу нашим войскам, которые всё не прибывали и не прибывали из Гатчины на подмогу Временному правительству! Уехал на своём автомобиле и в своём обычном полувоенном костюме… Меня многие видели, я не особенно и скрывался-то. Солдаты, даже красные, если узнавали меня, отдавали мне честь!.. При чём тут женское платье?!»
Г. Боровик рассказывал: "Видимо, эта неправда жгла ему сердце и через 50 лет.
– Александр Фёдорович, но это же не большевики придумали, – ответил я. – Об этом впервые написал младший брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний…
– Да они ж меня все ненавидели и ненавидят! – взорвался Керенский. – Они ж монархисты… Вы знаете, как они меня называли? «Александра Фёдоровна»! Они намекали на то, что я якобы спал на кровати императрицы Александры Фёдоровны. А я, клянусь Богом, там не спал!".
Кстати, "Александрой Фёдоровной" по имени последней императрицы Керенского называли не только монархисты. У Маяковского в поэме "Хорошо" один из большевиков говорит:
Быть
Керенскому
биту и ободрану!
Уж мы
подымем
с царёвой кровати
эту
самую
Александру Федоровну.

Ну, и в завершение обзора этого, повторю, прекрасного, с моей точки зрения, исторического мифа, пара небольших личных воспоминаний в тему.
Году в 1979-м учительница рассказывала школьникам, в числе которых был и я, такую историческую байку. Будто бы в детстве, когда юный Саша Керенский и Володя Ульянов жили в Симбирске, а их отцы были коллегами-педагогами, маленький Саша приходил на ёлку к Ульяновым. И переодевался при этом в маскарадный костюм девочки...
И второе: около 1990 года помню карикатуру из тогдашней неформальной (оппозиционной) печати, из газеты "Новая жизнь". На рисунке Александр Фёдорович Керенский демонстрировал Михаилу Сергеевичу Горбачёву женское платье...


Б. Матвеева. Керенский. 1989

maysuryan.livejournal.com

100 лет Революции. А бежал ли Керенский из Зимнего в женском платье?: sorokovs — LiveJournal


Григорий Шегаль. «Бегство Керенского из Гатчины». 1938

Итак, в год 100-летия "Великой русской революции", как теперь принято это событие называть, продолжим собирать экспонаты для виртуального музея революции/контрреволюции 1917-1991 годов.
После френча Керенского, который на целое столетие, и даже уже дольше, стал одеянием революционеров (Ленина, Сталина, Мао, Чан Кай Ши, Дэн Сяопина, Пол Пота, Че Гевары, трёх Кимов...), перейдём к "экспонату номер два", другой одежде Александра Фёдоровича. Которую он, вдобавок, никогда в реальной жизни не носил... но, тем не менее, она прочно вошла в исторический миф о нём и о революции 25 Октября. И в историю искусства (живописи, включая карикатуру, и кино). И в историческую символику...
Конечно, речь идёт про знаменитое "женское платье" Керенского, то ли сестры милосердия, то ли горничной, в которое он переоделся, чтобы сбежать от большевиков. В реальности отыскать этот наряд, увы, невозможно, ибо его и не было никогда, но для виртуального музея он подойдёт в самый раз. Что ж, проследим рождение этой прекрасной по красоте и символичности революционной легенды.
Как же обстояло дело в действительности?Зимний дворец накануне штурма Керенский покинул в своей обычной одежде, то есть всё в том же полувоенном френче. Американское посольство даже предоставило главе российского правительства дипломатическую машину со звёздно-полосатым флагом, для его большей безопасности. На ней он и выехал из Зимнего дворца. Встречные офицеры, по его словам, как обычно, отдавали главковерху честь, он отвечал им тем же...
А вот со вторым бегством Керенского, уже из Гатчинского дворца, дело обстояло немного интереснее. Обстановка вокруг премьера там сложилась нестерпимая: в Гатчину для переговоров приехал большевик Павел Дыбенко. Генерал Пётр Краснов (тот самый, будущий союзник Гитлера, повешенный по приговору советского суда в 1947 году) стал последней надеждой Керенского. Краснов вспоминал: "Утром 1 ноября вернулись переговорщики и с ними толпа матросов. Наше перемирие было принято, подписано представителем матросов Дыбенко, который и сам пожаловал к нам. Громадного роста, красавец-мужчина с вьющимися чёрными кудрями, чёрными усами и юной бородкой, с большими тёмными глазами, белолицый, румяный, заразительно веселый, сверкающий белыми зубами, с готовой шуткой на смеющемся рте, физически силач, позирующий на благородство, он очаровал в несколько минут не только казаков, но и многих офицеров.
— Давайте нам Керенского, а мы вам Ленина предоставим, хотите, ухо на ухо поменяем! — говорил он, смеясь.
Казаки верили ему. Они пришли ко мне и сказали, что требуют обмена Керенского на Ленина, которого они тут же у дворца повесят."


"Фирменная" одежда Керенского в 1917 году — полувоенный френч

В своих показаниях после ареста в 1917 году генерал Краснов рассказывал о дальнейшем так:
"1 ноября меня потребовал верховный главнокомандующий (Керенский). Он был очень взволнован и нервен.
– Генерал, – сказал он, – вы меня предали... Тут ваши казаки определённо говорят, что они меня арестуют и выдадут матросам...
– Да, – отвечал я, – разговоры об этом идут, и я знаю, что сочувствия к вам нигде нет.
– Но и офицеры говорят то же.
– Да, офицеры особенно недовольны вами.
– Что же мне делать? Приходится покончить с собой.
– Если вы честный человек, вы поедете сейчас в Петроград с белым флагом и явитесь в Революционный комитет, где переговорите как глава правительства.
– Да, я это сделаю, генерал.
– Я дам вам охрану и попрошу, чтобы с вами поехал матрос.
– Нет, только не матрос. Вы знаете, что здесь Дыбенко?
– Я не знаю, кто такой Дыбенко.
– Это – мой враг.
– Ну, что же делать? Раз ведёте большую игру, то надо и ответ дать.
– Да, только я уеду ночью.
– Зачем? Это будет бегство. Поезжайте спокойно и открыто; чтобы все видели, что вы не бежите.
– Да, хорошо. Только дайте мне конвой надёжный.
– Хорошо. Я пошёл вызвать казака 10-го Донского казачьего полка Русакова и приказал назначить 8 казаков для окарауливания верховного главнокомандующего. Через полчаса пришли казаки и сказали, что Керенского нет, что он бежал. Я поднял тревогу и приказал его отыскать, полагая, что он не мог бежать из Гатчины и скрывается где-либо здесь же".
В Ставку генералу Духонину Краснов отослал в тот день телеграмму: "Приказал арестовать главковерха; он успел скрыться". Позднее, в мемуарах, Краснов попытался приукрасить своё поведение в этот день, якобы никакого предательства с его стороны не было, и он сказал премьеру: "Как ни велика вина ваша перед Россией, я не считаю себя вправе судить вас. За полчаса времени я вам ручаюсь". И дал тому возможность сбежать...
Сам Керенский уверенно писал о предательстве Краснова, а о своём бегстве рассказывал так (выделение моё): "Я не считаю ещё себя вправе подробно рассказать мой уход из Гатчинского Дворца. Большевики ещё у власти – люди ещё живы... Я ушёл из Дворца за 10 минут до того, как предатели ворвались в мои комнаты. Я ушёл, не зная ещё за минуту, что пойду. Пошёл нелепо переодетый под носом у врагов и предателей. Я ещё шёл по улицам Гатчины, когда началось преследование. Шёл вместе с теми, кто меня спас, но кого я никогда раньше не знал и видел в первый раз в жизни. В эти минуты они проявили выдержку, смелость и самоотвержение незабываемые."
Во что же реально переоделся Александр Фёдорович в Гатчинском дворце 1 ноября 1917 года? Павел Милюков со слов Краснова уточнял, что Керенский ушёл из дворца «в матросской куртке и синих очках». Один из его адъютантов мичман Кованько рассказывал позднее подробности этих минут. Керенский сказал своим адъютантам, что он решил застрелиться, чтобы не попасть в руки большевиков. Но у него больная рука, и он боится, что не убьёт себя, а только покалечит. Поэтому он просит их бросить жребий, кто из них его застрелит. Жребий пал на Кованько. "А надо сказать, что этот Кованько был очень артистичным малым: и сострить мог, и скаламбурить к месту. Тут он и говорит Керенскому: "Что же это мы в самом деле раскисли?!" Схватил шофёрскую меховую куртку (тогда ведь были открытые машины), напялил синие очки на Александра Федоровича, фуражку". Автопортрет самого Керенского: «Я преобразился в весьма нелепого матроса, рукава бушлата которого были коротковаты, мои рыжевато-коричневые штиблеты и краги явно выбивались из стиля. Бескозырка была мне так мала, что едва держалась на макушке. Маскировку завершали огромные шофёрские очки».
Однако фраза "пошёл нелепо переодетый", опубликованная в мемуарном очерке в 1926 году, дорого обошлась позднее Александру Фёдоровичу. (Я помню, как в советской школе начала 80-х читал её в учебнике истории). Она очень помогла распространению знаменитого мифа.
К 1927 году легенда о "женском платье" главковерха была уже готова. Она отразилась на плакате художника Василия Пшеничникова (1882—1957) из Ассоциации художников революционной России (АХРР), созданном к 10-летию революции. На нём Керенский изображён в неопределённом женском платье красного цвета. Но это пока ещё не платье сестры милосердия или горничной.


Василий Пшеничников. Плакат, 1927. Подпись: "БЕГСТВО КЕРЕНСКОГО ИЗ ГАТЧИНЫ. Керенский решил всеми силами подавить революцию. Последняя надежда оставалась у него на казаков. Но и казаки не поддержали Керенского. Член военно-революционного комитета тов. Дыбенко, приехавший в штаб Керенского, в Гатчину, созвал митинг, на котором решено было арестовать Керенского и отправить его в Петроград. За 10 минут до ареста, 14 ноября, около 3-х часов дня, Керенский, переодевшись женщиной и воспользовавшись волнением во дворце, бежал от возмущённых казаков и солдат".

А в среде белой эмиграции легенда о "бегстве Керенского из Зимнего дворца в женском платье" родилась ещё раньше. Адвокат Николай Карабчевский писал: «Костюмироваться по маскарадному Керенский вообще любил, и был на это мастер.
Как мне в свое время передавали, он однажды в масленицу явился в квартиру одного думца, где собрались гости, в облачении древнего римлянина времён республики, с мечом в руках. Все нашли, что в шлеме, из-под которого торчали его характерно-растопыренные уши, и с мечом в руках, на своих тонких ногах, он весьма удачно выразил стойкую храбрость русского революционера.
Позднее ему пришлось маскироваться уже не по случаю масленицы.
Поцарствовав недолго в рабочей куртке, во имя углубления революции, и затем в походной форме потешного „главнокомандующего“, он бежал из Зимнего дворца, как утверждали, в платье и в головной косынке сестры милосердия, что при его брито-бесцветной физиономии дало ему возможность благополучно скрыться. В каком костюме он впоследствии удирал от большевиков заграницу, мне в точности не известно".
В 1937 году легенда поднялась на новую ступеньку, она вошла в "Краткий курс истории ВКП(б)"! Там говорилось про его бегство из Гатчины: «что касается Керенского, то он, переодетый в женское платье, успел скрыться».
К 20-летию Октября, в 1937-1938 годах советский художник Григорий Шегаль (1889—1956) создал картину «Бегство Керенского из Гатчины», на которой напуганный Керенский торопливо переодевается в одежду сестры милосердия в одной из дворцовых комнат; репродукцию картины стали довольно часто помещать в советские учебники.
Отметился в творении легенды и Борис Ефимов:

Борис Ефимов. Карикатура на А. Ф. Керенского

В 1957 году, к 40-летию революции, к мифу о женском платье главковерха приложили руку известные советские карикатуристы Кукрыниксы. Они создали картину "Последний выход Керенского".


Кукрыниксы. "Последний выход Керенского". 1957-1958

Ну, а в фильме "Посланники вечности" (1970) легенда сделала последний шаг: Керенский в женском платье бежал уже не из Гатчины, а из Зимнего дворца (впрочем, то же самое утверждал Карабчевский ещё в 1920-х годах).
В телефильме "Шантаж" из серии "Следствие ведут Знатоки" (дело №6, 1972) старорежимная барыня Антонина Валерьяновна Прахова успокаивала своего молодого сообщника, безымянного Шантажиста (роль А. Джигарханяна), что в случае чего он уйдёт от милицейской засады, "как ушёл Александр Фёдорович".
– Какой Александр Фёдорович?
– Да Керенский.
– А как он ушёл?
– В женском платье. Надо знать отечественную историю!
В фильме "Корона Российской империи" (1971) актриса Людмила Гурченко распевала "куплеты шансонетки" на стихи Роберта Рождественского, среди которых был и такой:
Между прочим, сам Керенский за кордон,
Перебрался в платье женском, миль пардон,
Сбросив женскую одежду и корсет
Мне высказывал надежды тет-а-тет.
– Извините, мсье Керенский, чем стареть
Может лучше за Россию умереть?
Ради чести и престижа, не шучу.
Он смеется:
– Что я, рыжий? Не хочу!

Этих куплетов Александр Фёдорович, на своё счастье, уже не услышал (он скончался в 1970 году), но про саму легенду, разумеется, знал. В 1966 году, общаясь с советским журналистом Генрихом Боровиком, беседу с ним начал с эмоционального заявления: «Господин Боровик, ну скажите у себя в Москве! Там же есть серьёзные люди! Ну, пусть перестанут писать, будто я бежал из Зимнего дворца в женском платье! Не было этого! И не бежал я, а, согласно нашему общему решению, уехал навстречу нашим войскам, которые всё не прибывали и не прибывали из Гатчины на подмогу Временному правительству! Уехал на своём автомобиле и в своём обычном полувоенном костюме… Меня многие видели, я не особенно и скрывался-то. Солдаты, даже красные, если узнавали меня, отдавали мне честь!.. При чём тут женское платье?!»
Г. Боровик рассказывал: "Видимо, эта неправда жгла ему сердце и через 50 лет.
– Александр Фёдорович, но это же не большевики придумали, – ответил я. – Об этом впервые написал младший брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний…
– Да они ж меня все ненавидели и ненавидят! – взорвался Керенский. – Они ж монархисты… Вы знаете, как они меня называли? «Александра Фёдоровна»! Они намекали на то, что я якобы спал на кровати императрицы Александры Фёдоровны. А я, клянусь Богом, там не спал!".
Кстати, "Александрой Фёдоровной" по имени последней императрицы Керенского называли не только монархисты. У Маяковского в поэме "Хорошо" один из большевиков говорит:
Быть
Керенскому
биту и ободрану!
Уж мы
подымем
с царёвой кровати
эту
самую
Александру Федоровну.

Ну, и в завершение обзора этого, повторю, прекрасного, с моей точки зрения, исторического мифа, пара небольших личных воспоминаний в тему.
Году в 1979-м учительница рассказывала школьникам, в числе которых был и я, такую историческую байку. Будто бы в детстве, когда юный Саша Керенский и Володя Ульянов жили в Симбирске, а их отцы были коллегами-педагогами, маленький Саша приходил на ёлку к Ульяновым. И переодевался при этом в маскарадный костюм девочки...
И второе: около 1990 года помню карикатуру из тогдашней неформальной (оппозиционной) печати, из газеты "Новая жизнь". На рисунке Александр Фёдорович Керенский демонстрировал Михаилу Сергеевичу Горбачёву женское платье...


Б. Матвеева. Керенский. 1989

sorokovs.livejournal.com

Забытый герой революции. Александр Керенский ненавидел женские платья | История | Общество

Симбирские тайны

Главное, что известно большинству россиян об Александре Фёдоровиче Керенском, это то, что во время штурма Зимнего дворца глава Временного правительства сбежал из Петрограда в женском платье.

Сам Александр Керенский возмущался подобной клеветой на протяжении всей своей долгой жизни. Даже полвека спустя, встретившись с советским журналистом Генрихом Боровиком, он просил его рассказать «умным людям» в Москве, что ни горничной, ни медсестрой в октябре 1917 года он не переодевался.

Родился Александр Керенский в городе Симбирске 4 мая 1881 года, в семье директора Симбирской мужской гимназии Фёдора Михайловича Керенского.

Саша был долгожданным сыном, родившимся после трёх дочерей, оттого родители постарались окружить мальчика максимальной заботой и вниманием.

Удивительное переплетение судеб — начальником Фёдора Керенского был директор симбирских училищ Илья Николаевич Ульянов. И принципиальный Фёдор Михайлович поставил единственную «четвёрку» в аттестат его сына, золотого медалиста Владимира Ульянова.

Ульяновы и Керенские находились в дружеских отношениях, хотя Владимир Ульянов и Александр Керенский общих интересов в юности не имели — всё-таки будущий вождь мирового пролетариата был на 11 лет старше.

Успешный адвокат

В 1889 году Фёдора Керенского перевели на работу в Ташкент, где его старший сын и пошёл в школу. Александр был способным учеником, блестящим танцором, отлично проявлял себя в любительских спектаклях. После окончания Ташкентской гимназии Александр Керенский поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Александр Керенский. Фото: Public Domain

При всех талантах, высоком ораторском мастерстве Александр Керенский отличался упрямством, несговорчивостью, неумением идти на компромиссы. Возможно, именно здесь сказались ошибки в воспитании, вызванные чрезмерной любовью родителей к Саше и потаканием ему во всём.

Тем не менее Александр Керенский успешно окончил университет и начал адвокатскую карьеру.

В отличие от адвоката Ульянова, чья практика ограничилась одним неудачным делом, адвокат Керенский на своём поприще преуспел. Он часто участвовал в политических процессах, успешно отстаивая интересы революционеров, которым открыто симпатизировал.

В 1912 году успешный адвокат возглавил Общественную комиссию Государственной Думы по расследованию Ленского расстрела, тем самым положив начало своей политической карьере.

Керенский, близкий к партии эсеров, был избран депутатом IV Государственной Думы и вошёл во фракцию «трудовиков», поскольку социалисты-революционеры бойкотировали выборы.

Кумир либералов

С 1915 года Керенский становится широко известным всей России как лучший в Государственной Думе оратор, представляющий левый лагерь. Его критические речи, адресованные правительству, имеют большой успех.

В декабре 1916 года речи Керенского в Госдуме стали настолько радикальными, что императрица Александра Фёдоровна заметила, что данного политика желательно повесить.

Но времена были уже не те, и всего спустя два месяца Александр Керенский становится одним из главных деятелей Февральской революции, свергнувшей монархию.

Керенский своими речами «перетаскивал» на сторону революции солдат, лично руководил арестами царских министров, занимался урегулированием процедуры отречения Николая II и его брата Михаила Александровича.

В марте 1917 года Александр Керенский вступает в партию эсеров, сразу становясь одним из её лидеров, и занимает пост министра юстиции в первом составе Временного правительства.

Воодушевлённая революцией российская либеральная интеллигенция превратила Керенского в своего кумира. Сам он на новом посту освободил из тюрем и ссылок всех революционеров, реформировал судебную систему, занялся удалением с высоких судебных постов наиболее одиозных представителей прежней власти.

Из стороны в сторону

Временное правительство не было устойчивым, его раздирали внутренние противоречия. В апреле 1917-го в его новом составе Александр Керенский становится военным и морским министром, а в июле 1917-го достигает вершины, став министром-председателем.

Впрочем, на вершине властного Олимпа его положение весьма неустойчиво. Его девиз «Я хочу идти посередине» оказывается неуместен в России, где набирают популярность правые и левые радикалы.

Военный министр Керенский со своими помощниками. Слева направо: полковник В. Л. Барановский, генерал-майор Г. А. Якубович, Б. В. Савинков, А. Ф. Керенский и полковник Г. Н. Туманов (август 1917 года). Фото: Public Domain

По авторитету Керенского бьют экономический кризис и провал организованного им в качестве военного министра в июне 1917-го генерального наступления на фронте.

Политический курс Керенского в качестве главы правительства резко меняется. Изначально, рассматривая в качестве своих главных противников большевиков, он решает опереться на консервативно настроенных офицеров, назначив на пост Верховного главнокомандующего генерала Корнилова.

Однако, когда в августе 1917-го Корнилов двинул войска на Петроград «для наведения порядка» в столице, Керенский решил, что генералитет может покончить не только с большевиками, но и с правительством, симпатий к которому военные не питали.

В результате Керенский объявил Корнилова мятежником, призвав для борьбы с ним все левые силы, в том числе и большевиков.

В итоге к октябрю 1917-го реальной опоры у Временного правительства практически не осталось.

Поверженный кумир

Во многом именно поэтому штурм Зимнего дворца и захват власти большевиками в Петрограде получился практически бескровным.

Керенский действительно бежал из Петрограда не в женском платье, а в мужском костюме, но на машине американского посланника. Сам глава Временного правительства позже утверждал, что автомобиль ему любезно предложили американцы, в то время как у дипломатов, работавших в Петрограде, была другая версия — якобы охрана Керенского попросту отняла машину.

Если бегство из Петрограда Керенскому удалось, то возвращение к власти оказалось делом невозможным. Антибольшевистские силы решительно не желали видеть Керенского своим лидером, даже коллеги по партии эсеров сочли целесообразным его уход в тень.

Проскитавшись по России до июня 1918 года, Александр Керенский перебрался за границу, где первое время пытался вести переговоры об интервенции с целью свержения большевиков.

Однако лишённый влияния бывший глава Временного правительства очень скоро погряз в склоках и интригах русской эмиграции.

Многие эмигранты именно Керенского считали виновником падения Российской империи и всех последующих потрясений, оттого отношение к нему было более чем прохладное.

В 1939 году Керенский, проживавший во Франции, женился на австралийской журналистке Лидии Триттон, а после оккупации Франции Гитлером уехал в США.

Начиная с конца 1940-х овдовевший Керенский писал мемуары и читал студентам лекции по русской истории.

Непрощённый «разрушитель монархии»

В конце 1960-х годов Керенский, которому было далеко за 80, пытался получить разрешение на поездку в Советский Союз, однако переговоры завершились безрезультатно.

Возможно, к счастью для самого Керенского — ведь большинство советских граждан были убеждены, что его давно уже нет в живых; увидев его перед собой, они, пожалуй, задали бы всё тот же ненавистный политику вопрос про женское платье.

В самом конце жизни история с платьем получила продолжение — «скорая», забрав престарелого русского эмигранта, долго не могла найти место, куда пристроить малообеспеченного пациента, поскольку свободных мест в бесплатной клинике не было.

Когда Керенский очнулся, то, к своему ужасу, обнаружил, что его поместили на свободную койку… в отделении гинекологии. И хотя вскоре ветерана русской политики оттуда перевели, Керенский счёл это унижением не меньшим, чем миф о его побеге в октябре 1917-го.

Близкие Керенского нашли средства на лечение в более пристойной клинике, продав архив политика. Впрочем, тяжелобольной старик решил, что его дальнейшее существование не имеет смысла. Он отказался от приёма пищи, а когда врачи стали вводить питательный раствор через иглу, пациент стал её вырывать.

Последние дни Александр Фёдорович Керенский провёл в своём доме в Нью-Йорке, где и умер 11 июня 1970 года.

Репутация Керенского помешала ему и после смерти — православные священники Нью-Йорка отказались отпевать и хоронить на местном кладбище «разрушителя монархии». Александра Фёдоровича похоронили в Лондоне, где проживал его сын, на кладбище, не принадлежащем ни одной из религиозных конфессий.

aif.ru

Александр Керенский: «Не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!» | История | Общество

Кровать царицы

Последним человеком из Советской России, который видел его живым, был известный журналист и писатель Генрих Боровик. В 60-х годах ХХ в. он представлял в США Агентство печати «Новости» и «Литературную газету».

- У Керенского в доме 109 на 91-й стрит были спальня и кабинет. Естественно, не в собственности. Одна русская дама, вышедшая замуж за состоятельного американца, разрешила ему жить и работать там. Впервые мы встретились в ноябре 1966-го. Я увидел перед собой человека со знакомой некогда всей России стрижкой «ёжиком». Только «ёжик» с годами совершенно поседел. Всё-таки Александру Фёдоровичу было тогда 85 лет. Ну и трудно было поверить, что говоришь с живым председателем Временного правительства. Это с одной стороны. С другой - этот образ сильно отличался от того карикатурного Керенского, который был преподнесён советским людям коммунистической пропагандой. Все мы, например, были уверены, что, когда случилась Октябрьская революция, он бежал из Зимнего дворца в женском платье. Видимо, эта неправда жгла ему сердце и через 50 лет. Поэтому первое, что он сказал мне, было:

- Господин Боровик, ну скажите там в Москве - есть же у вас умные люди! Ну не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!

 - Александр Фёдорович, но это же не большевики придумали, - ответил я. - Об этом впервые написал младший брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний…

- Да они ж меня все ненавидели и ненавидят! - взорвался Керенский. - Они ж монархисты… Вы знаете, как они меня называли? «Александра Фёдоровна»! Они намекали на то, что я якобы спал на кровати императрицы Александры Фёдоровны. А я, клянусь Богом, там не спал!

Александр Керенский в своём кабинете в Зимнем дворце. Фото 1917 года. Фото: Commons.wikimedia.org

ТВ и 17-й год

Потом разговор дошёл и до действительно серьёзных вопросов. Например, о причинах победы большевиков, которые в 1917-м были второстепенной партией.

Как позже напишет Бердяев, все их вожди тогда могли усесться на одном диване. Причина, по мнению Керенского, заключалась в том, что монархисты ненавидели Временное правительство больше, чем большевиков. Они не понимали их силу и недооценили проникновение марксистских идей в народ и армию. Керенский мне рассказывал, что когда в Зимнем юнкерам выдавали табельное оружие, они становились в очередь по несколько раз. Получали не один пистолет, а два или три. Лишнее оружие продавали большевикам. Идея была такая: свергнуть Керенского, олицетворявшего для монархистов образ ненавидимой ими демократии, руками большевиков. С победителями потом предполагалось расправиться в две недели. «Но две недели, - как с горькой иронией говорил Керенский, - растянулись на 50 лет». Александр Керенский (в центре), 1938 год. Фото: Commons.wikimedia.org / Harris & Ewing

Позднее выяснилось, что на 70, но тогда, в 1966-м, об этом ещё никто не знал. Я пообещал Керенскому написать всё, как было, и слово своё сдержал. Правда, очерк из «Литературки» велел снять Главлит.

Что меня ещё удивило в бывшем председателе Временного правительства? Керенский был полностью в курсе того, что происходило тогда в СССР, он читал многие советские газеты и журналы. Меня, например, он знал заочно - по публикации в «Огоньке» очерка о встрече с Хемингуэем.

Несмотря на долгие годы эмиграции, говорил он по-русски совершенно правильно, без малейшего акцента, лучше, чем многие из нас говорят сейчас. И вообще, он производил впечатление умного и достаточно искреннего человека, горюющего по поводу того, как сложилась его биография. Например, вспоминая о том, что в годы революции он был прекрасным оратором (даже на фоне таких мастеров, как Троцкий и Ленин) Керенский вдруг воскликнул:

- Ах, если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!

aif.ru

Керенский. Переодевался ли он в женское платье?

Керенский. Переодевался ли он в женское платье?

Деятельность Александра Федоровича Керенского, главы Временного правительства России в 1917 году, историки оценивают по-разному. В большей части эти оценки негативные. Один из современников писал о Керенском: «Душа Керенского была ушиблена той ролью, которую история ему — случайному маленькому человеку — навязала». Жаль, конечно, что на месте Керенского не оказалось более решительного человека, который бы смог противостоять большевикам. Но что было, то было, и кто знает, как могло бы быть по-другому.

Перейдем к нашему мифу. Как считает подавляющее большинство наших соотечественников, Керенский бежал из Зимнего дворца, переодевшись в одеяние медсестры, напялив на себя дамскую юбку. Однако так ли было на самом деле?

Находясь в эмиграции, Керенский сильно возмущался байками о том, что он сбежал, переодевшись в женскую одежду. На самом деле такого переодевания не было. Узнав о том, что на улицах, прилегающих к Зимнему, стоят красные патрули, Керенский выехал на фронт навстречу войскам. Ехал он вовсе не в женской одежде, а в полувоенном френче и галифе, которые всегда носил с тех пор, как стал военным министром. На некоторых постах красногвардейцы даже отдавали ему честь и вытягивались по стойке смирно.

Но следует отметить, что история с переодеванием все же была. Когда не удалось наступление на Петроград генерала Краснова, казаки собирались выдать Керенского, если большевики пообещают отпустить их на Дон. Вот здесь Керенскому и пришлось переодеться, но опять же не в женское платье, а в матросскую одежду. Хоть он и выглядел нелепо в матросском бушлате с короткими рукавами, коричневых штиблетах, тесной бескозырке и с огромными очками на носу, но никто из казаков не признал Керенского в подобном наряде. Так ему удалось скрыться.

Что же касается женского платья, то в нем Керенский, наверное, выглядел бы очень интересно, если учитывать, что у него в то время была рыжая борода.

После того как Керенскому удалось провести казаков, он сорок дней скрывался подобно Ленину в Разливе. Кстати, это не одно совпадение в жизни двух творцов революции. Керенский родился также 22 апреля, также в Симбирске, да и учился в той же гимназии, где и Ленин. Но на этом совпадения заканчиваются: после большевистского переворота Ленин, как известно, стал строить новую Россию, а Керенский в июне 1918 года отправился в эмиграцию. Кстати, для того, чтобы покинуть Россию, ему пришлось еще раз переодеться, на этот раз в сербского офицера.

Некоторые исследователи приписывают Керенскому чуть ли не «комплекс Наполеона» на том основании, что он закладывал руку за жилет. Однако причина этого в ином. Керенскому когда-то сломали кисть. Поскольку она не восстанавливалась, то носить ее надо было на перевязке. А Александр Федорович не хотел, чтобы его называли «раненой уткой», и потому закладывал руку за жилет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Переодевался ли Керенский в женское платье

Александр Керенский - личность известная. Он запомнился России своими неоднозначными реформами, амнистией и тем, что якобы бежал из Зимнего дворца в платье медсестры. Свои дни он закончил в США.

Керенский и Ленин

Судьбы Александра Керенского и Владимира Ленина имеют интересные пересечения. Во-первых, они оба родом из Симбирска, во-вторых, их отцы были учителями. При этом отец Керенского ещё и служил директором гимназии, где учился Владимир Ульянов. Конечно, их родители были знакомы и бывали друг у друга в гостях.

Любители конспирологии также добавят, что Керенский и Ленин родились в один и тот же день. В один, да, только по разным стилям. Ленин - 22 апреля по новому, а Керенский - 22 апреля по старому.

О личных встречах Ленина с Керенским нам ничего не известно. Владимир Ульянов был старше Александра Керенского на 11 лет. Если они и виделись в детстве, то говорить о каком-то взаимовлиянии вряд ли можно. Польский журналист Александр Минковский, который брал у Керенского интервью в Америке, спросил у него насчет детских впечатлений от Володи Ульянова. В ответ Керенский сказал, что Владимир был его старше, и они не общались.

История с платьем

Когда заходит речь о Керенском, то обычно первым делом вспоминают, что он бежал из Зимнего дворца, облачившись в женское платье. На самом деле, этого не было. Вероятнее всего, эту версия побега была придумана либо советской пропагандой, либо самим народом.

Из Зимнего дворца Керенский, по его словам, уехал на автомобиле американского посольства, который ему предоставили. По версии Дэвида Фрэнсиса, который был послом США в то время, Керенскому автомобиль не предоставили, он был захвачен адьютантом Александра Федоровича.

После скитаний по России, Керенский, при помощи спецагента Сиднея Рейли, в июне 1918 года отбыл за границу.

Везде не к месту

Попытав счастья в Лондоне, Керенский решил отправиться в Париж. По Парижу его возили французские жандармы, предоставившие в его распоряжение даже личный автомобиль. 10 июля 1918 года состоялась его встреча с французским премьер-министром Жоржем Клемансо. Но и здесь его миссия закончилась неудачей. Европейские политики смотрели на Керенского не как на главу будущего «правительства в изгнании», а как на обычного беженца. Имя Керенского было настолько дискредитировано в России, что созданная в сентябре 1918 года в Уфе Всероссийская директория, заявила о том, что Керенский находится за границей как частной лицо и никаких официальных политических миссий на него не возложено

В Париже Керенский числился сотрудником эмигрантской газеты «За Россию». За неимением средств он был вынужден ночевать прямо в редакции газеты. На следующие десять лет журналистика и публицистика стали основным источником заработка Керенского. С октября 1922 года в Берлине стала выходить его собственная газета «Дни», где публиковались Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Константин Бальмонт и Иван Бунин. На страницах своего издания он планомерно критиковал большевиков. Единственным способом, с помощью которого можно было победить «красную заразу», было объединение всех европейских демократических сил и русской эмиграции. Но собрать в рамках одной организации хотя бы все русские демократические силы Керенскому не удалось. Попытка организовать новое Учредительное собрание в январе 1921 года завершилась крупным провалом.

Жена из Австралии

Жена Керенского Ольга Львовна Барановская встретила Октябрьскую революцию в Петрограде. Там же на Дегтярной улице она вместе с сыновьями Олегом и Глебом жила на протяжении всей гражданской войны. Её дети ходили в загородную школу. Сама же жена экс-премьера постоянно меняла место работы, чтобы иметь хоть какой-то заработок для дальнейшего существования. Но Ольге Львовне удалось где-то достать эстонские документы и вместе с детьми выехать на новую родину. Она добралась наконец-то до Лондона, но с мужем больше вместе не жила. Семья навсегда распалась. Жена и оба сына остались в Англии, получив впоследствии британское гражданство.

Керенский же в эмиграции встретил Терезу Лидию (Нелль) Триттин, дочь владельца мебельной фабрики из Австралии. Он была младше Керенского на 28 лет. Ольга Львовна долго не давала мужу развод, но к 1939 году все вопросы были решены и «молодожены» наконец-то сыграли свадьбу. Начало совместной супружеской жизни было омрачено началом Второй мировой войны.

Керенский и Гитлер

Гитлера Александр Керенский объективно считал порождением Версальского мирного договора. Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии он, как и многие западные политики, считал единственным средством во избежание новой мировой войны. Нападение на СССР Керенский публично приветствовал.

С Германией он связывал надежду на уничтожение советской власти и большевизма. Но позже, поняв масштаб трагедии, он изменил свои взгляды в отношении войны, и был уже целиком на стороне Красной армии и её союзников. Керенский писал 28 июня 1941 года в своем дневнике: «После долгих и тяжких раздумий я пришел к заключению: мы должны страстно желать сейчас только одного — чтобы Красная Армия сохранила свою боеспособность до этой осени. И если получится — это будет чудом!»

Керенский и сам пострадал от действий Гитлера. Вместе с женой ему пришлось покинуть оккупированный немцами Париж. Нелль, вторая жена Керенского, больше всего боялась, что немцы посадят «Алекса» в тюрьму «как Шушнига» (австрийский канцлер, посаженный в тюрьму после Аншлюса). В Великобритании Керенского не пустили из-за его прошлых публичных прогерманских высказываний. В итоге, он вместе с Нелль отправился проездом через Испанию за океан, в США.

Отказ от жизни

После войны Керенский вновь попытался вернуться в политику. Вместе с эмигрантами-эсерами Черновым и Зензиновым в марте 1949 года он создал Лигу борьбы за народную свободу. Но «молодая» эмиграция не приняла Керенского. У них с детства, с советских школьных учебников было заложено отвращение к бывшему премьеру, бежавшему из Петрограда в женском платье.

Керенский писал мемуары, совместно с Гуверовским институтом издал трехтомную публикацию документов эпохи Временного правительства, читает лекции в Стэнфордском университете. Он никогда не забывал о Родине. Ещё в период Великой Отечественной войны Керенский отправлял телеграмму Сталину. Ответа на неё тогда так и не получил. В 1968 году Керенский пытался получить разрешение на въезд в СССР. Советское руководство требовало, чтобы он признал закономерность социалистической революции, правильность политики СССР и успехи советского народа. Керенский ради своей поездки был готов признать уже всё. Но по неясным причинам поездка в Москву так и не состоялась.

Умер Александр Керенский в Нью-Йорке 11 июня 1970 года в возрасте 89 лет. Он уже сам хотел умереть, но требуемого яда ему так и не давали. В какой-то момент он просто отказался принимать пищу и лекарства. Его тело было переправлено сыновьям в Лондон, где до сих пор покоится на кладбище Патни Вэйл.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Переодевался ли Керенский в женское платье — Рамблер/новости

Фото: Кириллица

Александр Керенский — личность известная. Он запомнился России своими неоднозначными реформами, амнистией и тем, что якобы бежал из Зимнего дворца в платье медсестры. Свои дни он закончил в США.

Керенский и Ленин

Судьбы Александра Керенского и Владимира Ленина имеют интересные пересечения. Во-первых, они оба родом из Симбирска, во-вторых, их отцы были учителями. При этом отец Керенского ещё и служил директором гимназии, где учился Владимир Ульянов. Конечно, их родители были знакомы и бывали друг у друга в гостях.

Любители конспирологии также добавят, что Керенский и Ленин родились в один и тот же день. В один, да, только по разным стилям. Ленин — 22 апреля по новому, а Керенский — 22 апреля по старому.

О личных встречах Ленина с Керенским нам ничего не известно. Владимир Ульянов был старше Александра Керенского на 11 лет. Если они и виделись в детстве, то говорить о каком-то взаимовлиянии вряд ли можно. Польский журналист Александр Минковский, который брал у Керенского интервью в Америке, спросил у него насчет детских впечатлений от Володи Ульянова. В ответ Керенский сказал, что Владимир был его старше, и они не общались.

История с платьем

Когда заходит речь о Керенском, то обычно первым делом вспоминают, что он бежал из Зимнего дворца, облачившись в женское платье. На самом деле, этого не было. Вероятнее всего, эту версия побега была придумана либо советской пропагандой, либо самим народом.

Из Зимнего дворца Керенский, по его словам, уехал на автомобиле американского посольства, который ему предоставили. По версии Дэвида Фрэнсиса, который был послом США в то время, Керенскому автомобиль не предоставили, он был захвачен адьютантом Александра Федоровича.

После скитаний по России, Керенский, при помощи спецагента Сиднея Рейли, в июне 1918 года отбыл за границу.

Везде не к месту

Попытав счастья в Лондоне, Керенский решил отправиться в Париж. По Парижу его возили французские жандармы, предоставившие в его распоряжение даже личный автомобиль. 10 июля 1918 года состоялась его встреча с французским премьер-министром Жоржем Клемансо. Но и здесь его миссия закончилась неудачей. Европейские политики смотрели на Керенского не как на главу будущего «правительства в изгнании», а как на обычного беженца. Имя Керенского было настолько дискредитировано в России, что созданная в сентябре 1918 года в Уфе Всероссийская директория, заявила о том, что Керенский находится за границей как частной лицо и никаких официальных политических миссий на него не возложено В Париже Керенский числился сотрудником эмигрантской газеты «За Россию». За неимением средств он был вынужден ночевать прямо в редакции газеты. На следующие десять лет журналистика и публицистика стали основным источником заработка Керенского. С октября 1922 года в Берлине стала выходить его собственная газета «Дни», где публиковались Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Константин Бальмонт и Иван Бунин. На страницах своего издания он планомерно критиковал большевиков. Единственным способом, с помощью которого можно было победить «красную заразу», было объединение всех европейских демократических сил и русской эмиграции. Но собрать в рамках одной организации хотя бы все русские демократические силы Керенскому не удалось. Попытка организовать новое Учредительное собрание в январе 1921 года завершилась крупным провалом. Жена из Австралии Жена Керенского Ольга Львовна Барановская встретила Октябрьскую революцию в Петрограде. Там же на Дегтярной улице она вместе с сыновьями Олегом и Глебом жила на протяжении всей гражданской войны. Её дети ходили в загородную школу. Сама же жена экс-премьера постоянно меняла место работы, чтобы иметь хоть какой-то заработок для дальнейшего существования. Но Ольге Львовне удалось где-то достать эстонские документы и вместе с детьми выехать на новую родину. Она добралась наконец-то до Лондона, но с мужем больше вместе не жила. Семья навсегда распалась. Жена и оба сына остались в Англии, получив впоследствии британское гражданство.

Керенский же в эмиграции встретил Терезу Лидию (Нелль) Триттин, дочь владельца мебельной фабрики из Австралии. Он была младше Керенского на 28 лет. Ольга Львовна долго не давала мужу развод, но к 1939 году все вопросы были решены и «молодожены» наконец-то сыграли свадьбу. Начало совместной супружеской жизни было омрачено началом Второй мировой войны.

Керенский и Гитлер

Гитлера Александр Керенский объективно считал порождением Версальского мирного договора. Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии он, как и многие западные политики, считал единственным средством во избежание новой мировой войны. Нападение на СССР Керенский публично приветствовал.

С Германией он связывал надежду на уничтожение советской власти и большевизма. Но позже, поняв масштаб трагедии, он изменил свои взгляды в отношении войны, и был уже целиком на стороне Красной армии и её союзников. Керенский писал 28 июня 1941 года в своем дневнике: «После долгих и тяжких раздумий я пришел к заключению: мы должны страстно желать сейчас только одного — чтобы Красная Армия сохранила свою боеспособность до этой осени. И если получится — это будет чудом!» Керенский и сам пострадал от действий Гитлера. Вместе с женой ему пришлось покинуть оккупированный немцами Париж. Нелль, вторая жена Керенского, больше всего боялась, что немцы посадят «Алекса» в тюрьму «как Шушнига» (австрийский канцлер, посаженный в тюрьму после Аншлюса). В Великобритании Керенского не пустили из-за его прошлых публичных прогерманских высказываний. В итоге, он вместе с Нелль отправился проездом через Испанию за океан, в США.

Отказ от жизни

После войны Керенский вновь попытался вернуться в политику. Вместе с эмигрантами-эсерами Черновым и Зензиновым в марте 1949 года он создал Лигу борьбы за народную свободу. Но «молодая» эмиграция не приняла Керенского. У них с детства, с советских школьных учебников было заложено отвращение к бывшему премьеру, бежавшему из Петрограда в женском платье. Керенский писал мемуары, совместно с Гуверовским институтом издал трехтомную публикацию документов эпохи Временного правительства, читает лекции в Стэнфордском университете. Он никогда не забывал о Родине. Ещё в период Великой Отечественной войны Керенский отправлял телеграмму Сталину. Ответа на неё тогда так и не получил. В 1968 году Керенский пытался получить разрешение на въезд в СССР. Советское руководство требовало, чтобы он признал закономерность социалистической революции, правильность политики СССР и успехи советского народа. Керенский ради своей поездки был готов признать уже всё. Но по неясным причинам поездка в Москву так и не состоялась. Умер Александр Керенский в Нью-Йорке 11 июня 1970 года в возрасте 89 лет. Он уже сам хотел умереть, но требуемого яда ему так и не давали. В какой-то момент он просто отказался принимать пищу и лекарства. Его тело было переправлено сыновьям в Лондон, где до сих пор покоится на кладбище Патни Вэйл.

Видео дня. Дыры в полу: школьники показали грязные туалеты

Читайте также

news.rambler.ru

«Не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!»

4 мая 1881 года родился Александр Керенский, которого вся страна знала как председателя Временного правительства.

Последним человеком из Советской России, который видел его живым, был известный журналист и писатель Генрих Боровик. В 60-х годах ХХ в. он представлял в США Агентство печати «Новости» и «Литературную газету».

— У Керенского в доме 109 на 91-й стрит были спальня и кабинет. Естественно, не в собственности. Одна русская дама, вышедшая замуж за состоятельного американца, разрешила ему жить и работать там. Впервые мы встретились в ноябре 1966-го. Я увидел перед собой человека со знакомой некогда всей России стрижкой «ёжиком». Только «ёжик» с годами совершенно поседел. Всё-таки Александру Фёдоровичу было тогда 85 лет.

Ну и трудно было поверить, что говоришь с живым председателем Временного правительства. Это с одной стороны. С другой — этот образ сильно отличался от того карикатурного Керенского, который был преподнесён советским людям коммунистической пропагандой. Все мы, например, были уверены, что, когда случилась Октябрьская революция, он бежал из Зимнего дворца в женском платье. Видимо, эта неправда жгла ему сердце и через 50 лет. Поэтому первое, что он сказал мне, было:
— Господин Боровик, ну скажите там в Москве — есть же у вас умные люди! Ну не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!

- Александр Фёдорович, но это же не большевики придумали, — ответил я. — Об этом впервые написал младший брат начальника юнкерской школы, которая должна была оборонять Зимний…

— Да они ж меня все ненавидели и ненавидят! — взорвался Керенский. — Они ж монархисты… Вы знаете, как они меня называли? «Александра Фёдоровна»! Они намекали на то, что я якобы спал на кровати императрицы Александры Фёдоровны. А я, клянусь Богом, там не спал!

Потом разговор дошёл и до действительно серьёзных вопросов. Например, о причинах победы большевиков, которые в 1917-м были второстепенной партией. Как позже напишет Бердяев, все их вожди тогда могли усесться на одном диване. Причина, по мнению Керенского, заключалась в том, что монархисты ненавидели Временное правительство больше, чем большевиков. Они не понимали их силу и недооценили проникновение марксистских идей в народ и армию. Керенский мне рассказывал, что когда в Зимнем юнкерам выдавали табельное оружие, они становились в очередь по несколько раз. Получали не один пистолет, а два или три. Лишнее оружие продавали большевикам. Идея была такая: свергнуть Керенского, олицетворявшего для монархистов образ ненавидимой ими демократии, руками большевиков. С победителями потом предполагалось расправиться в две недели. «Но две недели, — как с горькой иронией говорил Керенский, — растянулись на 50 лет».

Позднее выяснилось, что на 70, но тогда, в 1966-м, об этом ещё никто не знал. Я пообещал Керенскому написать всё, как было, и слово своё сдержал. Правда, очерк из «Литературки» велел снять Главлит.

Что меня ещё удивило в бывшем председателе Временного правительства? Керенский был полностью в курсе того, что происходило тогда в СССР, он читал многие советские газеты и журналы. Меня, например, он знал заочно — по публикации в «Огоньке» очерка о встрече с Хемингуэем.

Несмотря на долгие годы эмиграции, говорил он по-русски совершенно правильно, без малейшего акцента, лучше, чем многие из нас говорят сейчас. И вообще, он производил впечатление умного и достаточно искреннего человека, горюющего по поводу того, как сложилась его биография. Например, вспоминая о том, что в годы революции он был прекрасным оратором (даже на фоне таких мастеров, как Троцкий и Ленин)
Керенский вдруг воскликнул:
— Ах, если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!

www.inpearls.ru


Смотрите также