Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Надежда ламанова платья фото


Надежда Ламанова — женщина и модельер с большой буквы

Эта публикация является продолжением двух предыдущих. Сегодня же речь пойдёт о нашей соотечественнице, модистке, а затем модельере-конструкторе, Надежде Ламановой.

Как такое может быть и случается постоянно, ума не приложу! Но! В огромном мире искусства есть гении, чьи имена на слуху у всех. Моцарт, Чайковский, Бетховен в музыке, например; Ван Гог, Рембрандт в живописи; конечно же, Пушкин и Лермонтов в поэзии; куда же без Шекспира; Достоевский... Мира моды это тоже касается: Коко Шанель, Ив Сен-Лоран, Эльза Скиапарелли, Поль Пуаре... Но за десятками всемирно известных гениев стоят люди не менее гениальные, но совершенно безызвестные! Ка-ак?! Ну обидно ведь. А между прочим, столь популярный долгие годы в Европе стиль «la russe» появился там именно благодаря героине этой публикации. Но мало кто об этом знает.

И опять же, речь о том, что надо уметь искать. Как говорят грибники, «места надо знать». Кто не слышал имени Надежды Ламановой, тот может никогда о ней и не узнать. Но при этом, стоило мне ввести её имя в поисковике, как вывалилось огромное количество самой разной информации, вплоть до легенд и различных интерпретаций её биографии. И это поразительно. Информация есть, доступ к ней открыт, но... Пользоваться, прямо сказать, не умеем.

Ну да ладно. О грустном не хочется, а хочется о чудесном, изумительном, заставляющем глаза широко раскрываться, захватывающем дух! Мне очень-очень хочется поделиться с вами тем, что же за личность была Надежда Ламанова, чем она потрясла меня до глубины души. А потом и работы её можно будет посмотреть.

Женщина это была в самом деле невероятная. Даже не знаю, с чего и начать, так много всего, на что хочется обратить внимание. Ну что же, начну, пожалуй, с портрета.

Ой! А с портретом загвоздка. Портретов её, в отличие от жизнеописаний, в интернете почти нет. Есть фото совсем юной Ламановой, но оно совсем не отображает того, о чём я хотела бы рассказать

Есть незаконченный (по причине кончины художника) портрет кисти, вернее, угля Серова, но он совсем невыразительный и даже кажется мне страшноватым. Впрочем, в его истории уже есть кое-что интересное, на что стоит обратить внимание. Дело в том, что в то время Серов был в моде, и все богемные дамы мечтали о том, чтоб он запечатлел их в шикарном, роскошном платье от Ламановой. А сама же Ламанова позировала Серову отнюдь не в роскошном платье, а в самом простом офисном костюме — белая блузка и чёрная юбка. Это уже о чём-то говорит, не правда ли?

Но, кажется, нам с вами очень и очень повезло, потому что я только что наткнулась на прекрасную фотографию из архива Ирины Калужской. Вот она!

Удивительное лицо! Сколько проникновенной глубины! И какой-то нежной, тихой грусти.

Так какой же была эта женщина? О многом, конечно, можно только догадываться. А многое и доподлинно известно. Она дожила до 80 лет и при этом до последнего дня не выходила из дому без шляпки и перчаток, которые всегда идеально были подобраны к платью; носила шёлковые чулки, туфли на шпильках; ухаживала за руками, делала маникюр и пользовалась духами (всё это в 80 лет, почему бы и нет?). Кстати, её любимыми были французские духи «Coty». Существует легенда, согласно которой она как-то призналась своей близкой подруге Кате Мухиной, что знает о своей скорой смерти, так как в ее флаконе духов осталось только две капли. Она верила, что умрет, когда эти духи закончатся.

Так вот, 80 лет! И из них она прожила с мужем во взаимной любви... 51! Это не сухая статистика, это просто с ума сойти, что такое! Ну не чудо ли? Кажется, я таких пар супружеских не знаю. Вот мы с мужем полгода назад только 20 лет со дня свадьбы отпраздновали. Детей у них, к сожалению, не было, но Ламанова стала мамой сначала для своих четверых сестёр, рано осиротевших, а затем и для многочисленных учениц, называвших её не иначе как «мама Надя». Поразительно, что она была с ними мягка, ласкова, в то время как с заказчицами и подмастерьями не церемонилась, была сурова и требовательна. Об этом ходили целые легенды.

«Ходить к Ламановой на примерки — сущее наказание!» Аристократки и состоятельные клиентки были готовы не только заплатить баснословные деньги за наряд, но и терпеть длительные многочасовые примерки. Ламанова не обращала внимания на жалобы клиенток, не разрешала им вмешиваться в творческий процесс, за что снискала славу диктатора. Это никак не уменьшало желание модниц заполучить «то самое платье» от Ламановой.

Подолгу и пристально великая кутюрье изучала свою «натуру», прежде чем соглашалась облечь ее в одежды своего покроя. При этом — никакой иглы, никакого наперстка и никакого утюга с тлеющими углями. Между губ Ламановой зажаты несколько булавок, и она, придирчиво осматривая фигуру, вдохновенно обволакивала ее тканью, драпируя в торжественные складки, и все это закалывала булавками.

— Теперь снимайте, — говорила заказчице. — Только осторожнее, чтобы булавки не рассыпались… Эскиз готов!

Иногда ее просили:

— Только, пожалуйста, сшейте вы сами.

Надежда Петровна отвечала:

— Я вообще не умею шить.

— ?

— Да, — продолжала Ламанова, — я только оформляю модель, какой она мне видится! Шить — это не мое дело. Ведь архитектор, создавая здание, не станет носить на своем горбу кирпичи, его не заставишь вставлять стекла в оконные рамы — для этого существуют подмастерья…

Интересно, что она сравнила себя с архитектором... Ведь хороший кутюрье, модельер — он по сути своей архитектор и работает в первую очередь с формой. А ливанский модельер Джордж Хобейка даже получил архитектурное образование, прежде чем заняться созданием одежды.

А вот, кстати, слова о том, что она не умеет шить — это точно неправда. Ведь начинала она с того, что окончила курсы кройки и шитья и пошла работать модисткой в ателье мадам Войткевич, где в конце XIX века одевались модницы двух столиц. Её незаурядный талант не замедлил проявить себя и уже там слава о «модистке, которая замучает вас примеркой, но сделает божественное платье» быстро распространилась среди российской аристократии. Московские модницы того времени говорили: «Шить теперь надо только у мадам Войткевич — там есть одна новенькая закройщица, мадемуазель Ламанова, которая истиранит вас примеркой, но зато платье получится, как из Парижа».

Кажется, вот ведь какая — мучила заказчиц, заставляла по нескольку часов стоять, не двигаясь... Но мне кажется, в этом кроется ни что иное, как скрупулезность и особая тщательность, с которой она подходила к созданию наряда. Её платья были индивидуальны в самом глубоком смысле этого слова.

«…Всякий человек, несмотря на все недостатки его тела от природы или от образа жизни, имеет право быть гармоничным», — писала она и всю жизнь следовала данному кредо.

Ее не смущали сутулость, короткие ноги или длинная талия. Безошибочно оценив не только особенности фигуры, но и личность заказчицы, она создавала наиболее выигрышный именно для нее по фасону и цвету костюм. Модели Надежды Ламановой украшали каждую женщину, не затмевая её природную красоту, а подчёркивая её и скрывая недостатки.

Талант Ламановой заключался в удивительном чутье и знании человеческого тела. Для нее не существовало некрасивых фигур.

Но что это мы всё без иллюстраций да без иллюстраций. Давайте посмотрим на визитную карточку нашей героини.

Если первую мастерскую на Большой Дмитровке, указанную здесь, Ламанова организовала на собственные сбережения от первых доходов в ателье мадам Войткевич, то следующее ателье — на Тверском бульваре — ей помог основать муж. Здание стоит до сих пор, только к нему прибавили ещё один этаж.

Конечно, муж помогал Ламановой не только в этом. Одним из главных его вкладов в жизнь и творчество великой кутюрье было знакомство с Московским Художественным Театром, его актёрами и богемой в целом. Надежда Ламанова проработала на театр немногим меньше, чем длился её брак — 30 лет. О ней говорили: «Смело утверждаю, что то, чем Станиславский был в области режиссуры, то была Надежда Петровна в области костюма. Недаром они так хорошо понимали друг друга, и после революции много лет, до самой кончины Надежды Петровны, работали вместе. Станиславский же называл ее «нашей драгоценной, незаменимой, гениальной, Шаляпиным в своем роде».

Но работа в театре — труд тяжкий и неблагодарный. Конечно, признание было. Однако кончилось всё очень трагично... Впрочем, до конца нам ещё далеко! А сейчас мы добрались наконец-то до первых фотографий костюмов. Вот известная актриса Ольга Книппер-Чехова в платье к спектаклю «Вишнёвый сад».

А вот Николай Баталов и Ольга Андровская в спектакле «Фигаро».

Помимо МХТ Надежда Ламанова работала и на отечественный синематограф. Её шедевры появлялись в таких фильмах как: «Александр Невский»;

«Женитьба Фигаро»;

«Иван Грозный»;

«Цирк»;

«Аэлита».

В общем, масштабы работы просто поражают. Неудивительно, что она не шила сама.

Уже будучи не только владелицей собственного ателье, но и директором преуспевающей школы, Ламанова продолжает обучаться искусству дизайна одежды. Она ездит в Париж знакомиться с последними модными коллекциями признанных мастеров и читает книги по истории, живописи и этнографии.

С завидным упрямством, так свойственным ее натуре, она зубрит историю национального костюма — и вовсе не считает это занятие пустой тратой времени.

Не меньшую роль, чем Станиславский, в жизни нашей героини сыграл парижский кутюрье Поль Пуаре. Двое модельеров стали не просто друзьями — они были единомышленниками, а это огроомная редкость. А разница в возрасте у друзей составила аж 20 лет. Кстати, именно благодаря Пуаре стиль, созданный Ламановой и именуемый впоследствии a la russe так широко распространился. Вот что он писал:

«…Ламанова стала моей дорогой подругой. Это она мне открыла очарование Москвы — этих драгоценных ворот в Азию. Она и сейчас мне видится на фоне икон Кремля, куполов собора Василия Блаженного, прекрасной коллекции современной живописи господина Щукина…».

Они сроднились не только благодаря истинному художественному гению, но и за счёт масштабности мировоззрения, незаурядной душевной широты, которые помогли переносить тяготы личной судьбы, сыпавшиеся как из рога изобилия, хотя богатством, славой, признанием и успехом эти люди обделены не были.

К слову о тяготах личной судьбы... Мы только мельком коснулись того факта, что не успев окончить гимназию, Надежда Ламанова стала мамой и папой своим четверым младшим сёстрам.

Но в её жизни было множество не менее страшных событий. 1917 год. Революция. Как поётся в песенке про скворца у Макаревича: «Друзья давно отсвистели, и, улетая, звали с собой. А завтра грянут метели — кому ты будешь нужен зимой? А он, чудак, не мог понять никак, куда улетать, зачем его куда-то зовут, если здесь его дом, его песни, его родина тут». Одним словом, все российские кутюрье и модельеры (да и другие представители искусства) быстренько эмигрировали за границу. Все, да не все. Отважная Надежда Ламанова с мужем осталась в родной стране. И оба были арестованы с конфискацией имущества. Через два с половиной месяца Ламанову выпустили по ходатайству жены Максима Горького, которая в своё время имела честь заказывать платья у знаменитой кутюрье. Мужу же повезло гораздо меньше, если можно такими беспечными фразами описать многолетнее заключение с последующим расстрелом.

Беды не поколебали Женщину. Она продолжила работать в театре, и ей даже поступали частные заказы от жён комиссаров. В разорённой Гражданской и Первой Мировой войнами стране шить было не из чего. Но, как говорится, голь на выдумку хитра.

Остатки «прежней роскоши» разоренные революцией люди продавали на толкучках, и Надежда Ламанова разыскивала там кусочки кружева, вышитые полотенца и столовое белье, разорванные нитки бус — все это можно было пустить в дело, чтобы обыграть унылые ткани.

Из остатков драпировок, а то и полотенец и одеял, она умудрялась шить потрясающие вечерние туалеты для вахтанговской «Принцессы Турандот», обшивала мхатовские спектакли «Зойкина квартира» и «Женитьба Фигаро».

Ламанова начала работать в стиле конструктивизма, экспериментировала с дешевыми и «невыразительными» тканями: солдатским сукном, домотканым полотном, бумазеей.

Она считала, что «даже самый дешевый материал может послужить исходной точкой красивой формы».

Ее вклад в развитие дизайна и портновского искусства в России и Советском Союзе был огромный, если не самый значительный. Фактически, она была единственным советским модельером.

Ну что, давайте смотреть, что получилось.

Меня особенно поразила почему-то такая мелочь, как... бусы из хлебного мякиша! Они сопровождали коллекцию, что принимала участие во Всемирной выставке в Париже. Коллекция произвела фурор и взяла Гран-при за оригинальность и самобытность.

А вот фото костюмов из этой коллекции. Модели — любимица Маяковского Лиля Брик и её сестра — с огромным удовольствием гуляли в них по Парижу. Покоряли. Сарафанное радио — лучшая реклама на свете, не правда ли?

Очень активную жизнь вела российская кутюрье в Советском Союзе. Дело в том, что её очень занимал вопрос: как сделать каждую советскую женщину очаровательной. И вместе со своей подругой Верой Мухиной (разница в возрасте с которой примерно такая же, как с Пуаре — удивительно) она создаёт альбом «Искусство в быту». Вот вырезки из него.

Но мечта не сбылась — в массовое производство эти прекрасные идеи так и не удалось воплотить.

«А завтра была война...». В 1941 году, когда Ламанова пришла к театру, он был заколочен и никого не осталось. О ней забыли. Вот она, благодарность за десятки лет плодотворной работы. И сердце не выдержало.

Но мытарства на этом не кончились. Почему-то из-за постоянных обстрелов захоронение гробом было невозможно. Её кремировали.

Я уверена, что такая кончина была логичным завершением жизни Великой художницы. Я имею в виду, что с черной неблагодарностью и злыми языками Надежда Ламанова сталкивалась на протяжении всего жизненного пути. Но не хочется кончать на такой мрачной ноте. Ведь я приберегла самые красивые платья напоследок! Вот целая плеяда нарядов, созданных для императрицы Александры Фёдоровны:

Строгое визитное платье бежевого цвета.

Платье вечернее (два лифа и юбка) из черного тюля на белом атласном чехле.

Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны.

Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле.

Сама императрица Александра Феодоровна в бальном платье.

А вот платья, которые находятся в Эрмитаже.

Чем я бы хотела закончить свое повествование?

Был в советское время такой журналист Марк Поповский. Опять вобщем-то безвестное имя. Я узнала о нем, прочитав книгу о святителе-хирурге Луке Войно-Ясенецком. Это была лучшая книга из всех, что мне довелось прочитать в моей жизни. Так вот. Этот Марк Поповский был человеком невероятно дотошным. Чтобы написать свою книгу, он 20 лет собирал информацию по всем уголкам нашей страны. Начинал он писать ее, будучи атеистом. А закончил — глубоко верующим человеком. Почему так? Из-за педантизма. Блаженны алчущие и жаждущие правды... Он так много сил потратил на то, чтобы понять, что же двигало этой личностью, что получил и результат соответствующий. Вот так Лука Войно-Ясенецкий проповедывал всей своей жизнью. Но я опять отвлеклась от своей основной мысли.

Я хотела сказать, что Марк Поповский очень рано увлекся темой «личность и общество», а когда он дописал свою книгу, то знал уже так много на эту тему, что вынужден был эмигрировать из Советского Союза. Свою жизнь он окончил в Штатах. Его перу так же принадлежит книга об известном генетике-селекционере Николае Вавилове, умершем в лагере, несправедливо погубленным завистью коллеги.

Марк Поповский в конечном итоге поставил свой вопрос по-другому: «личность и тоталитарное общество». До конца дней его занимал вопрос, как выжить и не сломаться личности в условиях тотального контроля и пресса. Так вот... я считаю, что образ Надежды Ламановой говорит нам, что человек способен сохранить себя даже в самых тяжелых жизненных перепетиях, если у него есть, откуда черпать силы. А Надежда Ламанова черпала силы в любви к своей работе. О ней так и писали: она одевала цариц и крестьянок... Не каждому это дано.

www.livemaster.ru

Дизайнер Надежда Ламанова – фото платьев и биография

Надежда Петровна Ламанова – волшебница художественного покроя платья, одна из лучших русских художников-модельеров. За её работой можно было часами наблюдать и любоваться, как под меткими ударами ножниц, прикосновениями утюга и б?гом нитки рождался шедевр портновского искусства.

Надежда Петровна Ламанова родилась 14 декабря 1861 года в деревне Шутилово Нижегородской губернии. Её отец, Петр Михайлович Ламанов, был потомственный дворянин. Но в тот момент, когда родилась Наденька, семья не обладала былым величием и богатством, – род Ламановых был обедневшим, на грани разорения. Двадцатилетняя Надежда решается самостоятельно зарабатывать на жизнь. После окончания местной гимназии она отправляется в Москву.

После двухлетнего обучения в школе кройки О. Суворовой, Надежда Ламанова начинает работу закройщицей в известной мастерской Войткевичей. И сразу же успех. Профессия увлекла Надежду, и в 1885 году она открывает в Москве свое дело и школу прикладного искусства. Всего через 2-3 года ее мастерская приобретает известность в творческой среде живописцев, режиссеров, актеров.


Платье Надежды Ламановой

Профессия не только была ей по нраву, Ламанова была влюблена в своё дело. Поэтому, несмотря на то, что времени не хватало, ведь она была уже владелицей собственного ателье и директором преуспевающей школы, Надежда Петровна продолжает обучаться искусству дизайна одежды.

Она знакомиться с модными коллекциями признанных мастеров Парижа, читает книги по истории, живописи и этнографии.

В 1901 году К. С. Станиславский пригласил Ламанову в Московский Художественный театр. Здесь и пригодились только что полученные знания, особенно знания национального костюма. В 1902-1903 годах Н. П. Ламанова участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге. Её мастерская в те годы размещалась в Москве на Большой Дмитровке.


Платье Надежды Ламановой

В феврале 1903 года в Петербурге состоялся большой костюмированный бал, который назвали Русским. Все гости этого бала, в том числе и царская семья были одеты в русские национальные одежды. В создании этих нарядов принимала участие и знаменитая Ламанова.

Надежда Петровна была первой, кто оценил и примкнул к идеям знаменитого французского модельера П. Пуаре. Уже во второй половине 1900-х годов она стала создавать модели без корсета. Тогда кажущаяся свобода фигуры в платье стиля модерн была лишь иллюзией. Эта видимость создавалась лишь лёгкостью и динамичностью тканей, а также мастерством художников-модельеров, а на самом деле весь этот силуэт создавался жестким и длинным корсетом.

И так, отказ от корсета, свобода во всём – раскрепощение …. Но отказ от корсета требовал иной конструкции кроя. Знаменитая туника «a la russe» – тончайшая кисейная рубашка, отделанная мехом, популярная в Европе 1810 года, возродилась усилиями и Пуаре, и Ламановой в 1910 году. У неё одевались многие известные женщины того времени – Мария Ермолова, Вера Холодная, Ольга Книппер-Чехова, Анна Павлова, она шила платья и для членов царской семьи.


Платье дизайнера Ламановой

В 1917г., Ламанова остается в России. До революции у Надежды Петровны было ателье на Тверском бульваре, она была поставщицей Двора. После революции Ламанова потеряла своё ателье, но продолжала работать и создавать свои шедевры портновского искусства. Вскоре Ламанова была арестована, но по ходатайству М.Горького после двух с половиной месяцев заключения ее освободили.

Надежда Петровна возглавила Мастерскую современного костюма при отделе ИЗО Главнауки. Её модели в 20-е годы демонстрировали киноактриса Ольга Хохлова и муза В. Маяковского Лиля Брик.

Деятельность первых швейных учебных заведений разрабатывалась при непосредственном участии Н. П. Ламановой. В начале 20-х годов Надежда Ламанова разрабатывает модели простой одежды для широких слоёв населения, работает в театре Вахтангова. С 1922 года Надежда Петровна состоит членом Академии Художественных наук, участвует в I Всероссийской художественно-промышленной выставке, где её награждают специальным дипломом.


Платье дизайнера Ламановой

В 1926 году Ламанова создала ряд моделей по мотивам северного народного творчества, которые затем продавались за рубеж. Художником-модельером Н.П. Ламановой создавались коллекции не только платьев, но и меховых изделий. Она принимала участие в Лейпцигской и в Нью-Йоркской выставках.

В 1925 году на Международной выставке декоративно-прикладного искусства в Париже Надежда Петровна представила уникальную коллекцию платьев из домотканных материалов – льна, холста. Все платья были выполнены в русском стиле, украшены вышивкой ручной работы. Каждая модель была в ансамбле с головным убором, сумкой и украшениями, которые были выполнены из бечёвки, шнура, вышивки, соломы. Её работа заслужила Гран-при выставки «За костюм, основанный на народном творчестве». С введением НЭПа появилась потребность и в дорогостоящих материалах и платьях, и тогда были созданы роскошные наряды, некоторые из них теперь хранятся в коллекции Эрмитажа.

Надежда Петровна одевала актёров театра и кино, например её костюмы можно увидеть в старых кинолентах советских фильмов – «Аэлита», «Поколение победителей», «Александр Невский», «Цирк», «Иван грозный», «Ревизор». Театральные костюмы для «Женитьбы Фигаро», «Вассы Железновой», "Последних дней Турбиных", оперы "Борис Годунов" и т.д. Ламанова создаёт уже в пенсионном возрасте.

В 1941 году Художественный театр отправлялся в эвакуацию в Ташкент. Надежда Петровна, узнав об этом, вместе с сестрой отправились в проезд театра. Городской транспорт уже не работал, и из-за болезни сестры они медленно шли, надеясь успеть на поезд. Наконец, они пришли и увидели замок на двери. О ней забыли. Ламанова еле-еле дошла с сестрой до сквера у Большого театра, села на скамеечку и скончалась.


Винтажное платье Ламановой

Главным творцом советской текстильной индустрии 20-х 30-х лет была Надежда Петровна Ламанова.

В её произведениях заложены основные принципы – глубокая народность костюма, соответствие костюма образу жизни, климатическим условиям, отказ от слепого подражания западной моде, соответствие физическому и духовному облику человека. Все эти принципы она выражала кратко в таких словах: «… для чего создаётся костюм, для кого, из чего».

Оставшиеся её произведения воспитывают чувство стиля, оттачивают профессиональное мастерство художников-модельеров, пробуждают фантазию, обостряют видение чистоты линий и формы. Н. П Ламанова создала методологическую базу всего советского моделирования.


mylitta.ru

"Вкусные платья" Надежды Ламановой / Культура / Независимая газета

Выставка "Модельер, которому верил Станиславский" в Музее моды

На выставке представлены не только костюмы, но и аксессуары к ним. Фото предоставлено пресс-службой музея

Выставка новообразованного Музея моды в историческом здании Гостиного двора на Ильинке посвящена театральной карьере мастера костюма Надежды Петровны Ламановой. Экспозиция подготовлена к 155-летию со дня рождения художницы и представляет сценические костюмы первой половины прошлого века в живом или фотографически-документальном варианте. Последнюю персональную выставку Ламановой больше 10 лет назад проводил Эрмитаж, где находятся сохранившиеся повседневные и выходные платья, сшитые для императрицы Александры Федоровны.

Ламанова прожила за жизнь две эпохи. До революции она – популярнейший модельер Москвы с личным ателье на Тверском бульваре, «Поставщик двора Ея Императорского Величества», что одевала всю московскую аристократию. После – инструктор по художественной промышленности при Главнауке, основатель «Мастерской современного костюма» при Наркомпросе и профессор ВХУТЕМАСа. Но именно театр прошел в судьбе насквозь. 40 из неполных 80 прожитых лет Ламанова отдала работе с Художественным театром. А еще в ее жизни был театр Евгения Вахтангова, Театр Сатиры, Еврейский театр, театр Красной армии и другие, к постановкам которых она создавала костюмы.

Прототип «заведующей женским пошивочным цехом Бобылевой» из «Театрального романа» Михаила Булгакова и героиня «Исторических миниатюр» Валентина Пикуля (очерк «Закройных дел мастерица»). Ее рисовал Серов. Станиславский – ценил и превозносил, отмечал в ней артистическое горение. Она – невидимый партнер и собеседник великих актрис. Алла Тарасова писала, что «кроме своей красоты костюмы подсказали многое в роли». А Ольга Книппер-Чехова, фотокопии писем которой как раз представлены на выставке, ведя личную переписку с Надеждой Петровной, делилась мыслями, настроением: «Не знаю, как вас благодарить за чудный костюм. И платье без пальтошки знаменито сидит. Просто очаровательно». Постскриптум к следующему письму: «Только воротничка никакого не надо – портит вкусное платье». Раневскую в 1903 году, на пике модерна, Книппер-Чехова играла в платье от Ламановой, чтобы чувствовать себя «элегантной в полной мере».

В небольшом пространстве Музея моды, для которого выставка стала первым крупным проектом, о театральных работах Ламановой дают представление экспонаты из фондов музея МХАТ, которые касаются, правда, всего нескольких постановок. Собственно, костюмов здесь немного – это камзолы к «Безумному дню, или Женитьбе Фигаро» 1927 года (режиссер – Станиславский, художник – Головин), где кафтан ручного шитья графа Альмавивы – Юрия Завадского из атласа с золотыми нитями и спустя почти век смотрится роскошно. Женские платья к спектаклю «Анна Каренина» 1935-го, в котором главную роль исполнила Алла Тарасова, – линии и цвет ее платья «подготовляли к необычайной строгости одинокого конца».

Ушедший век театра понимаешь, читая о тех, отличных от сегодняшних, принципах существования: «для сцены «Скачки» – 60 персонажей – каждый костюм «искали». Если костюм вносил ненужные ощущения в зал или давал неверное самочувствие, то он заменялся, шился новый». Или вот грим. Ольга Леонардовна Книппер-Чехова играет старуху Хлестову в «Горе от ума», 1938 год: «с большой проседью завитые волосы, нос с горбинкой, высокие брови, взгляд сверху вниз». Кто сейчас так прописывает малейшие нюансы?

Выставка получилась скорее о театральной эпохе, чем о человеке. Кроме казенной автобиографии на получение госпенсии и кадровой характеристики от театра, о Надежде Ламановой нет ничего личного. Но из «материального» мало что сохранилось. Дневников художница не вела, и даже зарисовок моделей нет – творила «вживую», делала «наколку» в ткани на человеке, намечая крой и декор.

А ведь ее личная история, оставшаяся в фактах, легендах и даже стихах (Марина Цветаева зарифмовала ее в «Полотерской»), похожа на детектив. В 24 года открыла свою мастерскую, приехав в Москву из-под Нижнего Новгорода, вышла замуж за юриста и страховщика Андрея Каютова, который был актером-любителем и меценатом – спонсировал затем постановки Чехова во МХАТе. Из Бутырской тюрьмы в 1919 году по подозрению в контрреволюции модельера (из-за дворянского происхождения) вызволяли через Максима Горького, чья жена актриса Мария Андреева всегда шила платья у Ламановой. Умерла Надежда Петровна в Камергерском переулке, в первый год войны – остановилось сердце: пришла провожать любимый МХАТ в эвакуацию, куда ее почему-то, как Фирса в «Вишневом саде», взять забыли.

Комментарии для элемента не найдены.

www.ng.ru

История моды. Надежда Ламанова. ч.2. Судьба мастера

Две капли "Коти"...

Надежда Ламанова, русский модельер, художник костюма, поставщица двора Ея Императорского Величества до революции «одевала» царскую семью, аристократический и артистический бомонд, спектакли М.Х.Т. После революции она не только конструировала модели для жен высоких чиновников, но и создавала моду для масс. Она делала костюмы для фильмов Эйзенштейна и Александрова, для многих советских спектаклей, где нужен был дореволюционный аристократический шик

Ее моделями были гранд-дамы России: от Марии Ермоловой и Ольги Книппер-Чеховой до Лили Брик и Веры Холодной. Она, единственная из русских модельеров, выдерживала конкуренцию с лучшими европейскими Домами мод (Ворт, Дусе, Пакен). В ее доме устраивал свои дефиле великий французский кутюрье Поль Пуаре. Марина Цветаева рифмовала ее фамилию: «богиня мраморная — нарядить от Ламановой».

Валентин Серов. Портрет Н.П.Ламановой. 1911

Произведения ее искусства хранятся во многих частных коллекциях, театрах, музеях, в том числе и в Эрмитаже; Валентин Серов писал ее портрет (не закончен в связи с внезапной смертью художника)...

Надежда родилась 14 декабря 1861 года в деревне Шузилово под Нижним Новгородом в семье полковника Петра Михайловича и его супруги Надежды Александровны Ламановых. Она была старшей среди пяти дочерей и, окончив восемь классов гимназии, вынуждена была (родители рано умерли) забыть на время о дворянских амбициях, поступить в Московскую школу кройки и шитья О.А. Сабуровой, стать моделистом в мастерской г-жи Войткевич.

Благодаря своему выдающемуся таланту она быстро становится ведущим закройщиком в мастерской. Московские модницы того времени говорили: «Шить теперь надо только у мадам Войткевич – там есть одна новенькая закройщица мадемуазель Ламанова, которая истиранит вас примеркой, но зато платье получится, как из Парижа».

Вскоре она выходит замуж за молодого юриста красавца Андрея Павловича Каютова. Впоследствии он стал очень богатым человеком, управляющим московским отделением «России» — знаменитого страхового общества. А тогда Каютов был более известен как актер-любитель с громким псевдонимом Вронский. Он познакомил Ламанову со своими друзьями-актерами, среди которых были и знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова, и начинающий актер Константин Алексеев (позднее прославившийся под именем Станиславский).

Надежда Петровна была в браке с Андреем Павловичем 45 лет, до самой его смерти в 1931 году. Детей у них не было, их заменяли четыре младшие сестры Надежды Петровны и множество учениц, которые называли ее «мама Надя».

В 1885 году Ламанова открывает собственную мастерскую на Тверском бульваре. В ней было многое от живописца. Прежде чем начать работу, она долго изучала «натуру», а потом творила из тканей, как художник красками.

Шила методом «наколки», долго прикладывая ткани к фигуре модели, вдохновенно ее обволакивая, драпируя складками, закалывая булавками... наконец говоря измученной, «обколотой» сотнями булавок клиентке: «Снимайте все это осторожно, эскиз готов!».

— Только, пожалуйста, — умоляли заказчицы, — сшейте сами.

— Я вообще не умею шить.

— ???

— Архитектор ведь не кладет камни, это делают рабочие, и шить вам буду не я, а мои помощницы.

Помощниц у Ламановой было более двадцати.

«Архитектор моды» Ламанова не следовала слепо парижским стандартам, правившим в России уже больше века. Имея колоссальную практику в Москве и Петербурге, много работая для театра и балета (спектакли Художественного театра она обшивала с 1901 года до самой смерти), сотрудничая с выдающимися художниками (Бакст, Головин), она рождала свой собственный стиль.

Дягилевские сезоны в Париже, прорыв русского искусства в Европу заставили мир обратиться на Восток.

Русской модой заинтересовался великий французский модельер Поль Пуаре. Потрясенный «Русскими Сезонами» во Франции, он приехал в Москву со своими новыми моделями в ориентальном стиле, который таким образом как бы вернулся на родину. Дефиле проходило в доме у Ламановой и, конечно, привлекло весь художественный свет России.

Публикации в советской печати о том, что Надежда Петровна с радостью приняла Великую Октябрьскую революцию, конечно, не соответствуют действительности. После большевистского переворота она потеряла состояние, имение, свой модельный Дом; своих многочисленных работниц, свою выдающуюся клиентуру. Но Россию не покинула.

Большевики были людьми несентиментальными и не постеснялись в 1919 году арестовать бывшую «поставщицу двора Ея Императорского Величества». За что 57-летнюю барыню посадили в Бутырку, сейчас понять трудно – обвинения ей так и не предъявили. Скорее всего, за слишком гордый нрав. Только благодаря вмешательству Максима Горького (его жена была клиенткой Ламановой) после двух с половиной месяцев отсидки ее освободили.

В преклонном возрасте жизнь пришлось начинать сначала.

Выжила Ламанова благодаря театру и благодаря своей недюжинной воле. Кроме того, жены и дети большевистской знати тоже хотели прилично одеваться. С 1921 года она работает в театре Вахтангова. В страшное, голодное и холодное время Ламанова сшила потрясающие по красоте туалеты для участников спектакля «Принцесса Турандот», обшивала и многие другие спектакли: «Зойкина квартира» Булгакова, «Егор Булычов и другие» Горького.

В двадцатые годы она создавала новые модели платья из... полотенец, а пальто из... одеял. Однако после введения НЭПа смогла найти более продуктивный выход своей энергии. Ламанова обратилась к министру культуры Луначарскому (его жена актриса Малого театра Розенель отлично знала способности Ламановой) с предложением о создании мастерской современного костюма. Перед Ламановой стояла задача создать рабоче-крестьянскую моду, и она справилась, проявив колоссальную изобретательность, используя дешевые, простые и грубые материалы, учитывая послереволюционную разруху.

При художественно-производственном подотделе ИЗО Наркомпроса создаются «Мастерские современного костюма», которые возглавила Надежда Петровна Ламанова

В 1925 году модели Ламановой (без нее самой) отправились в Париж на всемирную выставку. Ее платья в русском стиле произвели фурор. Стиль «а-ля рюс» в те годы стал чрезвычайно моден в Европе. Платья Ламановой, представленные на выставке с полагающимися аксессуарами — обувью, поясами, шляпами и бусами, скатанными из хлебного мякиша, — соперничали с одеждой лучших французских Домов. Она получила Гран-при «за костюм, основанный на народном творчестве». А конкуренция была колоссальная! И не только с французами, но и с соотечественниками. С домами «Китмир», «Ирфе» (ими руководили великая княгиня Мария Павловна Романова, князь Феликс Юсупов с супругой Ириной и другие родовитые эмигранты, не от хорошей жизни вынужденные заняться модельным бизнесом).

Окрыленная успехом, Ламанова совершает попытку создать школу моды в Советской России — Студию художественного производственного костюма. Она выступает со статьями в «Красной ниве», где формулирует принципы реформирования модельного дела:

«Мода нивелирует людей, не считаясь с особенностями и недостатками их телосложения (вспомним хотя бы кринолин или моду на «спеленутые» юбки). Но всякий человек, несмотря на все недостатки его тела, от природы или от образа жизни, имеет право быть гармоничным. <...> Совершенно по другому направлению должна идти борьба с грузной фигурой: в этом случае силуэт может быть облегчен только посредством сокрытия непропорциональности путем пресечения его плоскостями другой формы...»

Надежда Петровна одевает актеров в первых советских фильмах: «Аэлита», «Поколение победителей», «Цирк», «Александр Невский»; в глубоко пенсионном возрасте вместе с художником Головиным создает шедевры театрального костюма для «Женитьбы Фигаро» во МХАТе, одевает в Театре Красной Армии «Вассу Железнову» с Раневской в роли Вассы... Станиславский называл ее «нашей драгоценной, незаменимой, гениальной, Шаляпиным в своем деле».

Народная артистка России Кира Николаевна Головко (в 1939 году она выступала на сцене МХАТа под своей девичьей фамилией Иванова) рассказала о своей встрече с Ламановой. Юная Кира Иванова репетировала тогда роль Натали Пушкиной в пьесе Булгакова «Последние дни».

Изумительной красоты платья (четыре), накидку, веера, шляпки делала Ламанова. К ее приходу в гримерную актрису уже приготовили для примерки, талию стянули корсетом, надели нижние крахмальные юбки...

И вот вошла Ламанова. Киру Иванову поразили ее прямая спина, величественность. Она была в изящном строгом костюме кремового цвета, отделанном бархатом, в юбке длинной, но не слишком – видны были ноги в шелковых чулках и, что удивительно для 80-летней женщины, на высоких каблуках. Удивило также и то, что на руках с ухоженными ногтями были кольца — это противоречило аскетичным нравам 1939 года.

После двух часов изнурительной примерки невозможно стянутая корсетом Кира Иванова потеряла сознание, осев на крахмальные юбки. Когда она очнулась, то с удивлением обнаружила, что ассистентки дают нюхать нашатырь не ей, а Ламановой, которая, испугавшись за молодую актрису, тоже упала в обморок. Она говорила, приходя в сознание:

— Уберите эту девочку — как она меня напугала! Расстегните ее скорей, никогда больше, никогда не буду с ней работать!

— Надежда Петровна, я больше не буду падать в обморок, простите, пожалуйста... — оправдывалась юная актриса. Исполнительница роли Натали, возможно, напомнила Надежде Петровне те давние времена, когда чрезмерно стянутые корсетами барышни часто падали в обморок на балах.

Ламанова же произвела «освободительную революцию» в костюме, отказавшись в своих моделях от удушающих корсетов.

Началась война. Близкой подруге скульптору Вере Мухиной Ламанова сказала:

— Я скоро умру.

— Как вы можете так говорить? Почему?

— У меня остались всего только две капли «Коти».

Она не могла жить без французских духов. Но старые запасы кончились.

...В октябре 1941 года Ламанова должна была эвакуироваться вместе с Художественным театром. Из-за задержки, связанной с болезнью младшей сестры, она опоздала на сборный пункт – коллеги ее не дождались. Она бросилась к Большому театру, с которым сотрудничала, села передохнуть в скверике — и здесь с ней случился сердечный приступ. Надежда Петровна Ламанова умерла 14 октября 1941 года в центре Москвы, напротив грандиозного храма искусств, увенчанного квадригой Аполлона — бога, которому она бесстрашно служила всю свою долгую жизнь.

(по материалам статьи Александра Кондрашова)

www.livemaster.ru

От императорского платья до народного костюма — Look At Me

О Ламановой написано много и многими, целью этой статьи не является открыть нечто новое, но дать краткое и цельное описание творческой биографии модельера. Многие и сегодня уделяют немало внимания императорскому периоду ее деятельности, что приятно глазу и слух ласкает, исключая советский период, пошива «демократической» (будучи честными с собой, назовем ее простой и скучной, в сравнении с платьями периода модерна и императора) одежды для народа. Советские искусствоведы и историки костюма, напротив, говорят о трагической судьбе, героическом служении народу, патриотизму, освобождении женщин от корсета (будто это немецкий плен), от которого все же избавился  Пуаре. Мы будем объективны (хотя моде модерна уделим большее внимание, в силу обильности материала), потому дадим лишь краткие биографические сведения о Ламановой, не касаясь ее личности, но обратим много внимания на ее творчество. 


 

Н. Ламанова

 Надежда Петровна Ламанова родилась 14 декабря 1861 года в русской провинции, в деревне Шутилово Нижегородской губернии. Отец — Петр Михайлович Ламанов был потомственный дворянин из обедневшего рода. Семья была на грани разорения, когда двадцатилетняя Надежда после окончания курса местной гимназии решила уехать из родительского дома в Москву, чтобы самостоятельно зарабатывать на жизнь. 

 Проучившись два года в школе кройки О. Суворовой, Ламанва в 1879 году переходит на самостоятельную работу — закройщицей в известную мастерскую Войткевичей. И буквально сразу делает большие успехи — профессия была выбрана верно.

 В 1885 году Н. П. Ламанова открывает в Москве свое дело и школу прикладного искусства, а уже через 2-3 года ее портновская мастерская приобретает широкую известность в среде живописцев, актеров, режиссеров.

 Уже будучи не только владелицей собственного ателье, но и директором преуспевающей школы, Ламанова продолжает обучаться искусству дизайна одежды. Она ездит в Париж знакомиться с последними модными коллекциями признанных мастеров и читает книги по истории, живописи и этнографии. С завидным упрямством, так свойственным ее натуре, она зубрит историю национального костюма – и вовсе не считает это занятие пустой тратой времени (этнические мотивы были в 1880-1900х на высоте, и в самых продвинутых кругах считались официозным мэйнстримом).
 В 1901 году К. С. Станиславский приглашает Ламанову в Московский Художественный театр. В 1902-1903 годах Н.Ламанова, наряду с признанными французскими фирмами П.Пуаре, Редферн, сестер Калло и др., с успехом участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге. Мастерская ее в те годы размещалась в Москве на Большой Дмитровке в доме Адельгейма.
 Художница была первой, кто оценил идеи знаменитого французского модельера П. Пуаре. Она начала создавать модели без корсета уже во второй половине 1900-х годов. Кажущаяся свобода фигуры в костюме модерна не более чем иллюзия, создаваемая легкостью и подвижностью тканей, перетеканием причудливых орнаментов с поверхности одной детали на другую. Силуэт же создавался жестким длинным корсетом.
 Отказ от корсета требовал совсем иной конструкции, справедливо называемой стилем "неогрек" или "неоклассицизм" (термин, принятый для этой эпохи только в России). Знаменитая туника "a la russe" (тончайшая кисейная рубашка, отделанная мехом и столь популярная в Европе 1810 года) возродилась в 1910 году усилиями и Пуаре, и Ламановой.
   В 1917г., после революции, Ламанова остается в России. По инициативе художницы в 1919 году организуется Мастерская современного костюма (при Главнауке) с широкой новаторской программой, в которой нашли обоснование принципы моделирования костюма для трудящихся масс.Она принимает участие в разработке планов деятельности первых швейных учебных заведений: «Положения о Центральном институте швейной промышленности», «Устава Сокольничьих советских учебных художественно-промышленных мастерских».

 В том же 1919 году Ламанову заключают в Бутырскую тюрьму, обвинение ей не было предъявлено, и, благодаря вмешательству Максима Горького (его жена была клиенткой Ламановой), после двух с половиной месяцев заключения, ее освободили.

 В период с 1919 по 1924 годы Надежда Ламанова разрабатывает на базе логически обоснованного кроя многочисленные модели простой одежды, рассчитанной на широкие слои населения. Одновременно она занимается проектированием платья по идеям народного русского костюма.
С 1921 года она работает в театре Вахтангова. С 1922 года художница состоит членом Академии Художественных наук (в кустарной секции). Ее награждают специальным дипломом за участие в I Всероссийской художественно-промышленной выставке.

 В 1925 году ее модель получает «Гран-при» на международной выставке "Art Decoratifs" в Париже «за костюм, основанный на народном творчестве». Ее платья в русском стиле произвели фурор. Стиль "a la russe" в те годы стал чрезвычайно моден в Европе. Платья Ламановой, были представлены на выставке с полагающимися аксессуарами — обувью, поясами, шляпами и бусами, скатанными из хлебного мякиша. В то же время Надежда  Ламанова и Вера  Мухина совместно издают альбом «Искусство в быту». Окрыленная успехом, Ламанова совершает попытку создать школу моды в Советской России — Студию художественного производственного костюма. Она выступает со статьями в "Ателье" и "Красной ниве", где формулирует принципы реформирования модельного дела, прежде всего в статьях: «Русская мода» («Красная Нива», № 30, 1923 г.) и «О современном костюме» («Красная Нива», № 27, 1924 г.),  «О целесообразном костюме».

 С 1926 года Ламанова создала ряд моделей по мотивам творчества народов Севера (по заказу Всекопромсоюза) для продажи за рубеж, затем разработала коллекцию меховых изделий для Лейпцигской выставки, участвовала в Нью-Йоркской выставке 1929 года. С 1930 года она стала заведующей мастерской Мехкомбината.В середине 20-х годов Ламанова возглавила кустарную мастерскую, выполнявшую заказы Кустэкспорта и других организаций для внутренних и международных выставок, и продолжала работу в Кустэкспорте  вплоть до 1932 года.

 До конца жизни (15.10.1941) Ламанова продолжает создавать костюмы для театра и кино. Она одевает актеров в первых советских фильмах: «Аэлита», «Поколение победителей», «Цирк», «Александр Невский», "Иван грозный", «Ревизор»; в глубоко пенсионном возрасте  создает шедевры театрального костюма для «Женитьбы Фигаро», «Вассы Железновой», "Последних дней Турбиных",  оперы "Борис Годунов" и т.д.

 Имениттые заказщицы
Императрица Александра Федоровна, Ирина Юсупова, княжна Мария Павловна Романова, кузина Николая Второго, Бетти Врангель, Мария Кшесинская, Анна Павлова,  Вера Холодная,  Александра Хохлова, Анель Судакевич, Лиля Брик, ее сестра Эльза Триолепр и д.р.


Работы Ламановой

1 Платье визитное из сукна бежевого цвета

Строгое визитное платье бежевого цвета -наиболее ранняя работа Ламановой из хранящихся в Эрмитаже. По своей конструкции, цветовому решению и характеру декора этот костюм является ярким воплощением моды середины 1890-х гг. Платье цельнокроеное, типа "принцесс", сильно приталенное, закрытое, с воротником-стойкой из бархата в тон платья, с расклешенной, свободно расширяющейся книзу юбкой. Длинные рукава покроя «жиго» - очень густо собраны у плеча, узкие у кисти. Юбка расклешена, с двойной мягкой складкой по центру спинки, со шлейфом. О развитом чувстве формы и большом художественном вкусе мастера свидетельствует и характер орнаментального декора платья, решенного в виде гирлянд мелких цветов, исполненных тамбурным швом, как бы обвивающих вертикальные, идущие от плеча полосы, расшитые блестками. Полосы сужаются к талии и далее расширяются к подолу юбки, подчеркивая ее форму.
Платье принадлежало императрице Александре Федоровне.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле

Платье покроя «принцесс», приталенное, с большим декольте, рукав короткий - фонарик, в духе времени. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой бисером и блестками, по декольте и подолу - гирлянды искусственных цветов и бантов. Выполнено оно из бледно-розового атласа и шифона. В этой работе художник использует сопоставление фактур различных тканей - прием, которому суждено получить дальнейшее развитие в костюмах начала XX в. Шифон, положенный на атлас, смягчает блеск этой ткани, приглушая его, заставляет мерцать в зависимости от освещения, чем достигается особый декоративный эффект. Отделка платья - вышивка растительного узора из вьющихся стеблей с поникшими побегами - решена в стиле модерн, создавшем сложную систему линейного орнамента. В основу его положены мотивы стилизованных цветов и растений с характерной для стиля модерн графической гибкостью линий.
Принадлежало императрице Александре Федоровне.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье вечернее (два лифа и юбка) из черного тюля на белом атласном чехле

Лиф 1 - притален, на косточках, со шнипом, декольте формы каре, рукав до локтя, с широким воланом. Лиф 2 - притален, на косточках, со шнипом, очень открытый, с большим декольте и коротким рукавом. Юбка расклешена, по спинке с мягкими складками по центру, со шлейфом. Украшено кружевом, вышивкой стальными блестками разной формы и стразами орнамента из венков, лент и гирлянд. В этом платье редкое сочетание работ двух ведущих мастерских - Москвы и Петербурга. Вероятно, первоначально платье было заказано с одним лифом, а затем в соответствии с модой этого времени был выполнен второй лиф. 
Платье принадлежало императрице Александре Федоровне.
Москва, мастерская Н. Ламановой. Петербург, мастерская А. Бризак (второй лиф). Начало XX в.
Платье вечернее (лиф и юбка) из белого тюля и шифона на атласном чехле

Изящное бальное платье из белого тюля и шифона на двойном чехле из атласа. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте и коротким рукавом, притален, со шнипом, с небольшим напуском спереди, на драпированном поясе из серебряной парчи. Декорировано кружевом, «мушками» из бити по тюлю и вышивкой блестками и фасонными шишками цветочного узора. Костюм решен в единой колористической гамме серебристых тонов, столь модных в эпоху господства модерна. Мерцание атласа сквозь слои шифона и тюля создает эффектный фон для юбки, украшенной широкой гирляндой фантастических цветов с объемным контуром, вышитых серебристыми блестками в сочетании с золотой канителью и бисером. Инкрустация кружевом в виде перистых листьев удачно дополняет орнамент. В целом это очень нарядное платье как бы пронизано призрачным лунным светом.
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.
Платье вечернее (лиф и юбка) из желтого бархата и шифона



Лиф открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, притален, со шнипом, на драпированном поясе из желтого атласа, с небольшим напуском спереди. Рукава короткие, с двойным воланом из шифона. Юбка расклешена, с мягкой встречной складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано инкрустацией белым машинным кружевом, имитирующим филейную вышивку, аппликацией из бархата и вышивкой синелью цветущих веток гортензии.
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.

Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны



Лиф притален, со шнипом, на широком поясе углом, спереди с небольшим напуском. Рукава короткие из шифона. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вставками шифона и кружева, с широким кружевным воланом по подолу. По всему платью вышивка бисером, блестками и стразами.
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.

Платье парадное придворное из розового муара


Лиф, шлейф, пелерина, юбка - реконструкция. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, со шнипом, сильно притален, рукава длинные, откидные, с частично открытой проймой. Шлейф съемный, на поясе, с мягкими складками по центру спинки. Короткая круглая пелерина с воротником-стойкой. Платье богато декорировано вышивкой серебряной нитью и канителью растительного орнамента.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Рубеж ХIХ-ХХ вв.

Платье вечернее (лиф и юбка) из зеленого атласа и черного шифона

Эффектное вечернее платье из ярко-зеленого атласа и черного шифона. Лиф с небольшим декольте утлом, мягкий, без косточек, с напуском у талии. Рукав короткий, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, с асимметричной драпировкой и тюником, переходящим в остроконечный шлейф. Отделка - шелковая бахрома и вышивка цветным шелком и металлической нитью.  В нем мастерски использованы ткани контрастных цветов и разных фактур. За счет мерцания зеленого атласа сквозь прозрачный черный шифон здесь достигается особый декоративный эффект - смягчается резкость тона зелени, и лишь низ юбки, не закрытый шифоном, является своего рода цветовым акцентом всей композиции костюма. Строгий, стройный силуэт со слегка завышенной талией явно свидетельствует о влиянии костюмов эпохи ампира, а украшающая платье вышивка золотисто-зеленым шелком и золотой нитью орнамента из цветов и листьев хризантем характерна для искусства стиля модерн - и по трактовке растительных форм, и по цветовому решению. Оригинально и решение юбки этого платья, драпированного по спирали. Плотно охватывающий бедра тюник, имитирующий шаль с кистями, переходит в небольшой остроугольный шлейф.
Принадлежало В.В. Карахан - жене известного дипломата.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

Платье вечернее (лиф и юбка) из белого атласа и тюля

Лиф открытый, с большим овальным декольте, мягкий, без косточек, с напуском у талии, на поясе, рукава короткие - кимоно. Юбка прямая, узкая, по спинке собрана, с тюником. Отделано вышивкой по тюлю шелком в тон ткани растительного орнамента в стиле модерн. То разреженная, с едва намеченным контуром, то с густым сплошным настилом глади, вышивка очень богата по фактуре и эффектно выделяется на фоне мерцающего сквозь тюль атласа. В платье сочетаются неоклассические веяния, характерные для х 1910-х гг., с элементами модерна и японскими мотивами.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

Платье вечернее из плотного белого шелка и шифона

Лиф мягкий, без косточек, с напуском спереди, с декольте формы каре, рукав короткий, покроя кимоно. Юбка узкая. прямая, спереди с тюником, по спинке слегка собрана, с асимметричной драпировкой. Лиф и юбка соединены широким драпированным кушаком из ткани платья. Декорировано серебряным галуном (декольте и пояс) и вышивкой белым шелком и серебряной нитью растительного узора, расположенного по границе соединения тканей.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева


Лиф мягкий, с небольшим напуском, с декольте формы каре, рукава короткие, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, немного собрана по спинке, пришита к лифу, с двумя тюниками.  Один - из белого шифона с оригинальной, вышитой бисером, стеклярусом и стразами, широкой каймой из букетов роз в вазонах двух типов с характерной для позднего модерна геометризированной графикой форм. Другой - из черного кружева, удлиненный, сзади переходящий в шлейф. Платье гармонично решено по цвету, сочетание бежевого атласа с белым шифоном и черным кружевом тюников поддерживается изысканной тональностью вышивки.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1912-1913

Платье вечернее черного машинного кружева с мелким растительным узором


Лиф удлиненный, свободный, без косточек, немного притален, с фигурным декольте и воротником-стойкой, без рукавов, на лямках. Юбка слегка собрана по линии соединения с лифом, с небольшим шлейфом. Отделка - вышивка черным бисером по всему платью, вертикальные полосы, вышитые цветным бисером, и декоративная бисерная кисть, из того же бисера, спереди юбки. Судя по силуэту, декору и цветовому решению, платье явно создано под влиянием восточных балетных костюмов Л. Бакста и А. Бенуа.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Конец 1910-х

Платье вечернее из легкого черного шелкового крепа и атласа

Лиф мягкий, без косточек, талия занижена, ворот вырезан в форме фигурного каре, воротник-стойка, рукав покроя кимоно до локтя. Юбка прямая, собрана по талии. Декорировано кистями из ляссе спереди и на боках, спинка без кистей. Пояс отсутствует. 
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е
Платье вечернее (лиф и юбка) из белого кружева и черного тюля на черном шелковом чехле


Лиф мягкий, без косточек, свободный вверху, у талии заложен складками, двойной: нижний, из белого кружева и тюля - открытый, на лямках; верхний - из черного тюля, с декольте углом и рукавом покроя кимоно за локоть. Юбка из белого кружева, густо собрана по талии, на черном шелковом чехле, с двойным тюником из черного тюля с неровной линией подола.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е

Актриса Ольга Книппер-Чехова в манто работы Надежды Ламановой. 1913 год

Александра Хохлова в вечернем платье с поясом из бус. (1924)


Платье по мотивам народного костюма (1919-1925) Лиля Брик и Эльза Триоле (сестра Лили)


Платье по мотивам народного костюма (1919-1925)


Пальто из коллекции, созданной по мотивам костюмов народа севера. Модель актриса Александра Хохлова. (1923)


www.lookatme.ru

Русский модельер Надежда Ламанова - История красоты — LiveJournal


Валентин Серов. Портрет Н.П.Ламановой. 1911

Среди плеяды российских мастеров костюма рубежа веков первое место по праву принадлежит Надежде Ламановой.

Надежда Петровна Ламанова – один из самых талантливых русских художников-модельеров, человек интересной судьбы, прожила долгую творческую жизнь. Родилась она в 1861 году в семье военнослужащего в Нижнем Новгороде.
В 1881 году она поступает в школу кройки и шитья О. А Суворовой в Москве. После ее окончания Н. Ламанова несколько лет работает по найму в московской модной мастерской Войткевич, вскоре заняв здесь место ведущего модельера, а в 1885 году, когда ей едва исполнилось 24 года, открывает в Москве свою мастерскую. Работы фирмы Н. Ламановой, благодаря исключительному таланту и высокому профессионализму ее основателя, очень скоро завоевали признание заказчиков и приобрели большую известность как среди московской и петербургской знати, так и в театральном мире и в кругах русской интеллигенции. В 1902-1903 годах Н.Ламанова, наряду с признанными французскими фирмами П.Пуаре. Редферн, сестер Калло и др., с успехом участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге. Мастерская ее в те годы размещалась в Москве на Большой Дмитровке в доме Адельгейма.
До наших дней сохранилось очень незначительное число работ этого интереснейшего модельера. Самым богатым собранием костюмов Н. Ламановой владеет Государственный Эрмитаж, где хранятся четырнадцать платьев, принадлежность которых данной фирме подтверждается маркой в виде автографа мастера, напечатанной золотой краской на белой шелковой ленте корсажа.
Трудно переоценить значимость этой коллекции для истории развития отечественного моделирования, тем более что в других музеях страны работы фирмы Ламановой представлены единичными экземплярами.


Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Покроя «принцесс», приталенное, с большим декольте, рукав короткий - фонарик. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой бисером и блестками, по декольте и подолу - гирлянды искусственных цветов и бантов.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье визитное из сукна бежевого цвета
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Покроя «принцесс», приталенное, закрытое, с воротником-стойкой из бархата в тон платья. Длинные рукава покроя «жиго» - очень густо собраны у плеча, узкие у кисти. Юбка расклешена, с двойной мягкой складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой тамбурным швом цветным шелком и блестками в виде вертикальных полос и цветочных гирлянд.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х


Платье вечернее (два лифа и юбка) из черного тюля на белом атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф 1 - притален, на косточках, со шнипом, декольте формы каре, рукав до локтя, с широким воланом. Лиф 2 - притален, на косточках, со шнипом, очень открытый, с большим декольте и коротким рукавом. Юбка расклешена, по спинке с мягкими складками по центру, со шлейфом. Украшено кружевом, вышивкой стальными блестками разной формы и стразами орнамента из венков, лент и гирлянд. В этом платье редкое сочетание работ двух ведущих мастерских - Москвы и Петербурга. Вероятно, первоначально платье было заказано с одним лифом, а затем в соответствии с модой этого времени был выполнен второй лиф.
Москва, мастерская Н. Ламановой. Петербург, мастерская А. Бризак (второй лиф). Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из желтого бархата и шифона
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, притален, со шнипом, на драпированном поясе из желтого атласа, с небольшим напуском спереди. Рукава короткие, с двойным воланом из шифона. Юбка расклешена, с мягкой встречной складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано инкрустацией белым машинным кружевом, имитирующим филейную вышивку, аппликацией из бархата и вышивкой синелью цветущих веток гортензии.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого тюля и шифона на атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф очень открытый, с большим овальным декольте и коротким рукавом, притален, со шнипом, с небольшим напуском спереди, на драпированном поясе из серебряной парчи. Декорировано кружевом, «мушками» из бити по тюлю и вышивкой блестками и фасонными шишками цветочного узора.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф притален, со шнипом, на широком поясе углом, спереди с небольшим напуском. Рукава короткие из шифона. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вставками шифона и кружева, с широким кружевным воланом по подолу. По всему платью вышивка бисером, блестками и стразами.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье парадное придворное из розового муара
Лиф, шлейф, пелерина, юбка - реконструкция. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, со шнипом, сильно притален, рукава длинные, откидные, с частично открытой проймой. Шлейф съемный, на поясе, с мягкими складками по центру спинки. Короткая круглая пелерина с воротником-стойкой. Платье богато декорировано вышивкой серебряной нитью и канителью растительного орнамента.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Рубеж ХIХ-ХХ вв.


Платье вечернее (лиф и юбка) из зеленого атласа и черного шифона
Лиф с небольшим декольте утлом, мягкий, без косточек, с напуском у талии. Рукав короткий, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, с асимметричной драпировкой и тюником, переходящим в остроконечный шлейф. Отделка - шелковая бахрома и вышивка цветным шелком и металлической нитью стилизованного в стиле модерн цветочного узора из хризантем, листьев и стеблей в виде завитков.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого атласа и тюля
Лиф открытый, с большим овальным декольте, мягкий, без косточек, с напуском у талии, на поясе, рукава короткие - кимоно. Юбка прямая, узкая, по спинке собрана, с тюником. Отделано вышивкой по тюлю шелком в тон ткани растительного орнамента в стиле модерн.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее из плотного белого шелка и шифона
Лиф мягкий, без косточек, с напуском спереди, с декольте формы каре, рукав короткий, покроя кимоно. Юбка узкая. прямая, спереди с тюником, по спинке слегка собрана, с асимметричной драпировкой. Лиф и юбка соединены широким драпированным кушаком из ткани платья. Декорировано серебряным галуном (декольте и пояс) и вышивкой белым шелком и серебряной нитью растительного узора, расположенного по границе соединения тканей.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева
Лиф мягкий, с небольшим напуском, с декольте формы каре, рукава короткие, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, немного собрана по спинке, пришита к лифу, с двумя тюниками. Один - из белого шифона с вышитой белым и черным бисером, стеклярусом и стразами широкой каймой из чередующихся ваз разной формы с букетами; второй - из черного кружева, сзади переходящий в шлейф.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1912-1913


Платье вечернее из легкого черного шелкового крепа и атласа
Лиф мягкий, без косточек, талия занижена, ворот вырезан в форме фигурного каре, воротник-стойка, рукав покроя кимоно до локтя. Юбка прямая, собрана по талии. Декорировано кистями из ляссе спереди и на боках, спинка без кистей. Пояс отсутствует.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е


Платье вечернее черного машинного кружева с мелким растительным узором
Лиф удлиненный, свободный, без косточек, немного притален, с фигурным декольте и воротником-стойкой, без рукавов, на лямках. Юбка слегка собрана по линии соединения с лифом, с небольшим шлейфом. Отделка - вышивка черным бисером по всему платью, вертикальные полосы, вышитые цветным бисером, и декоративная бисерная кисть спереди юбки.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Конец 1910-х


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого кружева и черного тюля на черном шелковом чехле
Лиф мягкий, без косточек, свободный вверху, у талии заложен складками, двойной: нижний, из белого кружева и тюля - открытый, на лямках; верхний - из черного тюля, с декольте углом и рукавом покроя кимоно за локоть. Юбка из белого кружева, густо собрана по талии, на черном шелковом чехле, с двойным тюником из черного тюля с неровной линией подола.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е

Т.Т. Коршунова. Русский модельер Надежда Ламанова. Каталог выставки. Издательство Государственного Эрмитажа. Спб., 2002


Валентин Серов. Портрет артистки М.Н.Ермоловой.1905
(Платье мастерской Н.Ламановой)


Константин Сомов. Портрет Е.П.Носовой. 1910-1911
(Платье мастерской Н.Ламановой)

bellezza-storia.livejournal.com

Театральные костюмы Надежды Ламановой в Музее моды

Надежда Петровна Ламанова - одно из главных русских имен в мировой моде начала ХХ века. В новом Музее моды (Гостиный двор на Ильинке) выставка, посвященная ее театральной карьере. Экспозиция подготовлена к 155-летию со дня ее рождения художницы и представляет собою два небольших подиума со сценическими костюмами первой половины прошлого века - живьем и на фотографиях.


Кафтан ручного шитья графа Альмавивы – Юрия Завадского из атласа с золотыми нитями.

Последнюю персональную выставку Ламановой больше 10 лет назад проводил Эрмитаж, где хранятся созданные ею повседневные и выходные платья последней императрицы Александры Федоровны.
Ламанова прожила за жизнь две эпохи.

До 1917 года она – первый русский модельер с именем, владелица модного дома с ателье на Тверском бульваре, поставщик двора, одевала всю модную Москву. В ее одежде ходили императрицы Мария Федоровна и Александра Федоровна, Ирина Юсупова, дамы высшего света. Но в том, что касалось одежды, русская императрица все-таки оставалась провинциальной немецкой принцессой. Ее туалеты (и те, что сохранились, и те, что известны лишь по портретам) совершенно out of fashion. Царица Александра не блистала смелостью и элегантностью туалетов. На сегодняшний взгляд, это и к лучшему: она ныне канонизирована православной церковью. Легкомысленный шик тут явно ни к чему.

Но Ламановой наскучило делать придворные платья — и она начинает шить для светской и театральной богемы. Театр стал для нее своего рода лабораторией, а Матильда Кшесинская и Анна Павлова, Мария Ермолова и Ольга Книппер-Чехова. Вера Холодная были ее моделями. На знаменитом портрете Серова величественная Ермолова стоит в платье от Ламановой. Книппер-Чехова играла Раневскую в 1903 году, на пике модерна, в платье от Ламановой, чтобы чувствовать себя «элегантной в полной мере".

В 1910 году мастерицами Ламановой по эскизу Бакста были вышиты стеклярусом знаменитые вечерние труакары из муслина для первой московской модницы балерины Екатерины Гельцер. Когда она появлялась в них на раутах, это было лучшей рекламой мастерской. Надежда Ламанова делала и чисто театральные костюмы, сотрудничая с Львом Бакстом и Александром Головиным.

А сама Ламанова совсем не умела шить, ссылалась на то, что и архитектор не кладет камни – это дело рабочих.

"…Ламанова стала моей дорогой подругой. Это она мне открыла очарование Москвы – этих драгоценных ворот в Азию. Она и сейчас мне видится на фоне икон Кремля, куполов собора Василия Блаженного, прекрасной коллекции современной живописи," - это ей Поль Пуаре писал, посетив Россию и побывав в ее ателье.

Впрочем, на рубеже веков, во время бель эпок светские дамы предпочитали одеваться в Париже: у Ворта, потом у того же Пуарэ, Пакэна. Ламанова к тому же была мастерицей московской, а не столичной. Поэтому она продолжала работать и после 1917 года: инструктор по художественной промышленности при Главнауке, основатель "Мастерской современного костюма" при Наркомпросе и профессор ВХУТЕМАСа, разработала подробную программу обучения модельному делу. Новый мир отстраивался, и его население надо было одевать - опыт и труды Надежды Петровны пришлись как раз кстати. За всю эту активную деятельность Ламановой и была прощена ее былая приближенность к царственному телу.

Кроме того, новые властители имели жен, а те хотели хорошо одеваться: политическая погода не сказывалась на положении портнихи. Когда в 1919 она попала в Бутырку по подозрению в контрреволюции, то вскоре была вызволена через Максима Горького, чья жена актриса Мария Андреева всегда шила платья у Ламановой.Частные заказы модельер выполняла в своем московском ателье с 1923 года, и артисткам она по-прежнему предоставляла скидки. Но прославилась все-таки другим.

В нищие 20-е Ламанова создает новые модели пальто из одеял и самого дешевого солдатского сукна. Платья - из полотенец, но с вышивкой по эскизам Веры Мухиной. Разрабатывая модели на экспорт, Ламанова соединяла традиционный костюм народов России и мотивы авангардистов, заказывая эскизы у Натальи Гончаровой, Александры Экстер, Надежды Удальцовой: "амазонки авангарда" рисовали платья, сумочки и схемы для вышивок по поручению портнихи. Ее стиль а-ля рюс на Всемирной выставке в Париже в 1925 году получит Гран-при с формулировкой "за костюм, основанный на народной традиции". В дни выставки в ее туалетах по улицам Парижа дефилировали две сестры-красавицы — Лиля Брик и Эльза Триоле.

А в России Ламанова в 1928 году стала "лишенкой" - ее лишили избирательных прав как "кустаря, имевшего двух наемных мастериц".

Согласно апокрифу, в начале войны она сказала своей подруге Мухиной: «Я скоро умру. У меня остались всего только две капли "Коти". Эти духи ей привезла Вера Мухина, которая и ездила в Париж на выставку, где получала Гран-при за коллекцию Ламановой. Говорят, Ламанова подушилась ими в последний раз, когда опоздала на эвакуацию. Пришла в Камергерский переулок, а театр уже уехал. По дороге домой Ламанова умерла от сердечного приступа.

Театральные работы Ламановой попали на выставку из фондов музея МХАТ, и касаются, всего нескольких постановок. Собственно, это костюмы к "Безумному дню, или Женитьбе Фигаро" 1927 года (режиссер – Станиславский, художник – Головин).

Платье из парчи и шелка Фру Юлианы, которую играла Ольга Книппер-Чехова в спектакле "У жизни в лапах" в 1911 году.

В 1937 году на сцене МХАТа состоялась премьера спектакля "Анна Каренина". Для Аллы Тарасовой, исполнявшей заглавную роль, в ателье Ламановой был создан зеленый шифоновый пеньюар.

Женские платья к спектаклю "Анна Каренина" - линии и цвет платья героини "подготовляли к необычайной строгости одинокого конца". Кто сейчас так учитывает малейшие нюансы?

Ольга Книппер-Чехова вела личную переписку с Надеждой Петровной, фотокопии ее писем есть на выставке: "Не знаю, как вас благодарить за чудный костюм. И платье без пальтошки знаменито сидит. Просто очаровательно". Постскриптум к следующему письму: "Только воротничка никакого не надо – портит вкусное платье".


mccuntz.livejournal.com

Надежда Ламанова - русская Коко Шанель

Надежда Ла́манова – лучший в истории России художник-модельер, создательница русской модной школы XX века.


Валентин Серов. Портрет Н.П.Ламановой, 1911.

Удивительное чутье, тонкий вкус, знание человеческого тела позволяли ей создавать не просто платья, а подлинные произведения искусства, превращавшие женщин в сказочных фей. Ламановой были подвластны бархат и кружево, солдатское сукно и бумазея – все оживало в ее руках.

 
Бальное платье из бархата. Отделано вставками кружева с вышивкой и аппликацией в виде цветущих веток гортензии. Мастерская Ламановой. Начало XX в. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Старшая из пяти дочерей полковника Петра Михайловича Ламанова, Надежда Петровна Ламанова родилась 4 декабря 1861 года в деревне Шутилово Нижегородской губернии. Происходила из потомственных дворян. После смерти родителей, совсем девочкой, она осталась главой семьи с младшими сестрами на руках. В Москве, окончив школу кройки и шитья Ольги Сабуровой, дворянская дочь очень быстро сделалась ведущей закройщицей в знаменитой тогда мастерской Войткевич. Талант у нее был от Бога: любую фигуру она могла представить в лучшем свете. Мастерски убирая лишние объемы, легко изменяя пропорции, мадемуазель Ламанова скоро стала самой популярной среди мастериц.

 
Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны. Принадлежало императрице Александре Федоровне. Мастерская Ламановой. Начало ХХ века. Москва.

Она выходит замуж за молодого юриста красавца Андрея Павловича Каютова. Впоследствии он стал очень богатым человеком, управляющим московским отделением «России» — знаменитого страхового общества. А тогда Каютов был более известен как актер-любитель с громким псевдонимом Вронский. Он познакомил Ламанову со своими друзьями-актерами, среди которых были и знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова и начинающий актер Константин Алексеев (позднее прославившийся под именем Станиславский).

Слух о способной моделистке по Москве распространялся стремительно. Хотя она и не слишком церемонилась с заказчицами, устраивая многочасовые примерки до полного изнеможения. Но придирки «тиранки» терпели безропотно – платье получалось «как из Парижа». Скоро «платье от Ламановой» вошло в московский словарь так же, как коньяк от Шустова, чай от Абрикосова или филипповские калачи.

 
Платье из сукна, цельнокроенное с высоким стоячим воротником. Рукава фасона жиго. Отделано вышивкой и блестками. Мастерская Ламановой. 90-е годы XIX в. Эрмитаж. Санкт-Петербург.

Между тем она совсем не умела шить, говоря, что архитектор не кладет камни – это дело рабочих. Обволакивая, драпируя, закалывая ткань булавками в только ей ведомых местах, она добивалась изумительных линий и силуэтов. Дамы, понимавшие толк в моде, предпочитали ее платья – настолько тонким был у нее вкус. Предлагаемые решения клиентки называли волшебными.

Талант Ламановой заключался в удивительном чутье и знании человеческого тела. Для нее не существовало некрасивых фигур.

«…Всякий человек, несмотря на все недостатки его тела от природы или от образа жизни, имеет право быть гармоничным», - писала она и всю жизнь следовала данному кредо.

Ее не смущали сутулость, короткие ноги или длинная талия. Безошибочно оценив не только особенности фигуры, но и личность заказчицы, она создавала наиболее выигрышный именно для нее по фасону и цвету костюм. Модели Надежды Ламановой украшали человека и были по-настоящему индивидуальны, идеально вписывались в стиль того, кому предназначались.

 
Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева. Мастерская Ламановой. 1912-1913. Москва.

Большие модницы Мария Ермолова, Ольга Книппер-Чехова, Вера Холодная восхищались вкусом и талантом Ламановой. Они стали ее главными моделями и рекламными агентами. Стоило кому-то из них показаться в ее платье, назавтра его хотели все. Скоро Ламанова стала шить для всей театральной Москвы. Она быстро стала своей в артистическом кругу еще и благодаря мужу.

В  1885 году он помог Надежде Петровне открыть свой дом моды на Тверском бульваре. Все там было самое передовое и роскошное: огромные закроечные столы из липы, зеркала в пол, целый штат ассистенток и портних. Работы выполнялись уникальные, материалы и украшения доставлялись прямо из Парижа.


М.Н.Ермолова в платье мастерской Ламановой
в роли Агнесы де Крусси в спектакле Императорского
Малого театра по пьесе А.Бернштейна.

Когда законодатель парижской моды Поль Пуаре попал в Россию, он был поражен, что модели Ламановой ничуть не уступают европейским идолам моды Ворту, Пакэну, Дусе. Надеждой Петровной француз был очарован и тут же вписал ее в контекст своих представлений о России:

«…Ламанова стала моей дорогой подругой. Это она мне открыла очарование Москвы – этих драгоценных ворот в Азию. Она и сейчас мне видится на фоне икон Кремля, куполов собора Василия Блаженного, прекрасной коллекции современной живописи господина Щукина…».

Поль Пуаре несколько раз приглашал Ламанову в Париж, но она предпочла остаться на родине.

 
Платье вечернее из черного машинного кружева с мелким растительным узором. Мастерская  Ламановой. Конец 1910-х. Москва.

В 1910 году мастерицами Ламановой по эскизу Бакста были вышиты стеклярусом дивные вечерние труакары из муслина для первой московской модницы балерины Екатерины Гельцер. Когда она появлялась в них на званых раутах, это было лучшей рекламой.

Слава Ламановой росла, и самые знатные модницы, включая первых дам императорского двора, выстраивались к ней в очередь. Ее платья нещадно копировали, безуспешно подражая стилю, а пределом мечтаний тогдашних эстеток был портрет Серова в платье от Ламановой…


Валентин Серов. Портрет артистки
М.Н.Ермоловой, 1905. Платье мастерской Ламановой.

Увы – все смела революция. А вскоре и сама Надежда Петровна как официальная «поставщица двора Ея Императорского Величества» угодила в Бутырки. Спасло только заступничество Горького, жена которого, актриса Художественного театра Мария Андреева, была давнишней клиенткой Надежды Петровны.

Выжить ей помог театр. Для большевиков он стал мощным орудием пропаганды, а для барыни с прежними представлениями о жизни, искусстве и моде – средством к существованию. Из остатков драпировок, а то и полотенец и одеял, она умудрялась шить потрясающие вечерние туалеты для вахтанговской «Принцессы Турандот», обшивала мхатовские спектакли «Зойкина квартира» и «Женитьба Фигаро».


"Женитьба Фигаро", МХАТ. Ольга Андровская (Сюзанна)
в костюме мастерской Надежды Ламановой.

Станиславский называл ее «нашей драгоценной, незаменимой, гениальной, Шаляпиным в своем роде». Он не мог обойтись без нее ни дня и неизменно брал с собой на загородные прогулки. Вместе они смотрелись превосходной парой: он, седой, хотя и в пледах, но с прямой спиной и барской вальяжностью, а рядом она – в кольцах, со старомодной прической и царственной осанкой, прелестно женственная и трогательно беспомощная.

Беззащитной, впрочем, Ламанова была только с виду. Проявляя колоссальную волю и изобретательность, она создавала дивной красоты платья, хотя работать ей приходилось уже не в собственном Доме моды, а в своей скромной квартире в Еропкином переулке. И не с тафтой и кружевами, а с холстом и льном.

image-virtuelle.livejournal.com

Надежда Ламанова. И императорское платье и народный костюм.

. Это цитата

И императорское платье и народный костюм. Надежда Ламанова.

Экстравагантную итальянку в Париже звали просто Скиап, а для всего остального мира она была Эльза Скиапарелли - "Шокирующая Эльза", законодательница Парижской моды 1930-х. Надежда Ламанова - в начале ХХ века это имя было знакомо в России каждому. Сочетание слов "платье от Ламановой" звучало так же естественно, как "булки от Филиппова", "фрукты от Елисеева" или "коньяк от Шустова". Мода кратковременна. Эпоха в моде исчисляется десятилетиями. Имена этих женщин почти забыты. Но они создали не просто моду. Они создали стиль. И образ их жизни стал отражением стиля. Сюрреализм Эльзы Скиапарелли и Русский модерн Надежды Ламановой.

Ламанова Надежда Петровна ( 1861-1941 гг. )


Валентин Серов. Незаконченный портрет Н.П.Ламановой. 1911

Надежда Петровна Ламанова родилась 14 декабря 1861 года в русской провинции, в деревне Шутилово Нижегородской губернии. Отец - Петр Михайлович Ламанов был потомственный дворянин из обедневшего рода. Он избрал военную карьеру и к моменту рождения старшей дочери Нади имел чин полковника. К сожалению, о матери Надежды Петровны никаких сведений до нас не дошло.

Семья была на грани разорения (остались огромные долги после кончины старшего брата отца), когда двадцатилетняя Надя после окончания курса местной гимназии решила уехать из родительского дома в Москву, чтобы самостоятельно зарабатывать на жизнь. Надо было помочь поставить на ноги четырех младших сестер.

Проучившись два года в школе кройки О. Суворовой, Ламанoва в 1879 году переходит на самостоятельную работу - закройщицей в известную мастерскую Войткевичей. И буквально сразу делает большие успехи - профессия была выбрана верно.

Денег, которые она зарабатывала, хватало и на то, чтобы растить младших сестер (надо отметить, что глубокую привязанность друг к другу сестры Ламановы сохранили на всю жизнь), и на то, чтобы откладывать на будущее.

Её первые работы появились в ателье у мадам Войткевич, где в конце XIX века одевались модницы двух столиц. Слава о «модистке, которая замучает Вас примеркой, но сделает божественное платье» быстро распространилась среди российской аристократии. Московские модницы того времени говорили: «Шить теперь надо только у мадам Войткевич - там есть одна новенькая закройщица мадемуазель Ламанова, которая истиранит вас примеркой, но зато платье получится, как из Парижа».

В 1880 году она выходит замуж за молодого юриста красавца Андрея Павловича Каютова. Впоследствии он стал очень богатым человеком, управляющим московским отделением «России» - знаменитого страхового общества. А тогда Каютов был более известен как актер-любитель с громким псевдонимом Вронский. Он познакомил Ламанову со своими друзьями-актерами, среди которых были и знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова, и начинающий актер Константин Алексеев (позднее прославившийся под именем Станиславский).

Надежда Петровна была в браке с Андреем Павловичем 51 год, до самой его смерти в 1931 году. В 1931 году он был арестован и расстрелян. Детей у них не было, их заменяли четыре младшие сестры Надежды Петровны и множество учениц, которые называли ее «мама Надя».

Фирменный знак на изделиях Н.Ламановой.

Актрисы русских театров стали со временем для Ламановой основной клиентурой - у неё одевались Мария Ермолова и Ольга Книппер-Чехова, её платья появлялись не только на балах высшего света, но и на сцене. Модельер творила костюмы для героинь «Вишнёвого сада», «Мёртвых душ» и «Анны Карениной». Сам Станиславский назвал Ламанову знатоком театрального костюма.

Прошло ещё немного времени, и Надежда Ламанова стала именоваться «поставщицей Двора Его Императорского Величества».

В 1896 году Надежда Ламанова была представлена императрице Александре Федоровне, которая выразила желание посетить ее модную мастерскую на Большой Дмитровке. Увидев процесс создания платья, напоминающий работу над уникальным произведением искусства, государыня была поражена. Она стала заказывать у московской мастерицы наряды и позволила Ламановой впредь именоваться «поставщиком Двора Его Императорского Величества».

Звания выше, конечно же, быть не могло. В платьях от Ламановой появлялась императрица Александра Фёдоровна, супруга Николая II. Последняя русская императрица Александра Фёдоровна считалась настоящей красавицей и одевалась, хотя и по моде, но весьма умеренно. Царица предпочитала одеваться не только у братьев Ворт (сыновей знаменитого французского кутюрье Чарльза Ворта) или, скажем, у сестёр Калло, но и у русской «портнихи» Надежды Ламановой.

С этого дня шить в модном салоне Ламановой стало не менее престижно, чем у известных парижских кутюрье. К ней приезжали аристократки, жены крупных предпринимателей и банкиров, а также правительственных чиновников самого высокого ранга, особы из придворных кругов и члены императорской фамилии.

Каждая богатая женщина мечтала заказать свой портрет модному живописцу Валентину Серову, причем позировать следовало непременно в платье от Ламановой. Это было высшим шиком.

Надежда Ламанова и сама позировала Серову, причем в самом скромном "офисном" наряде, но портрет остался незаконченным из-за внезапной смерти художника.

Скопив достаточно средств и приобретя немало полезных связей, Надежда Петровна решилась открыть свое дело. В 1885 году 24-летняя Ламанова стала хозяйкой собственного ателье, расположившегося в самом престижном торговом районе Москвы - на Большой Дмитровке, в доме Адельгейма. До конца жизни говорила, что сама шить не умеет - эту работу выполняли нанятые закройщицы и швеи. По свидетельству очевидцев, метресса отечественной моды создавала свои платья без эскизов, по вдохновению, «накалывая» ткань булавками прямо на модели.

Неудач в своём ремесле молодая женщина не терпела - однажды, когда актриса на примерке от долгого стояния в корсете потеряла сознание, Надежда Ламанова сама от переживаний упала в обморок. И сказала, что больше с неудачливой моделью работать не будет. Прошло всего несколько лет - и об этой молодой женщине с безупречным вкусом, огромным художественным талантом и блестящими организаторскими способностями заговорила вся Россия.

Дом Ламановой на Тверском бульваре, современная фотография (фасад позже был несколько изменен и надстроены два верхних этажа)

По проекту своего друга, архитектора Н.Г. Лазарева, лидера русского «модерна», позже Надежда Ламанова построила дом на Тверском бульваре, на нижнем этаже которого располагалось ателье с залом для дефиле, ставшее настоящим центром моды. Ламанова работала не только в Москве, но и в северной столице, где тоже существовало ее ателье.

Ольга Книппер-Чехова в платье мастерской Ламановой в спекткале М.Х.Т. «Вишневый сад».

В 1885 году Н. П. Ламанова открывает в Москве не только свое дело, но и школу прикладного искусства, а уже через 2-3 года ее портновская мастерская приобретает широкую известность в среде живописцев, актеров, режиссеров. Уже будучи не только владелицей собственного ателье, но и директором преуспевающей школы, Ламанова продолжает обучаться искусству дизайна одежды. Она ездит в Париж знакомиться с последними модными коллекциями признанных мастеров и читает книги по истории, живописи и этнографии.

С завидным упрямством, так свойственным ее натуре, она зубрит историю национального костюма - и вовсе не считает это занятие пустой тратой времени (этнические мотивы были в 1880-1900х на высоте, и в самых продвинутых кругах считались официозным мэйнстримом).

Бетти Тверская из "Анны Карениной", 1937

В 1901 году К. С. Станиславский приглашает Ламанову в Московский Художественный театр. В 1902-1903 годах Н.Ламанова, наряду с признанными французскими фирмами П.Пуаре, Редферн, сестер Калло и др., с успехом участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге.

Эскизы Надежды Ламановой.

«Архитектор моды» Ламанова не следовала слепо парижским стандартам, правившим в России уже больше века. Имея колоссальную практику в Москве и Петербурге, много работая для театра и балета (спектакли Художественного театра она обшивала с 1901 года до самой смерти), сотрудничая с выдающимися художниками (Бакст, Головин), она рождала свой собственный стиль. Произведения ее искусства хранятся во многих частных коллекциях, театрах, музеях, в том числе и в Эрмитаже; Валентин Серов писал ее портрет.

Актрисы МХАТа в платьях Надежды Ламановой. 1934 год.

Русской модой заинтересовался великий французский модельер Поль Пуаре. Потрясенный «Русскими Сезонами» во Франции, он приехал в Москву со своими новыми моделями в ориентальном стиле, который таким образом как бы вернулся на родину. Дефиле проходило в доме у Ламановой и, конечно, привлекло весь художественный свет России.

В ознаменование окончания Рождественского поста 11 и 13 февраля 1903 года Петербургский высший свет был приглашен на костюмированный бал. Все участники бала должны были явиться в костюмах XVII века - времен царя Алексея Михайловича.

В создании исторических костюмов принимали участие самые знаменитые мастера того времени - С. С. Соломко, Н. П. Ламанова, А. Бризак.

Александра Федоровна в бальном платье.

Художница была первой, кто оценил идеи знаменитого французского модельера П. Пуаре. Она начала создавать модели без корсета уже во второй половине 1900-х годов. Кажущаяся свобода фигуры в костюме модерна не более чем иллюзия, создаваемая легкостью и подвижностью тканей, перетеканием причудливых орнаментов с поверхности одной детали на другую. Силуэт же создавался жестким длинным корсетом.

Отказ от корсета требовал совсем иной конструкции, справедливо называемой стилем "неогрек" или "неоклассицизм" (термин, принятый для этой эпохи только в России). Знаменитая туника "a la russe" (тончайшая кисейная рубашка, отделанная мехом и столь популярная в Европе 1810 года) возродилась в 1910 году усилиями и Пуаре, и Ламановой.

hlenka.livejournal.com

Модельер императрицы - Надежда Ламанова: olgawhite — LiveJournal

"Та богиня — мраморная,
Нарядить — от Ламановой"...

Марина Цветаева, 1924г.

Эти строки Марина Цветаева посвятила нашей героине - Надежде Ламановой. Одна из самых талантливых художников-модельеров рубежа XIX-XX веков -
Потомственная дворянка из обедневшего рода Надежда Петровна Ламанова родилась 14 декабря 1861 года в деревушке Нижегородской губернии. Семья была бедной и вскоре, после смерти родителей, ей пришлось ставить на ноги трех сестер и зарабатывать на жизнь. Надежда поехала в Москву.

После двухлетнего обучения в школе кройки О. Суворовой, с 1879 года работает закройщицей в известной мастерской Войткевичей.
Изысканный дамы делились между собой последними новостями: «Шить теперь надо только у мадам Войткевич – там есть одна новенькая закройщица мадемуазель Ламанова, которая истиранит вас примеркой, но зато платье получится, как из Парижа».

Выдающиеся красавицы того времени мечтали, чтобы их "портретировал" лучший художник Валентин Серов в платьях лучшей портнихи Надежды Ламановой.

Визитое платье из сукна, 2 пол. 1890-х
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Характерный для этого периода широкий, сильно собранный у плеча и узкий внизу рукав - воспоминание о костюме эпохи историзма- подчеркивает по контрасту хрупкость талии и придает платью модный силуэт. Высокий драпированный воротник, туго охватывающий шею, - также одна из особенностей моды тех лет.Вся вышивка выдержана в мягких, пастельных тонах, гармонично сочетающихся с цветом платья, и напоминает орнаментику тканей последней четверти XVIII века.

В 1885 году, в 24 года, Н. П. Ламанова открывает в Москве на Тверском бульваре свое дело и вскоре ее мастерская обретает широкую известность среди богемы.
В ней было многое от живописца. Работать Ламанова предпочитала в технике наколки, или муляжным способом, когда ткань накалывается на манекен булавками, без использования плоской выкройки. Метод наколки считается вершиной портновского мастерства, и все модели от кутюр и сейчас выполняются в этой технике. Ламанова уже во второй половине первого десятилетия двадцатого века начала предлагать модели без корсетов.
В костюмах все чаще звучат отголоски неоклассицизма, получившего широкое распространение в архитектуре и прикладном искусстве. Исчезает S-образная линия силуэта, а с нею и корсет, сильно стягивавший и деформировавший фигуру женщины. Платье приобретает стройный и строгий силуэт


Платье бальное из шифона. 2 пол. 1890-х
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Гирлянда из бантов и объемных цветов. Вышивка, исполненная с применением бисера и блесток, органично сочетается с общей тональностью платья.

До революции она "одевала" царскую семью, аристократический и артистический бомонд… Обладавшая высочайшей культурой русская интеллигенция видела в Надежде художника-творца и родную душу, тонко чувствовавшую потребности франтов, денди, актрис и светских дам, окрашивая пожелания клиентов авторскими деталями, безупречностью кроя и мастерством высшего пилотажа.


Платье бальное из белого тюля, 1900-е
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Отделка "мушками" из бити (расплющенной проволоки) по тюлю.Цветы с объемным контуром вышиты серебристыми блестками, золотой канителью (крученой нитью) и бисером.Инкрустация кружевом в виде перистых листьев.

Ее моделями были самые известные ретро-дамы России: от Марии Ермоловой и Ольги Книппер-Чеховой , Вера Коралли, Маргарита Карпова, Лиза Носова, Вера Холодная, Лина Кавальери, Генриетта Гиршман, Маргарита Морозова, Лилия Брик, Ольга Гзовская, Эльза Крюгер и многие, многие счастливицы.


К.Сомов - Портрет Е. Носовой в платье от Ламановой 1911г.

Учиться никогда не поздно, так считала и Надежда Петровна – набиралась знаний в Париже у известных, знаменитых в Европе модельеров. Там она обрела знакомство с французским кутюрье Полем Пуаре, перетекшим в творческую дружбу. Молодая императрица Александра Федоровна одевалась у Ворта в Париже, у Бризака в Петербурге и у Ламановой в Москве.
В девяностые годы XIX века на вывеске над мастерской красовалось

«Поставщик двора Ее Императорского Величества».

Платье вечернее из белого атласа и тюля, 1910-е
Отделано вышивкой растительного орнамента по тюлю шелком в тон ткани костюма в стиле модерн. На корсаже лифа на шелковой ленте печатная золотом марка мастерской : Н. Ламанова

Были созданы шедевральные туалеты, по сей день хранящиеся в фондах Эрмитажа.
Она делала костюмы для фильмов Эйзенштейна и Александрова, для многих советских спектаклей, где нужен был дореволюционный аристократический шик В 1901 году К. С. Станиславский приглашает Ламанову в Московский Художественный театр.
Ламанова знаменита своими костюмами, выполненными в 1903 г. для "Русского бала" в Зимнем дворце, ее лучшие костюмы были исполнены для "Анны Карениной" на сцене МХАТа. В "Сильве" для Театра Оперетты она сделала трансформирующийся костюм, который менялся не только по цвету, но и по крою.
Я была на этом спектакле через сто лет после его исполнении в костюмах от Ламановой. Современные материалы и наряды прекрасны, но многое можно отдать за взгляд одним глазком на тот спектакль…


Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева, 1910-е.
Платье г-жи Половцовой украшено двумя тюниками. Один - из белого шифона с оригинальной вышивкой бисером, стеклярусом и стразами широкой каймы из букетов роз в вазонах двух типов с характерной для позднего модерна геометризированной графикой форм. Другой - из черного кружева, удлиненный, сзади переходящий в шлейф. Платье гармонично решено по цвету, сочетание бежевого атласа с белым шифоном и черным кружевом тюников поддерживается изысканной тональностью вышивки.

Круг друзей художницы к этому времени расширился. Среди близких ей людей были В. И. Мухина, М. Горький, М. Ф. Андреева, В. А. Серов. Кисти последнего принадлежит портрет Надежды Петровны, созданный 1911 году, но не дописанный в связи со смертью художника. Ламанова стала его последней моделью.

В.Серов - Портрет Надежды Ламановой, 1911г.

Ламанова единственная из всех русских модельеров отклоняет предложения работы в Европе. В годы первой мировой войны в ее имении располагался госпиталь для раненых русских солдат. В одной из своих записей она отмечала: «...Революция изменила мое имущественное положение, но она не изменила моих жизненных идей, а дала возможность в несравненно более широких размерах проводить их в жизнь».


Эффектное вечернее платье из ярко-зеленого атласа и черного шифона принадлежало В.В. Карахан, жене известного дипломата. В нем мастерски использованы ткани контрасных цветов и разных фактур, когда за счет мерцания зеленого атласа сквозь прозрачный черный шифон достигается особый декоративный эффект - смягчается резкость тона зелени, и лишь низ юбки, не закрытый шифоном, является своего рода цветовым акцентом всей композиции костюма. Строгий, стройный силуэт со слегка завышенной талией, явно свидетельствует о влиянии костюмов эпохи ампир, а украшающая платье вышивка золотисто-зеленым шелком и золотой нитью орнамента из цветов и листьев хризантем характерна для искусства стиля модерн и по трактовке растительных форм, и по цветовому решению. Оригинально и решение юбки этого платья, драпированного по спирали. Плотно охватывающий бедра тюник, имитирующий шаль с кистями, переходит в небольшой остроугольный шлейф.

Новая власть не обладала вкусом и разумом - в 1919 году ее заключают в Бутырскую тюрьму – «за дворянское происхождение». Но судьба ее мужа, крупного бизнесмена и благотворителя Каютова, уничтоженного в лагерях, миновала только благодаря влиятельным друзьям и хлопотам Станиславского и Максима Горького (чья жена была клиенткой Надежды), пятидесятивосьмилетнюю женщину выпускают на свободу.
В период 1919-24 годы модельер занимается разработками простых костюмов для широких масс, работает с русской народной тематикой. С 1922 года художница состоит членом Академии Художественных наук (в кустарной секции). Ее награждают специальным дипломом за участие в I Всероссийской художественно-промышленной выставке.

Платье вечернее из легкого шелкового крепа и атласа. 1920-е
Закрытое и строгое силуэту платье с заниженной талией выполнено из черного шифона с рукавом покроя кимоно за локоть. Довольно широкая прямая юбка, собранная на талии, декорирована спереди и на боках кистями из шелкового ляссе в тон ткани костюма - очень модная деталь декора платьев начала 1920-х.

С 1921 года она работает в театре Вахтангова. В страшное, голодное и холодное время Ламанова сшила потрясающие по красоте туалеты для участников спектакля «Принцесса Турандот», обшивала и многие другие спектакли: «Зойкина квартира» Булгакова, «Егор Булычов и другие» Горького.

В 1925 году на Всемирной выставке моды Париж созерцал наряды Ламановой. Платья советского модельера в стиле «a la russe» вызвали ажиотаж, неподдельный интерес и восхищение. Состояние российской промышленности можно оценить по тому, как в Париже на подиум выходили модели в обуви, шляпах, поясах и бусах, из хлебного мякиша…

На этой выставке ее модель получает «Гран-при» «за национальную самобытность в сочетании с современным модным направлением». В последующие годы Ламанова почти ежегодно получает призы и дипломы.
Работа в Кустэкспорте длилась на протяжении восьми лет – с 1924 вплоть до 1932 года, где Ламанова занималась использованием в современном костюме элементов русского народного искусства.

В 30-е годы Надежда Петровна продолжала активно работать в разных театрах, а также в кино, разработала коллекцию меховых изделий для Лейпцигской выставки, участвовала в Нью-Йоркской выставке 1929 года. С 1930 года она стала заведующей мастерской Мехкомбината.
Список работ Надежды Петровны в кино весьма обширен: ею исполнены костюмы к кинофильмам «Поколение победителей», «Цирк», «Александр Невский», «Ревизор» (Укрфильм). Участвовала художница и в создании костюмов для фильмов «Иван Грозный» и «Аэлита».
Художница сотворяет костюмы для «Вассы Железновой» в Театре Красной Армии с Раневской в роли Вассы.

Платье вечернее черного машинного кружева с мелким растительным узором
В 1920-е годы Ламанова продолжает создавать новые интересные модели модного костюма. Одни их них следуют общеевропейской моде, чему способствовало восстановление во время нэпа прерванных революцией связей с парижской модой.
Эффектное платье из черного машинного кружева с вышивкой цветным бисером и большой декоративной кистью из того же бисера, очень открытое, без рукавов. По силуэту и декору, как и по цветовому решению, явно созданное не без влияния восточных балетных костюмов Л. Бакста, и А. Бенуа.

Сотрудничество велось со многими театрами столицы, более всего – с Московским Художественным. Станиславский неоднократно привлекал Надежду Петровну к работе в оперной студии театра. Здесь, после премьеры оперы «Борис Годунов», поздравляя коллектив с удачной постановкой, режиссер сказал Ламановой: «Благодарю и восхищаюсь». Также его слова : «…наша драгоценная, незаменимая, гениальная, Шаляпин в своем деле».
В бумагах Станиславского сохранилась запись: «Долгое сотрудничество с Н. П. Ламановой, давшее блестящие результаты, позволяет мне считать ее незаменимым, талантливым и почти единственным специалистом в области знания и создания театрального костюма».


Лиля Брик и Эльза Триоле демонстрируют модели Ламановой

Госпожа оформительница в свои 80 лет была необычайна для своего возраста - шествовала в не слишкой длинных юбках, из-под которых были видны чулки, туфли на высоких каблуках, на руках сухоженными ногтями были кольца — это противоречило аскетичным нравам 1939 года.

Началась война. Близкой подруге скульптору Вере Мухиной Ламанова сказала:
— Я скоро умру.
— Как вы можете так говорить? Почему?
— У меня остались всего только две капли «Коти».
Она не могла жить без французских духов. Но старые запасы кончились.

Ламанова продолжала ходить во МХАТ на работу и в начале Великой Отечественной войны, когда ей было уже 80 лет. Однажды, подойдя ко входу в театр, она увидела, что он закрыт. Труппа была эвакуирована, а Ламанову забыли, как Фирса из «Вишневого сада». Художница присела на скамейку перед Большим театром и умерла от сердечного приступа. Это было в октябре 1941 года.
Великая Ламанова похоронена в Москве на Ваганьковском кладбище.

В Государственном Эрмитаже хранится богатая коллекция костюмов конца XVII- начала XX веков. Костюмы из музейной коллекции демонстрировались на выставках "Костюм Серебряного века", "Николай и Александра", "Чарльз Фредерик Ворт". Череду "костюмных" экспозиций продолжает выставка, посвященная творчеству Надежды Петровны Ламановой временного отрезка 1890-1920-х годов.

На протяжении последних 13 лет проводится конкурс, названный ее именем, — конкурс профессиональных художников-модельеров имени Надежды Ламановой

Сегодня Надежду Ламанову, сыгравшую исключительную роль в истории мировой моды, часто называют "русская Шанель". Но Ламанова стала великой задолго до того, как мир узнал имя знаменитой француженки.

Источники: «Журнал мод» 4/1989
Научная работа - исследование Т.К.Стриженовой "Из истории советского костюма" (1972)
Перевод с англоязычных источников.
Интернет.

olgawhite.livejournal.com

Русский модельер Надежда Ламанова: ziggyibruni — LiveJournal


Валентин Серов. Портрет Н.П.Ламановой. 1911

Среди плеяды российских мастеров костюма рубежа веков первое место по праву принадлежит Надежде Ламановой.

Надежда Петровна Ламанова – один из самых талантливых русских художников-модельеров, человек интересной судьбы, прожила долгую творческую жизнь. Родилась она в 1861 году в семье военнослужащего в Нижнем Новгороде.
В 1881 году она поступает в школу кройки и шитья О. А Суворовой в Москве. После ее окончания Н. Ламанова несколько лет работает по найму в московской модной мастерской Войткевич, вскоре заняв здесь место ведущего модельера, а в 1885 году, когда ей едва исполнилось 24 года, открывает в Москве свою мастерскую. Работы фирмы Н. Ламановой, благодаря исключительному таланту и высокому профессионализму ее основателя, очень скоро завоевали признание заказчиков и приобрели большую известность как среди московской и петербургской знати, так и в театральном мире и в кругах русской интеллигенции. В 1902-1903 годах Н.Ламанова, наряду с признанными французскими фирмами П.Пуаре. Редферн, сестер Калло и др., с успехом участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге. Мастерская ее в те годы размещалась в Москве на Большой Дмитровке в доме Адельгейма.
До наших дней сохранилось очень незначительное число работ этого интереснейшего модельера. Самым богатым собранием костюмов Н. Ламановой владеет Государственный Эрмитаж, где хранятся четырнадцать платьев, принадлежность которых данной фирме подтверждается маркой в виде автографа мастера, напечатанной золотой краской на белой шелковой ленте корсажа.
Трудно переоценить значимость этой коллекции для истории развития отечественного моделирования, тем более что в других музеях страны работы фирмы Ламановой представлены единичными экземплярами.


Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Покроя «принцесс», приталенное, с большим декольте, рукав короткий - фонарик. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой бисером и блестками, по декольте и подолу - гирлянды искусственных цветов и бантов.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье визитное из сукна бежевого цвета
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Покроя «принцесс», приталенное, закрытое, с воротником-стойкой из бархата в тон платья. Длинные рукава покроя «жиго» - очень густо собраны у плеча, узкие у кисти. Юбка расклешена, с двойной мягкой складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой тамбурным швом цветным шелком и блестками в виде вертикальных полос и цветочных гирлянд.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х


Платье вечернее (два лифа и юбка) из черного тюля на белом атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф 1 - притален, на косточках, со шнипом, декольте формы каре, рукав до локтя, с широким воланом. Лиф 2 - притален, на косточках, со шнипом, очень открытый, с большим декольте и коротким рукавом. Юбка расклешена, по спинке с мягкими складками по центру, со шлейфом. Украшено кружевом, вышивкой стальными блестками разной формы и стразами орнамента из венков, лент и гирлянд. В этом платье редкое сочетание работ двух ведущих мастерских - Москвы и Петербурга. Вероятно, первоначально платье было заказано с одним лифом, а затем в соответствии с модой этого времени был выполнен второй лиф.
Москва, мастерская Н. Ламановой. Петербург, мастерская А. Бризак (второй лиф). Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из желтого бархата и шифона
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, притален, со шнипом, на драпированном поясе из желтого атласа, с небольшим напуском спереди. Рукава короткие, с двойным воланом из шифона. Юбка расклешена, с мягкой встречной складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано инкрустацией белым машинным кружевом, имитирующим филейную вышивку, аппликацией из бархата и вышивкой синелью цветущих веток гортензии.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого тюля и шифона на атласном чехле
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф очень открытый, с большим овальным декольте и коротким рукавом, притален, со шнипом, с небольшим напуском спереди, на драпированном поясе из серебряной парчи. Декорировано кружевом, «мушками» из бити по тюлю и вышивкой блестками и фасонными шишками цветочного узора.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны
Принадлежало императрице Александре Федоровне
Лиф притален, со шнипом, на широком поясе углом, спереди с небольшим напуском. Рукава короткие из шифона. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вставками шифона и кружева, с широким кружевным воланом по подолу. По всему платью вышивка бисером, блестками и стразами.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье парадное придворное из розового муара
Лиф, шлейф, пелерина, юбка - реконструкция. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, со шнипом, сильно притален, рукава длинные, откидные, с частично открытой проймой. Шлейф съемный, на поясе, с мягкими складками по центру спинки. Короткая круглая пелерина с воротником-стойкой. Платье богато декорировано вышивкой серебряной нитью и канителью растительного орнамента.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Рубеж ХIХ-ХХ вв.


Платье вечернее (лиф и юбка) из зеленого атласа и черного шифона
Лиф с небольшим декольте утлом, мягкий, без косточек, с напуском у талии. Рукав короткий, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, с асимметричной драпировкой и тюником, переходящим в остроконечный шлейф. Отделка - шелковая бахрома и вышивка цветным шелком и металлической нитью стилизованного в стиле модерн цветочного узора из хризантем, листьев и стеблей в виде завитков.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого атласа и тюля
Лиф открытый, с большим овальным декольте, мягкий, без косточек, с напуском у талии, на поясе, рукава короткие - кимоно. Юбка прямая, узкая, по спинке собрана, с тюником. Отделано вышивкой по тюлю шелком в тон ткани растительного орнамента в стиле модерн.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее из плотного белого шелка и шифона
Лиф мягкий, без косточек, с напуском спереди, с декольте формы каре, рукав короткий, покроя кимоно. Юбка узкая. прямая, спереди с тюником, по спинке слегка собрана, с асимметричной драпировкой. Лиф и юбка соединены широким драпированным кушаком из ткани платья. Декорировано серебряным галуном (декольте и пояс) и вышивкой белым шелком и серебряной нитью растительного узора, расположенного по границе соединения тканей.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е


Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева
Лиф мягкий, с небольшим напуском, с декольте формы каре, рукава короткие, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, немного собрана по спинке, пришита к лифу, с двумя тюниками. Один - из белого шифона с вышитой белым и черным бисером, стеклярусом и стразами широкой каймой из чередующихся ваз разной формы с букетами; второй - из черного кружева, сзади переходящий в шлейф.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1912-1913


Платье вечернее из легкого черного шелкового крепа и атласа
Лиф мягкий, без косточек, талия занижена, ворот вырезан в форме фигурного каре, воротник-стойка, рукав покроя кимоно до локтя. Юбка прямая, собрана по талии. Декорировано кистями из ляссе спереди и на боках, спинка без кистей. Пояс отсутствует.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е


Платье вечернее черного машинного кружева с мелким растительным узором
Лиф удлиненный, свободный, без косточек, немного притален, с фигурным декольте и воротником-стойкой, без рукавов, на лямках. Юбка слегка собрана по линии соединения с лифом, с небольшим шлейфом. Отделка - вышивка черным бисером по всему платью, вертикальные полосы, вышитые цветным бисером, и декоративная бисерная кисть спереди юбки.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. Конец 1910-х


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого кружева и черного тюля на черном шелковом чехле
Лиф мягкий, без косточек, свободный вверху, у талии заложен складками, двойной: нижний, из белого кружева и тюля - открытый, на лямках; верхний - из черного тюля, с декольте углом и рукавом покроя кимоно за локоть. Юбка из белого кружева, густо собрана по талии, на черном шелковом чехле, с двойным тюником из черного тюля с неровной линией подола.
Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е

Т.Т. Коршунова. Русский модельер Надежда Ламанова. Каталог выставки. Издательство Государственного Эрмитажа. Спб., 2002


Валентин Серов. Портрет артистки М.Н.Ермоловой.1905
(Платье мастерской Н.Ламановой)


Константин Сомов. Портрет Е.П.Носовой. 1910-1911
(Платье мастерской Н.Ламановой)

ziggyibruni.livejournal.com


Смотрите также