Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Одри хепберн в платье


Must read: «Одри Хепберн. Секреты стиля»

«Спортивные брючки капри, маленькая белая футболка, балетки и шляпа гондольера, которую она привезла из Италии со съемок «Римских каникул»… Одри на минутку замешкалась перед роскошным неоготическим особняком на улице Альфреда де Виньи наротив парка Монсо. Она хотела прийти к месье Живани точно в назначенное время. Ведь ее мать, баронесса, всегда говорила, что приходить на встречу слишком рано почти так же неприлично, как и опаздывать.

Летом 1953 года Одри утвердили на роль в ее втором большом фильме «Сабрина», где ее партнерами были Уильям Холден и Хамфри Богарт. Ей предстояло сыграть очаровательную дочь шофера, любви которой добивались два брата-богача. Режиссер картины Билли Уайлдер отправил ее в Париж, чтобы она подобрала себе одежду, созданную французскими модельерами, — ведь ее героиня возвращалась в Америку, проведя год за океаном. Одри не могла поверить, что очутилась в Париже. Она закинула голову, чтобы лучше рассмотреть изысканный фасад дома, некогда принадлежавшего шоколадному королю Менье. Одри улыбнулась сама себе: ей предстояла встреча с Юбером де Живанши, высоким молодым аристократом, любимцем Кристобаля Баленсиаги. Живанши открыл собственный модный Дом всего полтора года назад и сразу же привлек к себе внимание, представив коллекцию потрясающе элегантных нарядов. Одри знала о репутации Живанши: она следила за новостями из мира моды так же пристально, как спортивные поклонники следят за ходом бейсбольного чемпионата. Впервые она обратила внимание на Юбера двумя годами ранее, когда он был еще учеником в Доме Эльзы Скиапарелли, а Одри снималась на юге Франции в легкой европейской комедии «Малышка из Монте-Карло».

Сердце Одри радостно билось. Восемь лет назад в Голландии, во время войны, она носила одежду, сшитую собственными руками, а сейчас ей предстояло войти в уникальный мир высокой моды, где обычная вышитая блузка могла стоить три тысячи долларов. Ей было трудно в это поверить.

Одри очень нервничала из-за предстоящей встречи, но заставила себя преодолеть страх. Она расправила плечи, подняла голову, собралась, как ее учили в балетном классе, и стала еще выше ростом. Швейцар распахнул перед ней тяжелую дверь ателье. «Мадемуазель?» — спросил он. «Римские каникулы» должны были выйти на экран в Америке примерно через месяц, и Одри могла совершенно спокойно гулять по улицам Парижа — и любого другого города. Она улыбнулась швейцару и вошла. В лицо ей пахнуло ароматом белой лилии. Здесь явно не могло произойти ничего плохого.

— У меня встреча с месье Живанши, — сообщила она.

— Да, мадемуазель, — поклонился швейцар и жестом указал на лестницу.

Немного помешкав, Одри взлетела на второй этаж, перескакивая через ступеньку.

Поднимаясь по той красивой мраморной лестнице, Одри Хепберн не знала, что ее судьбоносная для мира моды встреча с Живанши едва не сорвалась. Сначала она хотела заказать французские костюмы для «Сабрины» у Баленсиаги, но никто, включая даже Глэдис де Сегонзак, жену директора парижского правительства студии Paramount, которая и занималась организацией поездки Одри, не сумел расшевелить знаменитого кутюрье настолько, чтобы он согласился показать свою коллекцию. Поклонники Баленсиаги его буквально боготворили и были ему бесконечно верны; например, когда в 1968 году он решил закрыть свое ателье, то, узнав об этом, жена магната Пола Меллона слегла на две недели.

Одри Хепберн и Юбер де Живанши, 1956 год

Мадам Сегонзак с улыбкой предложила Одри посмотреть модели Юбера де Живанши. Превосходная идея! Оказалось, что Глэдис хорошо знает Юбера. Она предложила познакомить молодую актрису с модельером. Глэдис позвонила Живанши и уговорила его встретиться с Одри. Хотя Юбер был страшно занят подготовкой новой коллекции, он все же согласился. «Однажды кто-то сказал мне, что мисс Хепберн приезжает в Париж, чтобы подобрать костюмы для своего нового фильма. В то время я ничего не знал об Одри Хепберн — мне была известна только Кэтрин Хепберн. Конечно, я был счастлив принять Кэтрин Хепберн», — вспоминал кутюрье. В момент знакомства Юбер галантно скрыл свое разочарование. «В первую минуту она показалась мне очень хрупким, испуганным зверьком. Но у нее были потрясающие глаза… Она была худой, очень худой… И никакого макияжа! Просто очаровательна».

В момент встречи Юберу было 26 лет, Одри — на два года меньше. Они стали как брат и сестра. Их дружба длилась всю жизнь. Они были очень похожи: Юбер привычно поднимался в семь, его верная секретарша Жанетт сидела за своим столом к восьми, все манекенщицы были накрашены и причесаны к девяти. По словам Юбера, это был всего лишь вопрос дисциплины, необходимой для успешной работы. Живанши работал по 14 часов в день — рисовал эскизы, выбирал фурнитуру, изучал ткани. Он обладал потрясающей энергией и высочайшим интеллектом. Ему была свойственна чисто галльская изысканность. Дреда Меле, управляющая ателье Живанши, вспоминала, как похожи были Юбер и Одри: оба энергичные, организованные, сосредоточенные на своей работе и «идеально ведущие себя в любой жизненной ситуации».

В Одри Юбер нашел человека, который любил одежду (и, как выяснилось позднее, садоводство) почти так же страстно, как и он сам. Он вырос во Франции. Его семье принадлежали фабрики декоративных тканей в Бове и на улице Гобеленов в Париже. В награду за хорошие оценки бабушка показывала ему свои сокровища — шкафы, забитые самыми разными тканями. Мальчик мог часами зачарованно перебирать содержимое бабушкиных шкафов. Когда он вырос и стал модельером, то уже точно знал, что все начинается с ткани. Ткань для него была «преамбулой вдохновения». У своего мастера, Кристобаля Баленсиаги, Живанши многому научился. Тот говорил ему: «Никогда не иди против ткани. Ткань живет собственной жизнью». От тканей Юбер получал такое же чувственное наслаждение, какое гурман получает от изысканного блюда или выдержанного вина. «Обаяние и аромат шелка, мягкость бархата, шелест атласа-дюшес — какое чудо! Цвета и блеск фая, радужные переливы шелковой тафты, энергия парчи, нежность бархатной вставки — какая радость! Какая необыкновенная чувственность!»

Но во время первой встречи с Одри у Юбера не было времени на то, чтобы помогать ей, сколь бы соблазнителен ни бы ее взгляд. Он готовил новую коллекцию, показ планировался через несколько недель, а сделать предстояло еще очень много. Одри умоляла: если он не может создать костюмы для фильма (а в данной ситуации это казалось абсолютно невозможным), то, может быть, позволит ей подобрать что-нибудь готовое из прежней коллекции?

Юбер пожал плечами: ну а что делать с этой девчонкой? Одри улыбнулась, пообещала не задерживать его и направилась к примерочным.

Первым Одри примерила серый шерстяной костюм, который показывала Колетт Серф. Костюм сел почти идеально: у актрисы и манекенщицы была одинаково тонкая талия — 50 сантиметров. В костюме Одри абсолютно преобразилась. Юбер не верил своим глазам. Маленький сорванец — неужели эта девчонка действительно актриса? — неожиданно превратилась в красавицу под стать любой из его манекенщиц.

«Не могу забыть, как она двигалась в этом костюме! Она была так счастлива! — вспоминал Живанши. — Она сказала, что это — именно то, что нужно для фильма. Произошло настоящее волшебство, ее радость и восторг ощущались чисто физически».

Вторым Одри примерила белое вечернее платье без бретелек с отстегивающимся шлейфом из органзы, который ниспадал от талии до пола. Платье было расшито черным шелком и украшено бусинами. Цветочные мотивы украшали лиф, юбку и шлейф. Платье было сказочно прекрасным. Эта незнакомая девушка давала одежде новую жизнь. Ее длинная шея, тонкая талия и длинные ноги были словно созданы для костюмов, которые создавал Живанши.

Последним Одри выбрала черное платье из плотного хлопка — оно показалось ей подходящим для сцены свидания с Лайнусом Лэрраби. Платье плотно облегало талию, его пышная балетная юбка доходила до середины икры, на плечах красовались два маленьких бантика. Одри особенно понравился вырез-лодочка: он скрывал ее ключицы, которые всегда казались ей очень костлявыми, впрочем, в этом она созналась Живанши гораздо позже.

Одри нравилось, чтобы ее костюмы были немного необычными, отражавшими ее личность. Ей нравилось сочетать вещи самым непредсказуемым образом. Надев черное платье, она стала обходить мастерскую в поисках подходящей шляпки. Внимание ее привлекла небольшая шапочка, украшенная стразами, — просто чудо! Гладя на Одри, швеи не могли удержаться от улыбок. Она была великолепна!

Памела Клар Кеог «Одри Хепберн. Секреты стиля»

Заинтригованный Юбер пригласил ее поужинать в бистро на улице Гренель. За кок-о-вэн и бутылкой вина они разговорились. Одри рассказала ему о войне, о жизни в Лондоне и Голливуде. «Я настолько люблю одежду, что это чувство можно считать грехом», — смеялась она, отщипывая кусочки багета. Одри призналась Юберу, что, получив первый приличный гонорар за «Римские каникулы», сразу же купила его пальто — за полную стоимость, как любая состоятельная женщина. Юбер был польщен.

Хотя в тот момент Одри и Юбер и представить не могли, что ждет их в ближайший год, они сразу же поняли, что принадлежат к одному классу — классу истинной аристократии, куда попасть не помогут ни деньги, ни власть, ни семейное положение. Пропуском в их мир были талант, работоспособность и вера в себя. Оба, и Одри, и Юбер, отличались врожденный грациозностью, которую не купить ни за какие деньги.

В Юбере Одри нашла верного друга, разделявшего ее взгляды на жизнь. Возникла почти что влюбленность — даже нечто лучшее. Одри всегда очень точно выбирала костюмы, так же точно она выбирала друзей. Она почувствовала, что этому человеку можно доверять безоговорочно. После той встречи она позвонила ему, сказала, что любит, и повесила трубку. И эта любовь сохранилась на всю жизнь. «Очень мало людей, которых я люблю больше него, — говорила она. — Он единственный в своем роде, очень цельная натура».

В полном суеверий мире, где Коко Шанель ухитрялась совместить в нарядах свой астрологический знак (Лев) и четырехлистный клевер — символ удачи, многие считали, что встреча Юбра и Одри была предопределена свыше. И это правда. В интервью журналу Vanity Fair Дреда Меле сказала: «Одри всегда имела четко определенный вкус. Она пришла к Юберу, потому что чувствовала: он даст ей то, что нужно. Она полностью отдалась этой мечте. И реализовала также его мечту. Они были созданы друг для друга».

Пока Одри и Юбер радовались зарождению прекрасной и долгой дружбы, легендарный художник по костюмам Эдит Хед вернулась в Голливуд, ничуть не сомневаясь в том, что костюмами Хепберн будет заниматься она, и только она. Хед редко совершала промашки в своей профессии. За 44-летнюю карьеру (сначала на Paramount, а затем на Universal Studios) она превратилась в тонкого политика и опытного бойца. Швеи из костюмерного цеха говорили, что Хед без колебаний заявила бы, что юбка — ее собственное изобретение, если бы только имела возможность это доказать. На пике карьеры Хед включила в своей контракт условие, согласно которому она являлась единственным модельером, имя которого следовало упоминать в титрах любого фильма студии Paramount. Билли Уайлдер вспоминал, что хотя на «Сабрину» он ее не утвердил, ее имя все равно значилось в титрах, попав туда чисто автоматически.

Голливудские сплетники твердили, что Эдит Хед вообще не модельер, что она даже толком не умеет рисовать, а всего лишь ставит свою характерную подпись под чужими эскизами. Но, несмотря на свой самоуверенный вид, Эдит Хед как никто умела общаться с людьми. На студии Paramount говорили, что Эдит — единственная, кто может одновременно «и подчиняться, и вести себя как звезда». Знаменитые актрисы Барбара Стэнвик, Кэрол Ломбард, Грэйс Келли и Элизабет Тейлор искали у нее поддержки: она вселяла в них уверенность, и они хотели работать только с ней. В окружении примадонн Хед вела себя скорее как руководитель корпорации, а не как художник по костюмам. Она сумела сделаться незаменимой для тех, кто занимал более высокое положение. Когда кинозвезде или супруге кого-то из руководителей нужно было платье для премьеры или вечеринки, устраиваемой фирмой Romanoff, Эдит с радостью приходила им на помощь и подбирала что-нибудь в своих костюмерных.

Когда Одри, жена режиссера Билли Уайлдера, работала с Аланом Лэддом в картине «Солти О'Рурк», Эдит сказала: «Ты можешь надеть черное платье. А мы дадим тебе меховую горжетку». Миссис Уайлдер только что купила себе горжетку из серебристой лисы у Тейтельбаума — как раз там студия и брала напрокат меха, — заплатив за горжетку 100 долларов и обязавшись выплачивать еще по 40 долларов в месяц. Она сообщила об этом Эдит. «Отлично, — сказала Эдит. — Мы можем использовать этот мех в картине». Она даже составила контракт: «Серебристая лиса — 50 долларов в день». Сама миссис Уайлдер зарабатывала 35 долларов в день, а ее горжетка — 50 долларов! Она быстро расплатилась с Тейтельбаумом.

Впервые Одри Хепберн работала с Эдит Хед в «Римских каникулах». Эдит была очарована молодой актрисой при первой же встрече. Особенно ее поразила способность Одри без последствий для фигуры поедать пирожные в неимоверных количествах. «Я знал, что она станет идеальным манекеном для любого моего костюма». Эдит сразу же поняла, что Одри куда лучше других актрис разбирается в вопросах моды. Она могла даже набросать эскиз костюма, чтобы помочь костюмерам. «Костюмами Одри нужно было заниматься по десять часов, а не по десять минут, — вспоминала Хед. — Она точно знала, как хочет выглядеть, что ей пойдет, а что нет. Но она никогда не была ни высокомерной, ни чрезмерно требовательной. Она была невероятно обаятельной».

Невероятно обаятельная девушка была очень вежливой, но умела настоять на своем. Одри точно знала, как хочет выглядеть и что ей идет. Вернувшись из Парижа, она не сомневалась, что есть лишь один человек, который сумеет идеально одеть ее, — Юбер де Живанши. Остро чувствуя моду, Одри предложила, чтобы ее костюмы для «Сабрины» шил именно Живанши, почти никому не известный в Америке, разве что нескольким утонченным светским дамам. Билли Уайлдер сообщил об этом Эдит. Хед потребовала — и это требование было удовлетворено, — чтобы в титрах значилось только ее имя, однако для этого фильма ей позволили подготовить только кое-какие мелочи и самые скромные костюмы (в частности, шорты и хлопковую блузку, в которой Сабрина отправилась на свидание с Лайном Лэрраби на яхте). Эдит Хед была уязвлена.

Окончив обучение в парижской кулинарной школе и вернувшись в Америку, Сабрина встречается с Дэвидом Лэрраби, который подъезжает к вокзалу Глен-Коув в великолепном кабриолете. На Сабрине изысканный серый костюм, плотная шерстяная ткань подчеркивает все достоинства фигуры. Сабрина не похожа на обычных светских девушек, которых можно встретить на северном побережье Лонг-Айленда. Дэвид гадает: «Кто эта таинственная красотка?» И откуда она столько о нем знает? Ее спокойную элегантность подчеркивает необычный макияж, челка, выбивающаяся из-под светлого тюрбана, белые перчатки. Рядом с ней — чемоданы и маленький пудель. Вся она окутана какой-то магнетической, таинственной аурой. У нее есть тайна, и этой тайной она не намерена делиться. Естественно, плейбой заинтригован.

Одри Хепберн в фильме «Сабрина»

Вот так зрители всего мира вместе с Дэвидом Лэрраби познакомились с новой, невероятной Сабриной — и тут же оказались у ее ног. В титрах автором всех костюмов Одри Хепберн значится Эдит Хед. Но прошло не так уж много времени, как мы узнали, что те костюмы, которые нам действительно понравились, создал Юбер де Живанши, а на долю Эдит выпали лишь мелочи. Впрочем, это не помешало Эдит Хед утверждать, что это она создала «декольте Сабрины», характерный для костюмов Живанши вырез, который идеально маскировал ее ключицы и подчеркивал сильные плечи.

Сотрудничество с Живанши в «Сабрине» произвело фурор в мире ценителей моды. Каждая женщина в мире хотела стать Одри Хепберн. Вариант еще одного из костюмов для «Сабрины» был выпущен в продажу до выхода самого фильма, и это произошло самым удивительным образом. Миссис Уайлдер увидела эскизы, которые Хепберн привезла из Парижа, и показала рисунок черного коктейльного платья своей матери, великолепной швее, работавшей для всех голливудских студий. Та сшила платье по эскизу, и миссис Уайлдер надела его на очередной прием. «Это нечестно! — возмутился Билли. Впрочем, он вынужден был признать, что жена в новом платье выглядела сногсшибательно. — Фильм же еще не вышел на экран!»

Но стиль Одри — это не только ее одежда. «Практически все начали копировать ее прическу, ее манеры, ее речь, — вспоминала Дреда Меле. — Все хотели быть похожими на Одри Хепберн. Ей подражали лет десять, не меньше!» А понимала ли Одри, какое влияние она оказала на мир моды? «Конечно! — не сомневалась Одри Уайлдер. — Когда она увидела своих подражательниц на улицах, то сразу это поняла!»

Одри пргласила Юбера на премьеру «Сабрины». Модельер впервые приехал в Лос-Анджелес. Только в зале Одри поняла, что имя Живанши даже не упомянуто в титрах. Впрочем, Юбер был слишком вежлив и не стал возмущаться. Он заметил лишь, что, «по-видимому», это произошло по недосмотру. Одри была в ужасе и пообещала все исправить. И она это сделала. После первого успеха сотрудничество Одри и Юбера де Живанши стало одним из самых долгих и успешных в истории моды. Юбер создавал ее костюмы для «Забавной мордашки» (1957), «Любви после полудня» (1957), «Завтрака у Тиффани» (1961), «Шарады» (1963), «Парижа, когда там жара» (1964) и «Как украсть миллион» (1966), а также платья для второй свадьбы и крещения сыновей и крестильные платьица мальчиков.

Живанши, который когда-то сказал, что «женщина должна не просто носить платье, она должна жить в нем», имел собственные представления о стиле, и они полностью совпадали с представлениями Одри. Чистые линии его костюмов идеально подчеркивали ее классический силуэт. Живанши почувствовал в Одри юность, образованность, редкую утонченность. Он добавил ей парижской изысканности, которая резко выделила ее среди других звезд того времени. Его модели словно придавали Одри силу и уверенность. «Только в его одежде я становлюсь самой собой, — говорила Одри репортерам в 1956 году. — Он не просто кутюрье. Он — творец личности». Одри с радостью стала музой, на протяжении долгих лет вдохновлявшей Дом Givenchy.

Вместе они выработали стиль Одри, для которого были характерны чистые линии, простые цвета и необыкновенная красота. Несомненно, дружба и творческое сотрудничество Одри и Юбера стали одними из важнейших факторов, определивших модные тенденции XX века. Великий обувщик Маноло Бланик, который недавно вновь вернул в моду «каблучок Сабрины», считает, что «образ мисс Хепберн абсолютно современен. Нравится это или нет, но она останется самым значимым образом XX века».

Живанши считал, что превращение Одри в икону моды не случайность. «Она прекрасно понимала, что ей нужно. Она хорошо знала свое лицо и фигуру, все свои достоинства и недостатки. Я пытался приспособить свои модели к ее вкусу. Она хотела, чтобы вечернее платье с открытыми плечами маскировало впадинки у ключиц. Я придумал для нее дизайн, который стал настолько популярным, что я назвал его «декольте Сабрины».

Друг Одри Ральф Лорен также признает, что Одри играла очень важную роль в союзе Хепберн — Живанши. «Я считаю, что Одри очень помогла Живанши. Время шло, они сотрудничали, но она всегда выбирала у него только то, что подходило именно ей. То же самое происходило и с моими костюмами. Она выбирала только то, что ей шло». С Лореном согласна манекенщица Кристи Тарлингтон: «Живанши делал много великолепной одежды, но по-настоящему запомнили вы только то, что было сшито для нее. Эти модели остаются моими любимыми. Думаю, она очень много ему дала. Они действительно вместе работали. Она была не просто его музой: ее вклад в созданные для нее модели гораздо больше, чем можно представить».

Одри обладала незабываемой, своеобразной внешностью и оказывала огромное влияние на публику, порой даже не отдавая себе в этом отчета. Она изменила понятие о женской красоте на десятилетие вперед. Следует помнить, что выбор современного стиля, сколь бы очевидным он ни казался сегодня, был со стороны Одри шагом радикальным. В эпоху пышных причесок, узких юбок, облегающих свитеров, в эпоху Джейн Рассел (и корсажей, придуманных для нее Говардом Хьюзом) мальчишеская фигура Одри, ее короткая стрижка и балетки казались чем-то совершенно необычным и абсолютно индивидуальным. Хепберн создала свежий, необычный стиль для женщины, которая знает себя, а не слепо следует модным тенденциям.

Дружба с Живанши сыграла важную роль в ее развитии как женщины и как актрисы. В ее жизни были и другие кутюрье: Валентино, когда она жила в Риме, Ральф Лорен, который шил для нее одежду в 80-е годы; путешествуя с миссиями ЮНИСЕФ, она носила джинсы Guess, — но никого она не любила так, как Юбера.

Одри умерла в 1993 году, и в мире моды начали циркулировать довольно неприятные сплетни об этих отношениях. «Она была творением Живанши», — писал известный критик. «Одри знала, чего хочет, и получала это от Юбера», — замечал другой. Грегори Пек считал, что «Живанши всегда чувствовал ее уникальный стиль и работал для нее». Даже Эдит Хед, и та высказалась по этому вопросу. Одри Уайлдер, олтично знавшая всю кинематографическую подоплеку, вспоминала: «Эдит никогда ничего не шила для Одри». Но кто же тогда шил? «Юбер! Все делал он! Юбер посылал эскизы, и Хед шила костюмы. В титрах стояло ее имя, поскольку Юбер не был членом профсоюза художников по костюмам», — с улыбкой отвечала миссис Уайлдер, намекая на то, что это всем давным-давно известно».

Памела Кларк Кеог «Одри Хепберн. Секреты стиля». Издательство «Колибри».
Перевод с английского Т. Новиковой

bazaar.ru

Прекрасные платья для Сабрины | Блогер Mademoiselle_Anastasia на сайте SPLETNIK.RU 6 марта 2018

Всем привет! 

Ура, март наступил! И пусть весна пока только по календарю, а за окном снежно и морозно, но мы-то с вами знаем, что весёлые капели и трели птичек не за горами. Весной как-никогда хочется романтики и нежных букетов, при чём не обязательно лишь в честь 8 марта, но и просто так, без повода. А ещё для меня это период обновления и преображения и внутреннего, и внешнего. Прекрасное время, когда ты, проснувшись после долгой зимы, предвкушаешь, как достанешь из гардероба лёгкие платья, юбки, блузы. Честно говоря, уже хочется просто взять и убрать пуховики и свитеры в самый дальний угол гардероба!..

Вот и мой сегодняшний рассказ будет посвящён преображению. Речь пойдёт о героине Одри Хепберн из фильма "Сабрина" (1954 г.).

Сюжет голливудской ленты напоминает историю о Золушке. Молодая девушка по имени Сабрина (Одри Хепберн) проживает вместе с отцом в поместье миллионеров Лэрраби. Она - дочь обыкновенного шофёра, по несчастью влюбившаяся в младшего сына своих хозяев. Дэвид (Уильям Холден) не обращает на неё никакого внимания, и Сабрина решает, что её жизнь кончена. Но заботливый отец, желая спасти ненаглядное чадо от любовных переживаний, отправляет Сабрину в Париж - учиться в школе поваров. Проходит несколько лет, и в поместье возвращается утончённая, изысканно одетая особа. Её чувства к Дэвиду не прошли, да и тот, кажется, по-настоящему влюбился. Однако ему уже уготован выгодный брак с девушкой своего круга. И тогда старший из сыновей Лайнус (Хамфри Богарт) предлагает влюбить в себя Сабрину, дабы спасти семейный бизнес. Что из этого выйдет? Сможет ли Лайнус очаровать Сабрину настолько, что она позабудет о Дэвиде?

В фильмографии Одри Хепберн достаточно лент, где она играет романтичных, добрых и трогательных героинь. Поэтому фильм мне запомнился, в первую очередь, именно костюмами её Сабрины. Давайте начнём с самого известного из них - роскошного платья, в котором героиня Одри появляется на торжественном приёме после своего триумфального возвращения из Парижа.

У платья интересная и неоднозначная история.

Летом 1953 года Одри Хепберн утвердили на роль во втором крупном проекте - "Сабрине". Режиссёр фильма Билли Уайлдер перед началом съёмок отправил актрису в Париж специально для того, чтобы она подобрала одежду для своей героини, созданную именно французскими модельерами. Ведь по сюжету предстоящего фильма юная Сабрина и впрямь вернулась в Америку из Парижа совершенно другой, одетой с шармом и шиком девушкой. Так Одри оказалась во французской столице на пороге модного дома Юбера де Живанши. Дизайнер открыл собственный магазин 2 февраля 1952 года в возрасте 25 лет. На тот момент он был самым молодым творцом высокой моды и уже успел заявить о себе как о создателе элегантных нарядов.

Юбер де Живанши

Говорят, что Живанши был покорен харизмой и красотой Одри, а также тем фактом, что она разговаривала с ним на его родном французском языке. В ней не было ничего напускного, никакой фальши и напыщенности. Она была такой настоящей в простом свитере, балетках и шляпе гондольера с надписью Venice. Одри попросила Юбера создать гардероб для "Сабрины". К сожалению, на тот момент дизайнер готовил новую коллекцию, показ которой должен был состояться через несколько недель, и у него попросту не было времени, чтобы браться за работу над костюмами для фильма. Поэтому, дабы не огорчать Одри резким отказом, он предложил ей ознакомиться с уже отшитыми моделями из предыдущей коллекции. К его удивлению, Хепберн с радостью приняла предложение и направилась к примерочным. В итоге, она выбрала три наряда для своей героини, среди которых было белое вечернее платье из органди без бретелек с отстёгивающимся шлейфом.

Платье, помимо роскошного шлейфа, украшала вышивка на корсете и нижней части юбки из чёрного шёлка и бусин. По воспоминаниям Живанши, Одри буквально дала новую жизнь этому платью: её изящная шея, тонкая талия и длинные ноги были словно созданы для наряда Юбера.

Однако Билли Уайлдер настаивал на другой версии создания гардероба для Сабрины. По его словам, из Парижа Одри вернулась не с нарядами, а лишь со скетчами от Живанши. Сами же вещи были сшиты под руководством и чутким надзором Эдит Хэд. А если верить тому, что говорит Хэд, то версия об авторстве Живанши вообще была создана самой Одри.

"Возможно, таким образом она искала его расположения и права получать бесплатную одежду. Она обратилась к режиссеру и сказала, что поскольку по сюжету её героиня возвращается в Америку из Парижа, ей нужна настоящая французская одежда. Как и все режиссеры, он согласился, лишь бы его звезда была счастлива. Чтобы успокоить их обоих, я согласилась на те скетчи, которые она привезла, но предложила несколько изменений, чтобы придать мой фирменный штрих. Дизайн нарядов был достаточно хорош первоначально, но он стал ошеломительным когда я добавила бантики и избавилась от односторонней баски." - вспоминала Эдит Хэд о работе над костюмами для главной героини.

Эскиз платья руки Эдит Хэд

Кукла Барби "Audrey Hepburn Sabrina Doll"

Что же касается слухов о том, что наряды шились из французской ткани, Хэд отрицала и эту информацию. "Я ничего никогда не получала от Живанши. Мой художник доработал скетчи, а выкройки мы сделали в стенах нашей студии. Шерсть для костюма, шёлк, органза и прочие ткани были куплены в местных магазинах", - отрезала модельер.

Так или иначе в 1955 году Эдит Хэд была удостоена премии Оскар за костюмы к фильму и всю славу забрала себе. Имя Юбера де Живанши не значилось даже в титрах. Одри, сгорая от стыда, прилетела в Париж, чтобы извиниться перед дизайнером. "Я утешал ее: "Одри, благодаря «Сабрине» у меня появилось столько клиентов, что я не успеваю их обслуживать. Я стал знаменит, и не без твоей помощи", – вспоминал Живанши. Так началась их дружба длиною в жизнь и многолетнее сотрудничество. Одри Хепберн была не только другом, но и музой модного дома Живанши вплоть до своей смерти в 1993 году. Юбер называл актрису "своей сестрой", а она часто повторяла следующее: "Очень мало людей, которых я люблю больше него. Он - единственный в своём роде, очень цельная натура".

Одри Хепберн и Юбер де Живанши

Вернёмся к платью. Если верить модной статистике, то вот уже несколько десятилетий именно эта модель входит в списки самых востребованных силуэтов у невест. Возможно, такая популярность обусловлена тем, что в данном наряде любая девушка почувствует себя нежной, трогательной и хрупкой принцессой. Правда, как мне кажется, здесь есть одно "но": такое платье будет к лицу лишь юным особам, чья молодость прекрасно гармонирует с подобным фасоном.

Так кто же на самом деле был создателем основных костюмов для героини Хепберн? Думаю, вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду. Про Эдит Хэд ходили разные слухи в Голливуде. Одни говорили, что она была истинным гением. Другие уверяли, что Хэд даже не умела рисовать эскизы, а только ставила свою размашистую подпись под чужими работами. Но многие были единодушны в том, что она превосходно умела общаться с людьми: "и подчиняться, и вести себя как звезда". За свою долгую и продуктивную творческую жизнь Эдит Хэд удостаивалась премии Оскар восемь раз! Больше, чем любая другая женщина в истории американской кинопремии.

Как бы там ни было, но мне кажется, что с этической точки зрения имя Живанши всё же должно было значиться среди списка людей, принимавших участие в создании "Сабрины". Даже если поверить версии Хэд, которая гласит о том, что Одри вернулась из Парижа лишь с эскизами Юбера, то всё равно - придумать, нарисовать модель - это тоже труд. Тем более, что по словам Хепберн, помимо вечернего платья она привезла из Парижа ещё два наряда:

- серый шерстяной костюм

«Не могу забыть, как она двигалась в этом костюме! Она была так счастлива! – вспоминал Живанши. – Она сказала, что это – именно то, что нужно для фильма. Произошло настоящее волшебство, её радость и восторг ощущались чисто физически».

Стоит отметить, что у актрисы и манекенщицы, на которую шился костюм, была одинаково тонкая талия – пятьдесят сантиметров. Поэтому наряд сел на Одри практически идеально.

- и последним из трёх вещей Одри Хепберн выбрала чёрное платье из плотного хлопка – оно показалось ей подходящим для сцены свидания с Лайнусом Лэрраби.

Платье плотно облегало талию, его пышная балетная юбка доходила до середины икры, на плечах красовались два маленьких бантика. Одри особенно понравился вырез-лодочка: он скрывал её ключицы, которые всегда казались ей очень костлявыми (впрочем, в этом она созналась Живанши гораздо позже). Этот интересный вырез впоследствии очень полюбился модницам со всего мира и получил официальное название - "декольте Сабрины". Он стал своего рода маркой Юбера де Живанши, маэстро неоднократно создавал модели для Одри Хепберн, идеально маскирующие её ключицы и подчеркивающие сильные плечи. Модели, которые, разумеется, носила не одна Одри, а множество женщин, мечтающих быть столь же элегантными как актриса. 

Но не только платья вошли в моду после выхода фильма. Благодаря героине Одри Хепберн среди модниц со всего мира чрезвычайно популярны стали чёрные туфли на невысоком каблучке.

Чуть вытянутые туфли-лодочки на невысоком каблуке-рюмочке в 3-5 сантиметров, однотонные, без ярких деталей, первоначально придумали для девочек-подростков, которым запрещалось носить высокий каблук. Тогда эта модель называлась kitten heel - "каблук котёнка". Но в истории моды она прочно закрепилась под другим названием. Высокой Одри Хепберн пришлось надеть именно такие туфли, дабы выглядеть ниже актёров-мужчин (в частности, Хамфри Богарта). Удобная обувь так понравилась Одри, что актриса стала носить её довольно часто и в обычной жизни. А как только "Сабрина" вышла на экраны и зрительницы стали задаваться вопросом: где бы и им достать такие туфельки, - производители обуви наладили массовый выпуск данной модели, получившей новое название Sabrina heel, или "каблук Сабрины"!

Предлагаю полюбоваться на другие наряды Одри Хепберн, созданные для фильма "Сабрина":

- платье-сарафан 

- шорты и хлопковая блуза

- пальто Сабрины

И в заключении мне хочется рассказать несколько интересных историй, связанных с этим фильмом.

На съёмках "Сабрины" у Одри Хепберн завязался роман с исполнителем роли младшего брата, в которого была влюблена её героиня, - актёром Уильямом Холденом. Но романтические отношения не закончились свадьбой. Дело в том, что Холден, привыкший вести свободную жизнь, полную страстей и любовных приключений, с одобрения своей жены Бренды Маршалл сделал вазэктомию, дабы избежать внебрачных детей. Одри же мечтала о детях, поэтому, узнав о том, что с Уильямом Холденом их у неё завести никак не получится, разорвала отношения.

О Холдене и Хепберн известно высказывание Билли Уайлдера: «У обоих прекрасно сложилась карьера, но оба были совершенно несчастливы в личной жизни».

Вскоре после расставания с Холденом Одри Хепберн встретила актёра и режиссёра Мела Феррера, за которого впоследствии вышла замуж и от которого родила своего первого сына Шона.

Знаменитое вечернее платье Сабрины Одри Хепберн надевала и вне съёмочной площадки. Именно в нём актриса вместе с Мелом Феррером присутствовала на премьере "Сабрины" в Нидерландах в ноябре 1954 года.

Одри Хепберн и Мел Феррер на премьере "Сабрины" в Нидерландах

Платье сохранилось до наших дней. Долгое время оно было частью собственной коллекции Карри Фишера и Дебби Рейнольдс. Дебби Рейнольдс на протяжении многих лет собирала платья из известных голливудских фильмов. Однако в начале октября прошлого года знаменитый бальный наряд Сабрины был выставлен на аукционе в Лос-Анджелесе. По оценкам специалистов, окончательная цена платья могла бы дойти до 80-120 000 долларов. В итоге, лот был куплен 8 октября 2017 года за 170 000 долларов. Интересно, кто стал новым хозяином (или хозяйкой) этого наряда? Увы, имя нынешнего владельца мне найти не удалось, возможно, он предпочёл не разглашать своё имя.

Фото платья перед продажей на аукционе в октябре 2017 г. Маленькая ремарка: это не искажение цветопередачи, платье действительно пожелтело от времени, что является естественным процессом для данного типа ткани. Изначально, как вы помните, оно было белым.

Ещё несколько интересных фактов о фильме. Режиссёр Билли Уайлдер сперва пригласил на роль Лайнуса актёра Кэри Гранта, который исполнил немало ролей подобного амплуа. Грант не смог принять участие в съёмках, и его подменил редко снимавшийся в комедиях Хамфри Богарт. Он не испытывал энтузиазма от предложенной роли, однако согласился, даже не видя окончательного сценария. Но отношения актёра с режиссёром и партнёрами по площадке не сложились. Богарт жаловался на сценарий и на то, что Уайлдер больше обращал внимания на Хепберн и Холдена на съёмках и вне съёмок. Главная проблема заключалась в том, что Уайлдер был полной противоположностью Джона Хьюстона — любимого режиссёра Богарта. Богарт говорил прессе, что Уайлдер "что-то вроде прусского немца с кнутом. Он относится к тому типу режиссёров, с которыми я не люблю работать…" Несмотря на это, фильм был успешен. «The New York Times» после выхода "Сабрины" на экраны написала о Богарте: «Он невероятно ловок… мастерство, с которым он смешивает шутки и мужественную трогательность, — это одно из бесчисленных удовольствий, полученных от этого представления».

За основу ленты была взята пьеса Сэмюэла А. Тэйлора "Красавица Сабрина". Премьера бродвейской постановки пьесы состоялась в театре The National Theatre 11 ноября 1953 года, а менее чем через год спустя появилась её киноверсия. 

Фильм снимался в Нью-Йорке - на Лонг-Айленде и Манхэттене, а также в Лос-Анджелесе. Роскошным особняком миллионеров Лэрраби на время съёмок стало поместье президента студии "Paramount Pictures" Барни Балабана.

В течение всей кинокартины звучит мелодия La Vie en Rose, ставшая визитной карточкой французской певицы и актрисы Эдит Пиаф, написавшей к ней слова. Именно фильм Уайлдера прославил мелодию в Америке.

Гонорар Хамфри Богарта составил 300 000 долларов, Уильям Холден получил за роль Дэвида 150 000 долларов, а Одри Хепберн заработала всего 15 000 долларов. 

Надеюсь, вам было не скучно. Как всегда, жду ваших комментариев по поводу фильма, актёров, костюмов. Какой наряд Сабрины лично вам понравился больше всего?

До новых встреч!

И с праздником весны! С 8 Марта! 

 

www.spletnik.ru

Одри Хепберн // "Завтрак у Тиффани" (1961), «Моя прекрасная леди» (1964), "Двое в дороге" (1967) – CineModa

Добавить в Избранное

Розовый цвет вряд ли ассоциируется у вас с кинообразами Одри Хепберн. Наиболее известны ее черное платье из «Завтрака у Тиффани» или черно-белое платье для скачек из «Моя прекрасная леди». Розовый же, оставаясь в тени, добавил гламурному образу ее героинь нежности и женственности.


Холли Голайтли

Розовое платье Холли Голайтли — Одри Хепберн из фильма «Завтрак у Тиффани» (“Breakfast at Tiffany’s“, 1961) Блейка Эдвардса, как и ключевые наряды героини, — дело рук французского дизайнера Юбера де Живанши. Это шелковое коктейльное платье, расшитое пайетками и желтыми кисточками, с розовым бантом вокруг талии Холли надевает вместе с легким атласным пальто и туфлями в тон. Из украшений на ней — блестящая детская розовая диадема и серьги, аксессуары — блестящий белый клатч и бандерилья (разноцветные копья-гарпуны, которые втыкают в спину быка во время корриды, чтобы «развеселить» его).

Вместе со своим приятелем Хосе да Силва (Хосе Луис де Вильялонга) она пришла с вечеринки, но, увы, дома ее ждут ужасные новости, так что ее беззаботный наряд и яркие бандерильи выглядят в этой сцене весьма символично. Розовый костюм — одна из немногих ярких вспышек в гардеробе Холли, и тем острее воспринимается эта сцена.

В 2007 году платье было продано на аукционе Christie’s за 192 тыс. долларов, в шесть раз больше предпродажной оценки. У него довольно любопытная история: в сопроводительной информации к лоту написано, что платье не маркировано, и аукционные специалисты предположили, что платье было разработано в последнюю минуту и не Живанши, а Эдит Хед, которая одевала остальной каст фильма, а также подбирала «будничные» наряды для Одри-Холли. Вряд ли это так, на последних выставках, посвященных французскому кутюрье, выставлялся и сам костюм из фильма и эскиз Живанши. Впрочем, Эдит Хед также дублировала эскизами все наряды Живанши для Одри, как это положено при создании фильма.


Скетчи Эдит Хэд и Живанши

Многолетняя дружба и сотрудничество Одри Хепберн и Юбера де Живанши началось в 1953 году перед съемками «Сабрины».

«Благодаря ей, я смог изменить облик голливудских икон стиля, а она настояла на том, чтобы в ее контрактах было написано, что я должен создавать ее одежду и это были первые контракты такого рода», говорил кутюрье.

Сама Хепберн полагала, что его наряды помогали ей создать нужный образ:

«Зачастую было огромным подспорьем знать, что я выгляжу соответственно. Тогда все остальное было не так сложно. В прекрасных нарядах Живанши я чувствовала себя той, кого играла».

Впрочем, высказывались и другие мнения, к примеру, актриса Деби Мазар считала, что когда Живанши смотрел на Одри Хепберн, он видел Одри Хепберн, а когда Эдит Хед смотрела на Одри Хепберн, она видела Холли Голайтли.

 


Элиза Дулиттл

В мюзикле «Моя прекрасная леди» (“My fair lady”, 1964) Джорджа Кьюкора по пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион» (1913) Одри играет цветочницу Элизу Дулиттл, которая мечтает научиться говорить как продавщица цветочного магазина, а взамен получает нечто гораздо большее – новую жизнь и новую себя. За костюмы и часть декораций фильма отвечал Сесил Битон, человек многих талантов, фотограф, дизайнер, художник, артист и художник по костюмам нескольких костюмных фильмов. За свою работу над «Моей прекрасной леди» он получил два «Оскара». И неудивительно. С одной стороны, костюмы соответствуют духу и букве эпохи – 1910-1912 гг., с узким силуэтом, завышенной линией талии и огромными «перегруженными» шляпами. С другой, они замечательно раскрывают персонажей и передают трансформацию главной героини.


Сесил Битон о работе над костюмами для фильма и эдвардианской эпохе (1901-1910/1914): «Это самая захватывающая работа и самая ненавистная, если бы ее делал кто-то другой. Это период, который я люблю. Он очень романтичный, ностальгический, и навевает мои самые ранние воспоминания детства».

Алан Джей Лернер, либретист «Моей прекрасной леди» о Сесиле Битоне: «Сложно сказать, он ли создал эдвардианскую эпоху [для фильма] или это эдвардианская эпоха создала его».

Изначально Битон создавал костюмы к бродвейской постановке «Моей прекрасной леди» (1956), с Джули Эндрюс и Рексом Харрисоном и получил за них премию «Тони». К примеру, черно-белый Ascot Gavotte был придуман уже к бродвейской постановке, Битон хотел этой ограниченной цветовой гаммой, символизирующей холодность и искусственную вычурность, поверхностность аристократии, отразить социалистические взгляды Шоу, который больше симпатизировал кокни, чем аристократии. Многие женские костюмы на Аскоте отсылают к узнаваемым вычурным творениям Поля Пуаре. С другой стороны, этот эпизод был и вполне историчен (например, в 1910 г. из-за королевского траура публика на скачках, действительно, была в траурных цветах).
В 2016 году в сиднейской опере Джули Эндрюс выступила в качестве режиссера постановки «Моей прекрасной леди», Джон Дэвид Ридж (John David Ridge), работавший с Битоном в 1976 г. над мюзиклом, восстановил оригинальные бродвейские костюмы. В Брисбене также выставлялись сохранившиеся и отреставрированные костюмы к оригинальному мюзиклу.
Но это не значит, что Битон просто перенес костюмы из Бродвея в кино. Во-первых, сменилось десятилетие, изменилась мода, да и Джули и Одри довольно разные по типажу. К примеру, в эпизоде на скачках костюмы Эндрюс и Хепберн вообще отличались кардинально: у Джули было нежно-розовое платье с цветком на талии, большая плоская шляпа и муфта из той же ткани, а белое платье с черными полосками для Одри в представлении не нуждается.

Джули Эндрюс в «Моей прекрасной леди», эпизод в Аскоте. Одри Хепберн и ее платье на скачках

Когда Одри приехала на студию для первой встречи с Битоном, то оказалась настолько впечатлена его костюмами, что настояла на примерке платьев и для статистов, жалуясь, что Элизе не досталось достаточно красивых нарядов. В итоге, студия выделила два дня, в течение которых Битон отснял актрису практически во всех созданных им женских костюмах.

Элиза надевает пудровое розовое платье с цветком на талии в финальном эпизоде на встречу с Хиггинсом в доме его матери, а затем приезжает к нему на Уимпол-стрит. Платье очень нежное, воздушное и женственное, подчеркивает хрупкость, тонкость героини, ее душевные терзания и чувствительность, а также рафинированную бледность и природный аристократизм актрисы. Элиза здесь уже стопроцентная леди (не зря же на балу ее признают «принцессой»), умеющая держать себя в руках. Она словно распустившийся цветок, ожившая Галатея.

    

Скетч Сесила Битона


Туфли и колготки в тон платью

Финальное платье у Джули Эндрюс было довольно простое, античного силуэта, нежно-лососевого цвета, с V-образным вырезом, открытой шеей и руками и цветком на зеленом поясе. У Одри же платье более закрытое, и хоть оно очень нежное, оно предполагает бОльшую дистанцию между героями, а высокий под горло воротник только подчеркивает, что Элиза высоко держит голову и не пасует перед профессором.

Любопытно, что за десять лет до выхода фильма Битон написал для американского Vogue (Ноябрь, 01, 1954) колонку, посвященную Хепберн, где назвал ее «новым женским идеалом, настоящей экзистенциальной Галатеей».


Джоанна Уоллес

Еще одно интересное розовое платье было у Одри в фильме «Двое в дороге» (“Two for the road”, 1967) Стенли Донена. Эта картина не столь известна и популярна, в Америке она даже считается арт-хаусной, учитывая ее довольно сложную композицию. Отношения главных героев картины – американской пары Джоанны и Марка (Альберт Финни) – показаны в их путешествиях на автомобиле по Европе. Это «па-де-де на колесах» — метко описал фильм Джозеф Каспер, биограф Донена. Одри сначала посчитала фильм слишком авангардным для себя, но прочитав сценарий полностью, согласилась. Несмотря на юмор, фильм отнюдь не простой для восприятия и заставляет задуматься (особенно если у зрителя за спиной уже есть сложные долгосрочные отношения).

В этом фильме Одри Хепберн, по настояния Донена, впервые отказывается от сотрудничества с Живанши. У фильма по сути не было художника по костюмам, были менеджеры по закупкам. Для Альберта Финни одежду купили у Hardy Amies. Клэр Рендлешам, менеджер по костюмам, подбирает для Одри ультрамодные в 1960-х вещи: костюм из ПВХ Michele Rosier, психоделическое платье A-силуэта Ken Scott, мини и яркие принты Mary Quant, полосатое платье Marion Foale&Sally Tuffin, футуристические очки Andre Courreges, металлическое платье Paco Rabanne.

Герои встречается бедными студентами, но постепенно Марк начинает хорошо зарабатывать, а в гардеробе Джоанны появляются модные платья, в том числе те, что носят принцессы. Да, мы имеем в виду именно это длинное розовое платье, расшитое пайетками, с широким воротником-стойкой, декорированным изнутри (должно быть это не слишком приятно), с розовым поясом-бантом, который акцентирует завышенную линию талии.

Это платье не слишком известного модного дома Bellville et Cie (с 1970 года — Bellville Sassoon), его основала Белинда Беллвил в 1953 году, пригласив в 1958 г. в качестве дизайнера Давида Сассуна. И хотя вы, возможно, даже не слышали о нем, в прошлом веке в нарядах Bellville Sassoon можно было увидеть практически всех представительниц британского дома, кроме разве что самой королевы. Белинда Беллвил изначально специализировалась на дебютантках и дамах из общества, коей была и сама.


Эскиз платья был опубликован в Vogue

В 1960 году в ее платьях впервые вышли в свет дочь и кузина королевы, принцессы Анна и Александра. Затем к ним присоединилась и принцесса Маргарет, младшая сестра королевы, известная модница. В розовом ансамбле Bellville Sassoon она была на встрече с американским президентом Линдоном Джонсоном в 1965 году. C 1981 по 1993 год модный дом создал более 70 нарядов для принцессы Дианы. Давид Сассун отошел от дел в 2012 году, а компания продолжает существовать и специализируется на платьях дебютанток и невест.


Принцесса Маргарет на встрече с американским президентом. Фото Reginald Davis/REX Принцесса Диана в платье Bellville Sassoon


1964 г., Музей Виктории и Альберта


Принцесса Анна надевала это платье в 1968 г., сейчас хранится в Музее Виктории и Альберта

Vogue, Великобритания, 1967

С учетом бэкграунда модного дома вполне символично выглядит и то, что героиня фильма, подобно принцессам, надевает вместе с платьем Bellville Sassoon тиару. Кстати, последняя была собственностью Одри Хепберн, актриса надевала ее на премьеру «Истории монахини» в 1959 году. Эта тиара была продана на аукционе Christi’s за 58,9 тыс долларов. Неплохо для бижутерии.

 

 

 

Вот так образ принцессы Анны, созданный Одри Хепберн в «Римских каникулах» (1953), неуловимо остался с ней навсегда, возвращаюсь легкими полунамеками в других фильмах. Не зря девочки любят принцесс и розовый цвет. И Одри Хепберн.

www.cinemoda.ru

Что надеть на «Завтрак у Тиффани»?

Признайтесь, кто из вас не мечтал о нарядах Одри Хепберн из фильма «Завтрак у Тиффани»? Я хоть и слышала, что «маленькое черное платье» придумала Коко Шанель, и что оно должно быть в гардеробе у каждой девушки, но это было в теории, а вот мечтать я стала о платье из фильма «Завтрак у Тиффани». Причем о двух сразу: роскошное атласное платье в пол, в котором Холли появляется в начале фильма, и коктейльное шелковое платье, которое она носила с широкополой шляпой и длинным кремовым шарфом.

Кадры из фильма «Завтрак у Тиффани»

Одри Хепберн и Юбер де Живанши

Премьера фильма состоялась в 1961 году, но образы мисс Голайтли завораживают до сих пор. Это и неудивительно, ведь создал их французский модельер Юбер де Живанши. Одри Хепберн называла дизайнера близким другом, а он ее — «своей сестрой». Они подружились еще в ранней молодости. Живанши считал Одри воплощением того, как должна выглядеть женщина.

Их сотрудничество началось с фильма «Сабрина», для которого Юбер придумал костюмы Одри. Однако его имя не было упомянуто даже в титрах. Вместо Живанши там значится Эдит Хэд, художник по костюмам, получившая в 1955 году Оскар за этот фильм. На тот момент Эдит уже взяла 5 Оскаров и бесчисленное количество номинаций, поэтому все заслуги приписали ей. Одри расстроилась, извинилась перед Живанши и пообещала, что больше этого никогда не допустит. И свое обещание сдержала. В титрах к фильму «Завтрак у Тиффани» Эдит Хэд, которая также создавала образы для героев картины, упоминается лишь как «заведующая по костюмам».

«Я утешал ее: «Одри, благодаря «Сабрине» у меня появилось столько клиентов, что я не успеваю их обслуживать. Я стал знаменит, и не без твоей помощи».
— Юбер де Живанши

Эскизы платьев к фильму «Завтрак у Тиффани»

После «Сабрины» Одри одевалась только у Живанши. Носила его вещи повседневной жизни, участвовала в показах коллекций, и, конечно же, снималась в его нарядах. Вспомните фильмы «Забавная мордашка», «Шарада», «Как украсть миллион» — элегантный стиль Хепберн — дело рук Живанши. Для Одри дизайнер даже создал первые духи — аромат L’Interdit.

«Только в одежде Живанши я чувствую себя собой. Он не просто делает дизайн, он раскрывает личность».
— Одри Хепберн

Одри Хепбрен и Юбер де Живанши. Sunset Boulevard/Corbis/Getty Images

Одри Хепберн появляется в знаменитом платье от Живанши в начале фильма: идет по пустынной улице Нью-Йорка маленькими шажочками, словно гейша. Изначально платье было короче и с разрезом, но продюсеры посчитали это слишком фривольным, поэтому Эдит Хэд изменила дизайн: убрала разрез и удлинила подол, что сделало платье очень узким, а потом еще и начинили конским волосом, чтобы платье держало форму. В некоторых местах даже подвесили свинцовые грузики.

Огромную роль сыграли идеально подобранные аксессуары: жемчужное ожерелье и длинные сатиновые перчатки подчеркивали тонкую шею, изящные руки и плечи актрисы.

Кстати, для этой сцены, Tiffany специально открыли магазин в воскресенье, впервые с девятнадцатого века. И несмотря на кажущуюся пустоту, на улице собрались толпы зевак.

Кутюрье сделал 3 копии платья: одно осталось у Модного дома Живанши, второе ушло в Мадридский Музей Костюма, а третье он подарил Одри. 4 декабря 2006 года на аукционе Сhristie’s в Лондоне черное платье Холли было продано за 467 200 тысяч фунтов стерлингов

«Это одно из самых культовых черных платье в мире — кусочек истории кино — и мы рады, что это платье получило и историческую цену», — прокомментировала аукцион Sara Hodgson, специалист по кино в Сhristie’s.

www.feellini.ru

Знаменитые кинонаряды. Как было создано самое известное «маленькое чёрное платье» всех времён? | Культура

Знакомство Хепбёрн с Юбером де Живанши состоялось, когда она отправилась в Париж в поисках костюмов для фильма «Сабрина» (1954). Сначала актриса зашла к заслуженному мэтру моды — Кристобалю Баленсиаге. Но тот был занят подготовкой очередной коллекции и направил Одри к своему бывшему ученику — Юберу Живанши, который, несмотря на молодость, уже имел собственный Дом моды.

Когда Живанши доложили, что с ним желает встретиться «мадемуазель Хепбёрн», он поначалу подумал о Кетрин Хепбёрн — кинозвезде 1930−40-х годов. Впрочем, однофамилица его не разочаровала. Кутюрье сразу был восхищён её тонкой девичьей красотой.

Юбер Живанши:
«Моим первым впечатлением было ощущение, что она похожа на хрупкую зверушку — с такими огромными глазами и совсем без косметики. Она была очаровательна».

Восхищение было взаимным.

Одри Хепберн:
«Это единственная одежда, в которой я чувствую себя самой собой. Он гораздо больше, чем кутюрье, он — творец личности».

Актриса тут же решила, что именно платья Живанши идеально подойдут для «Сабрины». Работу модельера оценили и зрители. Наибольшие похвалы вызвали два платья: одно — белое с цветочным узором и открытыми плечами, второе — чёрное с высоким трапециевидным воротником, который тут же прозвали «декольте-Сабрина» (актриса хотела, чтобы платье прикрывало её ключицы).

Сближению актрисы и модельера в чём-то поспособствовал и скандал, разразившийся после выхода фильма. Началось с того, что в титрах «Сабрины» вообще «забыли» упомянуть Живанши. На его месте стояло имя Эдит Хэд, которая лишь контролировала процесс подготовки костюмов. Дальше — больше. Когда фильм получил «Оскар» за лучшие костюмы, статуэтку вручили всё той же Эдит Хэд, а та в своей речи не сказала об истинном авторе одежды ни слова.

Хепбёрн пришла в ярость и даже выдвинула ультиматум: отныне Живанши становится её постоянным модельером. И, действительно, он создавал костюмы для таких фильмов, как «Забавная мордашка», «Любовь после полудня», «Шарада», «Париж, когда там жара», «Как украсть миллион»…

Однако самой культовой работой Живанши для Хепбёрн стало платье из к-ф «Завтрак у Тиффани» (1961), которое называют «лучшим маленьким чёрным платьем всех времён». Получается, что он обошёл саму Коко Шанель, которая это «маленькое чёрное платье» (МПЧ), собственно, и изобрела.

По легенде, модельерша создала МПЧ в память о своём любовнике — Артуре Кейпеле, который в 1919 году погиб в автокатастрофе. Злые языки язвили, что Шанель не могла официально носить траур, поэтому заставила это сделать всех женщин Франции.

То, что до Коко де Шанель чёрный цвет не являлся модным шиком и использовался в основном в траурной одежде — правда. Что же касается Артура Кейпела — то между его смертью и появлением первой модели знаменитого платья прошло целых семь лет.

Более достоверной выглядит история о том, что на эту идею Шанель натолкнула чёрная униформа французских продавщиц. Чрезмерную яркость, пышность, крикливость платьев Коко всегда недолюбливала. Она заявляла: «Чем дороже выглядит платье, тем беднее оно становится. Я всех облачу в чёрный, чтобы развить у них вкус».

Шанель видела в чёрном цвете не мрачность, а таинственность (а «вернуть женщине таинственность — значит, вернуть ей молодость»). Кроме цвета, МПЧ отличали простота формы и отсутствие декоративных элементов (разнообразить его предлагалось с помощью аксессуаров). Такое платье было уместно в любое время суток и доступно даже для женщин скромного достатка.

МПЧ героини «Завтрака у Тиффани» также стало показателем перелома в мире моды. Господствовавший до этого «New Look» с его пышными бальными платьями постепенно уступал место более простым и молодёжным формам.

Возможно, всё было бы по-другому, если бы на роль Холли Голайтли — провинциалки, пытающейся всеми силами пробиться в светское общество, — согласилась Мэрилин Монро (как того настойчиво хотел автора романа «Завтрак у Тиффани» — Труман Капоте). Однако окружение актрисы посчитало, что роль «девушки по вызову» повредит её имиджу. Так вместо роскошной Монро на экране появилась трогательная, забавная и непосредственная девчушка в исполнении Хепбёрн. А там, где Хепбёрн, там и Живанши…

Одри Хепберн:
«Я должна быть стильной Холли Голайтли. Даже если это единственное, что я могу привнести в роль».

Знаменитое «МПЧ всех времён» представляло собой длинное облегающее платье из атласа, слегка собранное на талии и без рукавов. Одной из «фишек» платья были специфические вырезы сзади, оголяющие лопатки. Следуя заветам Шанель, Живанши большое внимание уделил аксессуарам, в число которых вошли:

 — классические нити жемчуга на шее;
 — хрустальная тиара на голове, украшающая причёску «а-ля пчелиный улей»;
 — длинные чёрные перчатки;
 — огромные солнцезащитные очки-вайфареры;
 — длинный мундштук.

Именно этот образ Хепбёрн был растиражирован на постерах и рекламных фото. Хотя в самом платье героиня предстаёт лишь в самом начале фильма, когда ранним утром выходит на безлюдную 5-ю авеню, чтобы съесть свой завтрак у витрины ювелирного магазина «Tiffany» и помечтать о красивой жизни…

Хотя имя Живанши на этот раз упомянуть не забыли, в дизайн платья снова вмешались голливудские продюсеры и Эдит Хэд. Дело в том, что изначально платье было несколько короче и имело разрез вдоль левой ноги. Странно, но разрез показался слишком фривольным даже для девушки по вызову, и Эдит Хэд заставили полностью переделать низ платья.

В результате она убрала разрез, сильно удлинила подол и при этом затянула его снизу. Неудивительно, что Хепбёрн в этом платье не ходила, а, скорее, семенила мелкими шажками, подобно гейше. Кроме того, чтобы платье держало форму, его начинили конским волосом и развесили в нужных местах свинцовые грузики.

А вот художник постера к фильму — Роберт Макгиннис — разрез на платье оставил и ногу героини продемонстрировал, заявив, что так афиша выглядит привлекательнее.

Тем не менее ни одна из трёх копий оригинального платья Живанши так в фильме и не засветилась. Зато они остались для истории (считается, что по просьбе Хепбёрн «фальшивые» платья от Эдит Хэд после съёмок были уничтожены).

В ноябре 2006 года на обложке журнала «Harper's Bazaar» в оригинальном МПЧ от Живанши появилась актриса Натали Портман. Как оказалось, снимок предварял аукцион, на котором одна из копий была продана за 923 тыс. долларов.

А в 2010 году компания «Lovefilm» присудила платью из «Завтрака у Тиффани» титул самого лучшего женского наряда в кино. Интересно, что 6-е место занял ещё один наряд Одри Хепбёрн — из к-ф «Моя прекрасная леди» (1964). Но на это раз его создавал не Живанши…

Дело в том, что фильм был киноадаптацией успешного бродвейского мюзикла 1956 года. А мюзикл, в свою очередь, был поставлен по знаменитой пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион» — той самой, где профессор-лингвист побился об заклад, что превратит вульгарную цветочницу Элизу Дулитл в истинную леди.

Разработкой декораций и костюмов для мюзикла занимался Сесил Битон. Поэтому режиссёр, недолго думая, решил привлечь Битона и к работе над фильмом — всё в том же амплуа дизайнера и декоратора.

Самым ярким нарядом в фильме стал тот, в котором «преображённая» Элиза впервые выходит в свет, а именно — посещает аристократические скачки в Эскоте. В этой сцене Сесил Битон уделил особое внимание не одной Элизе, а всем посетительницам скачек. Он умудрился одеть аж 400 женщин, при этом так, что ни один из нарядов не повторялся.

Прежде чем приступить к работе, Битон опросил очевидцев той эпохи — в частности, свою мать, а также мать актрисы Дайаны Купер — герцогиню Ратленд.

Ещё одним источником вдохновения для Битона стал т.н. «Чёрный Эскот» 1910 года — первые скачки, состоявшиеся после смерти короля Эдуарда VII. Тогда все наряды были решены в чёрной траурной гамме. Битон тоже решил использовать только монохромные цвета, но основной упор сделал на белый цвет.

Самым шикарным, безусловно, был наряд Элизы Дулитл. Бывшая цветочница предстала в платье из кремового шёлка, покрытом кружевами ручной работы и перевязанном полосатыми чёрно-белыми лентами (одна из которых была завязана в бант на «сердечной» стороне груди). Под стать этому белоснежному великолепию были лёгкие перчатки, кружевная муфта, зонтик и огромная шляпа с теми же лентами и двумя страусовыми перьями.

Стоит ли удивляться, что бывшая цветочница тут же покорила сердца окружающих джентльменов. Правда, она чуть было не «прокололась», когда вошла в раж и заговорила на привычном кокни-сленге: «А вот где её шляпа соломенная, новая, которая мне должна была достаться? Спёрли! Вот и я говорю, кто шляпу спёр, тот и тётку укокошил».

Фильм «Моя прекрасная леди» получит аж восемь «Оскаров», два из которых достанутся Сесилу Битону («лучшие костюмы» и «лучший художник»). А в 2011 году роскошное «Эскот-платье» продадут на аукционе за 3,7 млн. долларов.

P. S.: Посмотреть сцены из упомянутых фильмов вы можете по ссылкам в 1-м комментарии к этой статье.

shkolazhizni.ru

два самых известных платья Одри Хепберн

Одри Хепберн - одна из самых известных актрис золотой эры Голливуда. Она поражала не только своей красотой, но и безупречным стилем. История ее самых известных платьев - под катом.


Словосочетание “маленькое черное платье”уже давно ассоциируется не только с легендарной Коко Шанель, но и с трогательной Одри Хепберн. Хрупкая актриса блистала в шелковом платье от Живанши в фильме “Завтрак у Тиффани”. 

Юбер де Живанши был давним другом Одри. Когда в 1961 году ей предстояло сниматься в фильме “Завтрак у Тиффани”, модельер создал два образца платья. Их девушка продемонстрировала на киностудии Парамаунт, однако светилы кинобизнеса не одобрили смелый наряд. Дело в том, что по замыслу Живанши платье предполагало большой вырез, открывающий стройные ножки Одри. В итоге низ платья перешил другой дизайнер, Эдит Хэд, сделав его более целомудренным по меркам того времени.

Платье полной длины было сшито из итальянского шелка-сатина. Оно было слегка присобрано на талии и обладало большим оригинальным вырезом на спине. Этот наряд – идеальная иллюстрация “парижского шика” и неброской роскоши.

Несмотря на то, что в фильме маленькое черное платье выглядит весьма скромным, на рекламном постере мы можем наблюдать ножку актрисы. Этот хулиганский трюк – заслуга дизайнера, работавшего над рекламной картинкой.  

Кружевное платье цвета слоновой кости запомнилось зрителям церемонии вручения премии Оскар в 1954 году. В нем Одри Хепберн получила свою первую и единственную статуэтку за лучшую женскую роль в фильме "Римские каникулы". Наряд был частью съемочного гардероба. В одном из финальных кадров она появилась в платье, поверх которого был накинут жакет, а завершала образ шляпка в тон. 

Но для торжественной церемонии его перешили: к платью пришили узкие бретели, а линию спины сделали более низкой.

Нежнейший туалет, созданный в стиле New Look, Одри именовала своим "платьем удачи".

Платье, созданное Эдит Хэд, стало последней работой модельера для британской актрисы. Вскоре после съемок "Римских каникул" она начала активно сотрудничать с модным домом Givenchy. Контракт не позволял Хепберн носить наряды других марок на публичные мероприятия.

annathedressmaker.blogspot.com

Оранжевое пальто Одри Хепберн из кинофильма «Завтрак у Тиффани»

«Завтрак у Тиффани» — фильм любимый миллионами зрителей по всему земному шару. Мы все готовы пересматривать его снова и снова. И каждый раз получать истинное наслаждение от красоты, элегантности, доброты и прекрасного юмора, которыми наполнено кино.

А создал этот фильм в далеком 1961 году режиссер Блейк Эдвардс. В главной роли — несравненная Одри Хепберн.

Прекрасные и невероятно женственные наряды Одри в фильме «Завтрак у Тиффани» — заслуга блистательного кутюрье с утонченным вкусом — Юбера де Живанши.

Одри Хепберн и Юбер де Живанши.

Маленькое черное платье авторства Живанши чрезвычайно знаменито. А вот оранжевое пальто героини Одри — Холли Голайтли известно не так широко. Однако и оно заслуживает не менее пристального внимания.

Маленькое черное платье и оранжевое пальто, костюмы из фильма «Завтрак у Тиффани», автор — Юбер де Живанши.

«Завтрак у Тиффани», не касаясь темы моды напрямую, стал одним из главных фильмов, на которые постоянно оглядывается глянцевая индустрия. Он дает чрезвычайно много поводов поговорить об одежде.

Ярко-оранжевое пальто Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани» — тоже хороший повод поговорить. О таких вещах говорят «наряд с харизмой». Одетая в это пальто, Холли Голайтли совершает немало сумасбродств – например, заходит в «Тиффани» с 10-ю долларами в кармане, учит своего спутника Пола, как можно воровать всякие мелочи в другом магазине, убегает вместе с ним оттуда в звериных масках и наконец в первый раз целуется с Полом. Что, конечно, тоже сумасбродно, потому что он беден, а Холли любит погорячее, побогаче, потому что слишком хорошо знает, сколько стоят вещички из «Тиффани». В общем, оранжевое пальто в фильме — это наряд для расширения рамок дозволенного.

Почему же знаменитое пальто имеет яркий оранжевый цвет?

Ткани Casentino, фирмы с названием итальянского городка, где их производят, были коричневыми и темно-серыми, и флорентийские монахи чрезвычайно уважали одежду из этого вида шерсти. Когда в ХIХ веке грянула промышленная революция, в Casentino стали экспериментировать с синтетическими красителями. Ярко-оранжевая шерсть — результат технологической ошибки: химическая реакция при окрашивании ткани пошла не так, как планировалось. Но впоследствии этот цвет стал фирменным цветом марки Casentino и именно эту ярко-мандариновую фактурную шерсть в 1960-м году выбрал молодой, но уже чрезвычайно успешный Юбер де Живанши для пальто Одри Хепберн — своей подруги и музы.

Вообще-то литературный первоисточник подобных цветовых излишеств вовсе не предполагал. Вот знаменитый отрывок из романа «Завтрак у Тиффани» Трумена Капоте: «…она всегда была в темных очках, всегда подтянута, просто и со вкусом одета; глухие серые и голубые тона оттеняли ее броскую внешность. Ее можно было принять за манекенщицу или молодую актрису, но по ее образу жизни было ясно, что ни для того, ни для другого у нее просто нет времени…» А еще Холли Голайтли в романе – блондинка, писатель видел в этой роли вовсе не Хепберн, а Мэрилин Монро. Так что все колористические находки в фильме — целиком заслуга Юбера де Живанши.

Цвет пальто Хепберн из «Завтрака у Тиффани» (нечто среднее между мандариновым оранжевым и томатным красным) словно стал символом многолетней дружбы между модельером и актрисой. Некоторые источники утверждают, что любимый цвет Одри Хепберн — белый, тем не менее, насыщенный оранжевый всегда был для нее знаковым, «ударным» цветом. Даже спустя много лет на совместной фотографии с Живанши, Хепберн одета в платье того же цвета, что и ее пальто в «Завтраке у Тиффани». А первые в истории дома Givenchy духи, созданные персонально для Одри Хепберн, имели упаковку красно-оранжевого оттенка. Кстати, именно Givenchy L`Interdit стали первым образчиком парфюмерии, в рекламе которой была задействована кинозвезда. Стоит ли говорить, что звездой была Одри и что цвет ее помады на постерах совпадал с цветом коробочки L`Interdit?

Пальто Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани» примечательно не только цветом, но и кроем. Его конструктивные особенности Живанши, по-видимому, счёл столь удачными находками, что использовал снова и снова.

Одри Хепберн в костюмах от Юбера де Живанши. «Шарада», (1963 г.), «Париж, когда там жара», (1964 г.).

Цвета могли быть разными, и при этом небанальными. Например, костюм из «Парижа, когда в нем жара» — светлого желто-зеленого оттенка.

Конечно, оранжевое пальто Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани» менее знаменито, чем черное платье. Однако и у него есть собственная модная карьера. Существует даже кукла, довольно точно повторяющая этот образ актрисы. Здесь переданы и особая ворсистость оранжевой шерсти, которая отличает ткани Casentino, и очки Ray Ban модели Wayfarer, и знаменитая высокая меховая шапка-колокол, разработанная Живанши специально, чтобы под ней сохранялась высокая прическа — Одри полюбила такие в начале 1960-х.

Оранжевое пальто Одри Хепберн из "Завтрак у Тиффани" до сих пор продолжает вдохновлять дизайнеров на создание подобных моделей. Конечно, добавляются современные элементы, стиль становится более повседневным, а длина укорачивается. Но все равно, шарм и очарование именного того, первого оранжевого пальто от Юбера де Живанши живы до сих пор и находят отклик в сердцах миллионов модниц по всему миру.

Желаем всем ярких, эффектных, непременно женственных и очаровательных пальто! И самого прекрасного настроения!

www.livemaster.ru

Уроки стиля от Одри Хепберн

Четвертого мая Одри Хепберн исполнилось бы 84 года. Во времена зенита ее карьеры женщины всего мира старательно копировали ее наряды, прическу и макияж. Но стиль актрисы повлиял не только на поклонниц. Имя Одри Хепберн неразрывно связано с известнейшим модельером Юбером де Живанши. Их сотрудничество началось с платьев для героини Одри в фильме «Сабрина» (он в итоге получил «Оскар» за костюмы, правда все лавры достались не Юберу, а художнице Эдит Хэд) и продолжалось до самой смерти актрисы в 1993 году. Одри не только одевалась у маэстро и в жизни, и в кино, но и принимала непосредственное участие в работе Живанши, который считал ее своей музой. Даже первый аромат от Givenchy под названием L’Interdit был создан специально для нее.

Через два года после кончины Хепберн Юбер де Живанши оставил моду – великий кутюрье не смог творить без своей музы.

Пик славы Одри Хепберн пришелся на 1950-е и 1960-е годы, но актриса навсегда останется женщиной-легендой, уникальным воплощением таланта, красоты, грации и стиля. Ее влияние даже на современных модельеров переоценить невозможно. И наверняка даже следующие поколения дизайнеров будут вдохновляться образом Одри Хепберн, ведь она сумела создать свой собственный, неповторимый стиль, который не подвержен воздействию быстротечных трендов. Ее главное правило – придерживаться классики, выбирая лишь то, что подходит именно тебе. Ключевые элементы ее стиля можно взять на вооружение и сейчас.

Базовый гардероб в стиле Одри Хепберн:

  • Белая рубашка. Эта вещь стала суперпопулярной после фильма «Римские каникулы». Рубашка «а-ля Одри» должна быть максимально простой. Можете повязать ее на поясе, если хотите добиться максимального сходства с легендарной актрисой.
  • Балетки. Рост актрисы был 170 сантиметров – немного выше, чем у среднестатистической женщины того времени. Поэтому Одри не любила каблуки и предпочитала балетки, чаще всего – от Salvatore Ferragamo.
  • Маленькое черное платье. Да, его придумала Габриэль Шанель, но популяризировала Одри Хепберн – сначала в картине «Сабрина», ну а потом во всем известном фильме «Завтрак у Тиффани». Украшения к такому платью должны быть самые роскошные и заметные.
  • Шейный платок или длинный шарф. Два аксессуара, которые актриса часто носила и в кино, и в обычной жизни. Удивительно, как такие небольшие детали делают образ по-настоящему элегантным.
  • Водолазка. Водолазка, черные брюки-капри и балетки – в таком виде Одри Хепберн чаще всего появлялась в киностудии. Элегантный casual-образ для любого возраста.
  • Костюм с юбкой. Идеально сидящий костюм с юбкой не только уместен в любой ситуации. Этот предмет гардероба триумфально возвращается в моду в этом сезоне.

www.woman.ru

Ретроспектива: модные заповеди Одри Хэпберн

Одри Хэпберн

Открывая рубрику "Ретроспектива", посвященную именам, увековеченным на страницах истории моды, мы вспоминаем пять модных заповедей, которые "завещала" нам Одри Хэпберн.

Одри мечтала стать балериной, но не осуществила свою мечту, зато заслужила звание легенды кинематографа и примерила бесчисленное количество самых контрастных образов, знаковых для своего времени. Хепберн была рафинированной "леди Диор" в приталенном жакете "бар" - девушкой с глазами олененка и массивными, чуть скошенными бровями, - и "унисексуальной" предшественницей андрогина с высокими архитектурными прическами в форме ракушки и в нарядах прямых графичных силуэтов (брюках-дудочках и юбках-футлярах с высокой талией, платьях и жакетах с круглыми вырезами бато) - и даже поклонницей "космической" моды Андрэ Куррэжа в эпатажном автошлеме и темных очках в белоснежной оправе.

Из этого калейдоскопа образов, силуэтов и фасонов, примеренных нашей героиней перед камерой и за пределами съемочной площадки, время выделило  те, что по сей день определяют содержание нашего гардероба. Извлекая уроки из модной биографии Одри Хэпберн, мы напоминаем вам пять прописных истин, которые оставила нам кинозвезда.

В шкафу всегда должна быть пара чистых белых рубашек

С отделкой или без, "хрустящая" накрахмаленная белоснежная сорочка всегда выглядит броско, свежо и отлично сочетается с другими вещами: с мини и макси - заправленная внутрь, завязанная на животе -  в паре с шелковой юбкой на морском побережье или же выпущенная поверх джинсов.

Не изоборетайте велосипед - присмотритесь к классике

Подаренное женщинам Габриэль Шанель и иконизированное героинями Одри Хэпберн - Сабриной и Холли Голайтли, маленькое черное платье утвердилось в роли одной из основ базового гардероба и может служить "чистым холстом" для создания образа любого характера - от торжественного вечернего или коктейльного до классического повседневного. Выбирайте любимый покрой и делайте платье более, или, наоборот, менее нарядным в зависимости от случая, просто меняя аксессуары.

Демонстрируйте изящную лодыжку

Женские брюки-капри впервые появились в своей женской версии в конце 1940-х годов на итальянском острове Капри. От названия острова и произошло "имя" самих брюк, а уже через пару десятилетий оно превратилось в непременную ассоциацию с популяризировавшей их Одри Хэпберн.

Отдыхайте от каблуков

Рост актрисы - 170 сантиметров – был немного выше среднестатистической женщины того времени, поэтому Одри старалась скрыть этот "недостаток" и избегала каблуков, предпочитая балетки, чаще всего - Salvatore Ferragamo.

Не выходите из дома с непокрытой головой

Плетеные канотье, шляпки-таблетки, автошлемы авторства Андре Куррежа или трогательные косынки.. - Одри Хэпберн "набила руку" в обращении с головными уборами, словно взяв за правило принимать каждый свой выход за дорогу в храм моды, где не принято появляться с непокрытой головой. Последовав ее примеру, можно открыть для себя много новых стилистических возможностей, добавив в свой гардероб лишь пару-тройку - нет, не брюк и не плтаьев, - а предметов "одежды для головы".

www.spletnik.ru

Самые дорогие платья в истории "Оскара": от Одри Хепберн до Дженнифер Лоуренс

Энн Хэтэуэй, Дженнифер Лоуренс, Кейт Уинслет

Красная дорожка премии "Оскар" — это парад роскошных платьев авторства ведущих кутюрье мира, наряды, стоимость которых может достигать миллионов долларов. В преддверии главной киноночи года вспоминаем самые дорогие платья, вошедшие в историю церемонии вручения наград.

1. Дженнифер Лоуренс, Christian Dior Haute Couture, 4 миллиона долларов

Открывает наш хит-парад Дженнифер Лоуренс, которая на красной дорожке "Оскара" в 2013 году появилась в нежно-розовом платье-бюстье с очень пышным подолом. Платье актрисе предоставил модный Дом Dior, с которым в тот год звезда как раз начала сотрудничество.

Дженнифер выглядела как диснеевская принцесса, вот только обращаться с подобными нарядами актриса не умела (забегая вперед, скажем, что и не научилась), поэтому поднимаясь на сцену за своим первым "Оскаром", девушка запуталась в подоле и растянулась на лестнице.


Дженнифер Лоуренс


Этот момент облетел все мировые СМИ, причем обсуждали не только неуклюжесть Лоуренс, но и само платье. Dior это пошло только на руку: цены на наряд взлетели до заоблачных высот — до четырех миллионов долларов! На сегодняшний день рекорд Дженнифер все еще не побит, и ее платье остается самым дорогим в истории кинопремии.

 

2. Николь Кидман, Christian Dior Haute Couture, 2 миллиона долларов

В 1997 году на красной дорожке "Оскара" главной звездой стала Николь Кидман, которая в тот вечер вообще не была номинирована, а просто пришла поддержать мужа Тома Круза, претендующего на награду.

Для важного вечера актриса выбрала яркое платье с высоким горлом и разрезом и украшенное замысловатой вышивкой, которое произвело фурор — в то время подобные наряды на "Оскар" никто не надевал, все предпочитали более сдержанные образы.

Еще одна важная деталь: дизайн платья разработал скандальный Джон Гальяно, который тогда совсем недавно вступил в должность креативного директора модного Дома и вызывал у всех любопытство. Благодаря этому выходу актрисы Гальяно мгновенно стал любимцем звезд и самым желанным модельером для красных дорожек.

Николь Кидман и Том Круз

3. Кейт Бланшетт, Armani Privé, 200 тысяч долларов

Armani Privé — один из любимых брендов Кейт Бланшетт, которому она практически не изменяет на красных дорожках (в прошлом году, например, мы видели актрису именно в наряде этой марки). Один из самых ярких — и дорогих — выходов на премии "Оскар" у Кейт случился в 2007 году, когда звезда выбрала серебристое платье-"кольчугу" в пол, расшитое кристаллами Swarovski на одном плече.

"Текучее" платье в свете софитов и вспышек фотоаппаратов переливалось и мерцало, делая свою обладательницу похожей то ли на эльфа, то ли на фею — настолько волшебно в нем выглядела Кейт.


Кейт Бланшетт


 

4. Элизабет Тейлор, Edith Head, 167 тысяч долларов

Шифоновое платье небесно-голубого цвета, в котором Элизабет Тейлор появилась на церемонии вручения наград Академии кино в 1970 году, считается одним из знаковых в истории премии.

Изюминку образу актрисы в тот вечер придавало бриллиантовое колье весом 69 карат, которое подчеркнуло декольте кинозвезды, и без того приковывающее к себе взгляды. Колье, к слову, Элизабет подарил муж, Ричард Бартон, под руку с которым она и появилась на красной дорожке.

Сколько изначально стоило платье, которое создала популярная в то время дизайнер Эдит Хед, точно неизвестно, но на аукционе в 1999 году оно ушло за 167 тысяч долларов.


Элизабет Тейлор и Ричард Бартон


5. Одри Хепберн, Givenchy, 131 тысяча долларов

Платье Одри Хепберн, в котором актриса получила "Оскар" в 1954 году за роль в фильме "Римские каникулы", было признано журналом Time лучшим нарядом в истории премии. Ему даже посвящена отдельная страница в англоязычной "Википедии"!

Гипюровый наряд от Givenchy цвета слоновой кости практически идентично повторял тот, в котором Одри появлялась в финальных кадрах картины. Только в фильме платье принцессы Анны, созданное костюмером Эдит Хед, было длиннее и строже. Вариант Givench, напротив, был скромнее по крою, но не по "содержанию": тонкий ремешок на талии и легкие складки на юбке выгодно подчеркнули хрупкую красоту актрисы.

Легендарное платье было продано на аукционе в 2011 году.


Одри Хепберн

6. Кейт Уинслет, Valentino, 100 тысяч долларов

На красной дорожке "Оскара" в 2007 году частая гостья премии Кейт Уинслет блистала в платье от Valentino мятного оттенка. Драпированный лиф, шлейф по спине от плеч до низа и безупречный силуэт — образ актрисы в тот год модные критики признали одним из лучших.

Ну а цена наряда позволяет ему до сих пор участвовать в рейтингах самых дорогих платьев за всю историю премии.


Кейт Уинслет


 

7. Джессика Бил, Chanel Couture, 100 тысяч долларов

Если о цене платья, в котором Джессика Бил посетила премию "Оскар-2014", спорить не приходится, то насчет того, удачным был образ актрисы или попросту скучным, дебаты идут до сих пор. Некоторые модные критики называют платье-бюстье Chanel Couture, расшитое пайетками и бисером, откровенно неинтересным, другие считают, что для красной дорожки супруга Джастина Тимберлейка выбрала идеальный наряд.

Платье Джессики переливалось под вспышками фотокамер, блеска образу добавляли и многочисленные драгоценности — браслеты, массивное кольцо, колье и серьги.

 

8. Шарлиз Терон, Dior Couture, 100 тысяч долларов

Платье на "Оскар-2013" для Шарлиз Терон на заказ изготавливал Дом Dior — в строгом соответствии с пожеланиями актрисы, которая захотела, чтобы баска наряда была расшита множеством кристаллов.

Белоснежный наряд с замысловатым подолом позволил звезде возглавить списки самых стильных гостий церемонии — образ был признан одним из самых удачных в тот год. Платье актриса дополнила драгоценностями общей стоимостью четыре миллиона долларов.

9. Кейт Бланшетт, Armani Privé, 100 тысяч долларов

В нашем списке снова Кейт Бланшетт — и снова в Armani Privé: этот вечерний туалет нюдового оттенка из легкой, почти полупрозрачной ткани актриса продемонстрировала на премии 2014 года. Платье было украшено сверкающей аппликацией в виде цветов, а в качестве дополнения образа звезда выбрала массивные серьги и браслеты.

В этот вечер, к слову, актриса получила свой второй "Оскар" — за фильм "Жасмин".


Кейт Бланшетт


 

10 Энн Хэтэуэй, Valentino, 80 тысяч долларов

Ведущая церемонии вручения наград премии "Оскар" в 2011 году Энн Хэтэуэй за вечер сменила несколько нарядов, но самым ярким в тот раз стало алое шелковое платье-бюстье от Valentino с воланами на юбке.

Модные критики почти единогласно записали образ в категорию не самых удачных, но в списках самых дорогих платьев за всю историю наряд исправно присутствует до сих пор. К слову, если посчитать еще и драгоценности от Tiffany & Co, которые надела в тот вечер Энн, то ее образ можно оценить в рекордные 10 миллионов долларов.



Чем же удивит нас церемония этого года? Не пропустите нашу онлайн-трансляцию "Оскар-2017" — на сайте и в соцсетях, в которой мы расскажем все подробности премии!

www.spletnik.ru

Потомственная баронесса, которая стала иконой стиля и звездой кино

Одри родилась в семье баронессы и политика. Cтрогий контроль питания со стороны матери и тяготы военного времени сделали своё дело – ей фигура оставалась безупречной на протяжении всей жизни. Классические, тонкие черты лица актрисы и её большие граза определенно выделяли ее на фоне общепризнанных красоток того времени. Одри смогла не только стать зведно кино, но и повлияла на модные течения своего времени.

Ее любил весь мир, а она просто хотела танцевать

Актриса, модель и филантроп Одри Хепберн была любимицей миллионов. Мало кому известно, что все свое детство девушка мечтала о карьере балерины, но не смогла осуществить задуманное из-за высокого роста. Кинематографу определенно повезло, что она не отправилась к балетному станку. Помимо своей легендарной актерской карьеры, Одри смогла стать примером для многих поколений девушек и признанной иконой стиля.

Какая же она, Одри Хепберн?

Какая же она, Одри Хепберн? 

Очки

Именно Одри ввела моду на такой аксессуар как очки, закрывающие половину лица. Актриса предпочитала модель «кошачьи глазки». В таких очках ее героиня Холли Голайтли появляется в начале знаменитого фильма «Завтрак у Тиффани».

Одри Хепберн – воплощение элегантности.

Стоит отметить, что и сегодня крупные очки остаются на пике популярности. А учитывая тот факт, что «кошачьи глазки» – это стильно вне времени и пространства, то вы смело сможете ввести данную деталь в свой гардероб. Поражайте общество своим безупречным стилем, как это делала сама Одри.

Открытые плечи

Юзер де Живанши был хорошим другом Одри на протяжении всей жизни. Именно он придумал то самое черное платье с открытыми плечами – символ элегантности, стиля и уверенности повзрослевшей героини Сабрины в одноименном фильме. После выхода фильма в широкий прокат мода на такие платья буквально захлестнула Голливуд и весь мир в целом.

Открытые плечи как фишка.

Прекрасное воплощение элегантности, как будто бы созданное лишь для Одри платье, захотел весь мир. Так просто появившись в фильме в определенном наряде, актриса могла задавать модные тренды на долгие годы. Продюсеры отлично понимали это, вот почему в последующих ее фильмах сотрудничали с известными домами мод. Однако на первом месте у актрисы всегда оставался мсье Живанши.

Платья эпохи Диор

Конец 50-х годов в целом ознаменовался эпохой модного дома Dior. Именно они ввели тренд на пышные юбки и приталенный силуэт. Конечно, такое сочетание линий прекрасно подчеркивало фигуру Одри, выставляя ее в выгодном свете.

Одри Хепберн, «Забавная мордашка»

Широкие юбки могут себе позволить девушки любой комплекции, ведь за счет приталенного силуэта, талия выглядит намного более узкой. Добавьте широкий ремень и увидите, как преобразится ваша фигура. Увидеть Одри в платьях стиля New Look можно в фильмах «Забавная мордашка» и «Сабрина».

Tiffani&Co навсегда

Украшения от Тиффани всегда были предметом особого класса и уровня жизни. Однако, именно после экранизации романа Трумана Капоте с Одри в главной роли их продажи взлетели до небес. Холли Голайтли говорит в фильме о том, что когда она найдет место, где ей будет также спокойно, как в Тиффани, она купит мебель и даст имя коту. Именно такое доверительное отношение героини к данному магазину и растопило сердца потребителей, которые толпами ринулись скупать жемчужные ожерелья, как у Одри.

Ах, эти шляпки

Актриса сама неоднократно признавалась в своей любви к данному аксессуару. К слову, у нее была огромная коллекция шляп. Однако модные критики запомнили лишь самые выдающиеся – шляпку-котелок и и широкополый вариант с опущенными краями.

И всегда роскошные шляпки.

Последний вариант вкупе с отделкой из широкой шелковой ленты – отличный выбор для вечернего рандеву. Конечно, сегодня сложно представить себе молодую девушку в таком аксессуаре. Однако, если вы собираетесь отправится на костюмированную вечеринку, то вполне сможете предстать там в образе великой Одри Хепберн.

Белые рубашки

Белые рубашки прямого кроя, которые неизменно заправлялись в юбки или брюки и дополнялись ремнем – отличительная особенность стиля актрисы. Именно ей удавалось преподносить такой простой предмет гардероба с изяществом и грацией. Популяризация белых рубашек произошла мгновенно, после выхода фильма “Римские каникулы”. Да и сегодня, такая одежда относится к базовому гардеробу и просто обязательна к приобретению.

Брюки 7/8 и тельняшки

Наверное только Одри было позволено появляться в самой простой одежде перед поклонниками и неизменно вызывать у них восхищение. Укороченные брюки, водолазки и тельняшки – составляли основу повседневного гардероба актрисы.

Стиль от Одри.

Именно в такой, простой и невычурной одежде она чувствовала себя максимально комфортно. Одри всегда заявляла, что истинная красота не в обилии красивых нарядов, а в простоте и светящихся блеском глазах. Тогда родилось целое движение девушек, копирующих обычную одежду актрисы. Они стали понимать преимущество свободной одежды и в период смены десятилетий зарождали новую эпоху в моде и обществе.

Совсем без каблука

Одри во всем предпочитала комфорт и естественность. Именно поэтому она носила в основном обувь без каблука. Лодочки и лоферы в одночасье стали трендом, стоило ей лишь появится в них на прогулке.

Эта очаровательная Одри.

Не смотря на шикарные наряды своих героинь, сама актриса всегда выбирала простоту и комфорт вместо помпезности и шика. И сегодня девушкам, которых вдохновляет стиль Одри, мы советуем почаще улыбаться, быть искренними и простыми. Актриса считала, что эенщина тогда прекрасно выглядит, когда находится в гармонии с собой.

pics.ru


Смотрите также