Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Платья марии антуанетты рококо


Фильм "Мария-Антуанетта" и мода рококо.: la_gatta_ciara — LiveJournal

Сегодня я хочу рассказать о, на мой взгляд, интересной работе известного голливудского художника по костюмам Милены Канонеро.

Она имеет 3 "Оскара": за фильм Кубрика «Барри Линдон» (1975), за фильм «Огненные колесницы» (1981), режиссёра Хью Хадсона и за фильм «Мария-Антуанетта» (2006).



На ее счету большое количество работ, самые известные из которых - "Солярис", "Биовульф", "12 друзей Оушена", "Дик Трейси", "Из Африки", все не перечислить.

Милена Канонеро мыслит нетрадиционно и не настаивает на точностях эпохи, даже если снимает костюмный фильм. Например, в «Заводном апельсине» Кубрика она одела персонажей субкультуры в белое, потому что в лондонском кафе она почувствовала "что-то такое в воздухе". Ну а в фильме "Мария-Антуанетта" художник сохранила исторический крой, но убрала избыточность в отделке.

Мысль же «одеть» всю картину в красивые пастельные тона пришла в голову Милене Канонеро, когда она увидела коробку миндального печенья «макарони», присланную ей режиссером.

 

Кстати, цвета рококо, благодаря живописи той поры, часто нами воспринимаются именно такими пастельно-зефирными. А фактуры легкими и пушистыми.

Мода рококо - это мода на все изящное и грациозное. Ткани были легкими, нежными и пластичными, в то время использовали много нежных кружев, лент и шелковых цветов.

Самой популярной модницей того времени была маркиза де Помпадур.

Во время рококо огромное значение придавали деталям - веерам, табакеркам, муфтам и перчаткам.

Драгоценностей носили много и с удовольствием. Ими расшивали одежду, как мужскую так и женскую (особенно вечерние наряды - освещение было тусклым, и отблеск серег - склаважей на густонабеленных щеках дам придавал им особенную загадочность).

Бриллиантами украшали табакерки и веера, а также коробочки - блохоловки, поскольку при всей визуальной роскоши, мыться было не модно.

Популярны были парики, смазанные салом и посыпанные рисовой пудрой или мукой, нередко под ними  заводились паразиты - на этот случай всегда под рукой находилась изящная инкрустированная драгоценными камнями специальная палочка (чтобы почесаться).

Очень модно было все китайское, даже появился такой термин «шинуазри». В моде это тоже нашло свое отражение. Например, популярны были рукава "пагода".

Само платье той поры по силуэту напоминало перевернутую рюмку. Сначала небольшая по объему, юбка со временем стала "расти" вширь и сплющиваться. Ширина стала такой большой, что пришлось увеличивать дверные проемы.

Для поддержания такой формы был придуман каркас "панье" (в переводе с французского - "корзина"), позже придумали механическое панье, которое с помощью скрытого под юбкой механизма можно было складывать, дабы пройти в дверь! На этом техническая мысль не успокоилась и была придумана накладная грудь - заполненные воском и обшитые кожей подушечки, которые можно было с помощью другого механизма приводить в действие и "грудь" начинала "взволнованно дышать"!

 У дам был очень популярен фасон платья с летящей спинкой, который называют "складки Ватто" по имени художника, увековечевшего его в своих картинах.

Когда в ширь поползли юбки - в высь поползли прически.

Их украшали цветами, лентами, чучелами птиц (например, набитой тушкой любимого попугая), моделями кораблей, а иногда сооружали целые мизансцены.

Позже, увлечение идеями Дидро и Руссо привело к возникновению пасторальной моды, дамы с наслаждением играли в пастушек, а Мария - Антуанетта собственноручно доила коров и стряпала королю и дофину омлет с шампиньонами.

(справа - портрет Марии - Антуанетты в роли садовницы)

В фильме много визуальных цитат с портретов того времени. Персонажи фильма, словно сошли с полотен 18 века. И тем не менее, в своих интервью режиссер говорила, что хочет столкнуть в фильме историю и реальность, переложить фильм на язык, близкий современникам. Отсюда и маленькое хулиганство со стороны режиссера и художника по костюмам: в сцене примерки Марией – Антуанеттой обуви (созданной для фильма Маноло Блаником) мы в течение секунды видим – кеды!

Что касается драматургии костюма главной героини - то тут все просто.

Сначала ее легкомыслие и беспечность подчеркивается летящими, нежными тканями.

По мере появления у нее серьезных, взрослых проблем в костюме появляются тревожно яркие аксессуары.

К концу фильма гамма платьев королевы заметно темнеет...

предвещая нам печальный конец...

Визуально фильм получился настолько красивым и притягательным, что многие дизайнеры в 2007 году позаимствовали идею рококо для своих коллекций. Например, Гальяно для Диор.

И еще немного фото с выставки, посвященной фильму "Мария - Антуанетта".

Ссылки:

Текст о моде времен рококо взят из энциклопедии "Мода и стиль".
http://ru.wikipedia.org/wiki/Канонеро,_Милена
http://www.imdb.com/name/nm0134382/

la-gatta-ciara.livejournal.com

Стиль рококо в одежде и мода эпохи рококо

Мода XVIII века – это мода на юность, роскошь и беззаботность. Мода стиля рококо – это мода последних беззаботных лет французской аристократии, да и аристократии всей Европы также. XIX век войдет в историю как век революций, одним из первых, в конце века XVIII, свою корону, а заодно и голову потеряет французский король.


Стиль рококо в одежде и мода

Миниатюра с изображением Марии-Антуанетты (сидит справа) и ее сестер
Мария-Антуанетта – последняя французская королева, законодательница моды в стиле рококо

Но пока век XVIII, время балов и салонов. Время платьев с неимоверно пышными юбками, в таких платьях трудно пройти в дверные проемы, и невообразимо высоких причесок. С такими прическами иногда приходится ездить в открытых каретах, так как крыши карет малы для причесок рококо. В конце-концов, в это время на голове могли носить целый корабль.

Что касается костюмов, то мода XVIII века в одежде придерживалась трех основных принципов:


Портрет Людовика XVI

Портрет Людовика XVI – супруг Марии-Антуанетты, последний король Франции (до Великой французской революции)

Первый – юность. И мужчины, и женщины должны были выглядеть как можно моложе. Мужчины не носили бород и усов. Белили и румянили лица. Надевали на голову маленькие парики с волосами, собранными в небольшие хвосты или же узлы.

Женщины как можно больше утягивали корсетами талию, также в это время прекрасной считалась небольшая грудь. Были даже специальные планшетки, которые женщины подкладывали под лиф платья с целью грудь уменьшить. Лица белились и румянились, выделялись глаза и губы. По-прежнему, как и в XVII веке носили искусственные родинки-мушки.

К слову, в XVII веке при французском дворе наоборот ценились пышные женские формы – пышная грудь, округлые бедра, но талия при этом тонкая. Век XVII можно назвать временем, когда эталоном красоты считалась зрелая женщина, век XVIII – противоположность, теперь идеал красоты юная девушка.

То же самое происходило и с цветами одежды. Если в XVII веке преобладали насыщенные темные синий и красный, то в XVIII веке и мужской и женский костюм шился из тканей пастельных оттенков. И это второй принцип моды XVIII века – ваша одежда должна быть как можно наиболее нежных цветов: салатовый, белый, розовый, голубой. Голубой и розовый были любимыми цветами стиля рококо.


Стиль рококо в одежде и мода эпохи рококо

Портрет Франсуа Буше – французский художник XVIII века

Принцип третий – как можно больше бантов, лент и кружева. И в мужском костюме особенно. Как в XVII веке, так и в XVIII французская мода как никогда ранее и никогда позже приближала мужской костюм по его декоративности, силуэту и сложности к женскому. Мужчины не только использовали косметику, они также носили банты, кружево и чулки.

Выглядеть как мужчина в XVIII веке означало носить белую нижнюю сорочку с кружевными манжетами, чулки, верхние короткие брюки (кюлоты), украшенные бантами, обувь на каблуке и с бантиком на носке.

Верхней одеждой изначально был жюстокор, пришедший в век XVIII из века XVII. Жюстокор – это длинный мужской кафтан, сшитый по фигуре, без воротника (на него выкладывался кружевной воротник нижней рубахи) и с карманами, украшенный большим количеством пуговиц и подпоясанный широким поясом.

С жюстокором носили шейный белый платок – прообраз современного галстука. Во времена барокко, стиля XVII века, жюстокор был темных цветов, в период рококо начинают носить жюстокор голубого и даже розового цвета.


прически рококо и мода

Карикатура XVIII века на высокие прически

Однако вскоре на смену жюстокору приходит сюртук. Сюртук XVIII века приталенный, расширяющийся к бедрам, со складками и с узкой линией плеч и рукавов. Сюртук шили из бархата, атласа, шелка, украшали вышивкой и декоративными пуговицами.

В конце XVIII века появляется новый вид одежды – фрак. Первые фраки шились из шелковых и бархатных тканей самых различных цветов и украшались вышивкой.


Маркиза де Помпадур стиль рококо

Франсуа Буше. Портрет маркизы де Помпадур

Женщины также носят нижние сорочки, украшенные кружевом. Затем корсет из китового уса и каркас под юбку платья. Каркасы в это время делаются на фижмах.


Фижмы - каркас для юбки в виде вшитых пластин китового уса или ивовых прутьев. Считается, что впервые фижмы появились в Англии в 1711 году. К середине XVIII века под нижнюю юбку начинают надевать овальные фижмы, а также появляется сложный шарнирный механизм для подъема юбки. Теперь очень широкую юбку для прохода в дверной проем можно сузить, а затем вновь расправить.


Платье со складкой Ватто

Антуан Ватто. Две кузины
Платье со «складкой Ватто»

Появляются различные типы платьев. Самым модным становится платье кунтуш. Платье кунтуш (либо платье со «складкой Ватто») – это узкое в плечах платье с довольно большим декольте, его главная особенность – широкие складки («складки Ватто») на спинке платья.

Названы данные складки по имени художника стиля рококо Ватто, на картинах которого можно найти изображения платья кунтуш. Также у данного платья можно увидеть типичные для платьев в стиле рококо рукава – узкие, расширяющиеся к локтю, украшенные каскадом пышных кружев.


Платье в стиле рококо

Франсуа Буше. Портрет маркизы де Помпадур


Платье в стиле рококо

Детали платья маркизы де Помпадур

Также в XVIII веке появляется платье неглиже. Такое платье можно было носить дома. Неглиже носили без каркаса и жесткого корсета. Сверху на него часто надевали карако – своеобразный женский фрак или же курточку с длинными рукавами, короткими фалдами и отворотами на груди.


Портрет Марии-Антуанетты кисти ее придворной художницы Виже-Лебрен


Платье в стиле рококо

Детали платья Марии-Антуанетты (один из портретов Марии-Антуанетты Виже-Лебрен)

В конце XVIII века на моду Европы и, в том числе, Франции все большее влияние начинает оказывать Англия. В XIX веке Англия вытеснит Францию на второй план и европейская мода XIX века будет формироваться под влиянием английской моды.


мадам Бержере

Франсуа Буше. Портрет мадам Бержере

Так, из Англии в конце XVIII века во Францию приходит мода на платье полонез. Платье полонез считалось утренним платьем, при этом оно могло быть как домашним, так и парадным. Подол платья полонез был подобран в виде полукружий таким образом, что из под него была видна нижняя юбка.


мода рококо

Портрет миссис Освальд

Большую роль в женском костюме стиля рококо играли и различные аксессуары – веера, ленты, которые повязывали на шею, шляпы, гребни и броши, сумочки. К примеру, сумочка «помпадур», свое название она получила в честь фаворитки французского короля мадам де Помпадур. Сумочка «помпадур» - это небольшая дамская сумочка в виде бархатного, матерчатого или же кружевного мешочка.


мода рококо

Виже-Лебрен. Виконтесса Водрей
Декольте платья прикрыто под влиянием английской моды

Также дамы XVIII века могли носить и весьма специфические украшения, к примеру, блохоловки. Блохи в то время были не редкостью, а проблемы с гигиеной во дворцах существовали еще со времен Средневековья.

Европейские аристократы мыться не любили (да и условий не было – во дворцах отсутствовали бани) и поэтому предпочитали использовать духи в большом количестве. Так что блохоловки были и украшением, и вполне необходимой с практической точки зрения вещью. Выглядели они в виде вилочки с подвижными зубцами-усиками. Носили светские дамы блохоловки как украшение на шее.


Украшения Марии-Антуанетты

Украшения Марии-Антуанетты


Украшения Марии-Антуанетты

Кольцо, подаренное Марией-Антуанеттой ее дочери Софи.

mylitta.ru

Фильм “Мария-Антуанетта” и мода рококо. – Elegant New York

Автор Кошка Чиара

 

 

Сегодня я хочу рассказать о, на мой взгляд, интересной работе известного голливудского художника по костюмам Милены Канонеро. Она имеет 3 “Оскара”: за фильм Кубрика «Барри Линдон» (1975), за фильм «Огненные колесницы» (1981), режиссёра Хью Хадсона и за фильм «Мария-Антуанетта» (2006). На ее счету большое количество работ, самые известные из которых – “Солярис”, “Биовульф”, “12 друзей Оушена”, “Дик Трейси”, “Из Африки”, все не перечислить.

 

Милена Канонеро мыслит нетрадиционно и не настаивает на точностях эпохи, даже если снимает костюмный фильм. Например, в «Заводном апельсине» Кубрика она одела персонажей субкультуры в белое, потому что в лондонском кафе она почувствовала “что-то такое в воздухе”. Ну а в фильме “Мария-Антуанетта” художник сохранила исторический крой, но убрала избыточность в отделке.

[box][quote]Мысль же «одеть» всю картину в красивые пастельные тона пришла в голову Милене Канонеро, когда она увидела коробку миндального печенья «макарони», присланную ей режиссером. Кстати, цвета рококо, благодаря живописи той поры, часто нами воспринимаются именно такими пастельно-зефирными. А фактуры легкими и пушистыми. Самой известной модницей того времени была маркиза де Помпадур.[/quote][/box]

Мода рококо – это мода на все изящное и грациозное. Ткани были легкими, нежными и пластичными, в то время использовали много нежных кружев, лент и шелковых цветов. Во время рококо огромное значение придавали деталям – веерам, табакеркам, муфтам и перчаткам. Драгоценностей носили много и с удовольствием. Ими расшивали одежду, как мужскую так и женскую. Особенно вечерние наряды – освещение было тусклым, и отблеск серег и склаважей на густо набеленных щеках дам придавал им особенную загадочность. Бриллиантами украшали табакерки и веера, а также коробочки – блохоловки, поскольку при всей визуальной роскоши, мыться было не модно. Популярны были парики, смазанные салом и посыпанные рисовой пудрой или мукой, нередко под ними  заводились паразиты – на этот случай всегда под рукой находилась изящная инкрустированная драгоценными камнями специальная палочка (чтобы почесаться).

[box][quote]Очень модно было все китайское, даже появился такой термин «шинуазри». В моде это тоже нашло свое отражение. Например, популярны были рукава “пагода”. Само платье той поры по силуэту напоминало перевернутую рюмку. Сначала небольшая по объему, юбка со временем стала “расти” вширь и сплющиваться. Ширина стала такой большой, что пришлось увеличивать дверные проемы.[/quote][/box]  [box][quote]Для поддержания такой формы был придуман каркас “панье” (в переводе с французского – “корзина”), позже придумали механическое панье, которое с помощью скрытого под юбкой механизма можно было складывать, дабы пройти в дверь! На этом техническая мысль не успокоилась и была придумана накладная грудь – заполненные воском и обшитые кожей подушечки, которые можно было с помощью другого механизма приводить в действие и “грудь” начинала “взволнованно дышать”![/quote][/box]

У дам был очень популярен фасон платья с летящей спинкой, который называют “складки Ватто” по имени художника, увековечившего его в своих картинах. Когда в ширь поползли юбки – в высь поползли прически. Их украшали цветами, лентами, чучелами птиц (например, набитой тушкой любимого попугая), моделями кораблей, а иногда сооружали целые мизансцены.

Позже, увлечение идеями Дидро и Руссо привело к возникновению пасторальной моды, дамы с наслаждением играли в пастушек, а Мария – Антуанетта собственноручно доила коров и стряпала королю и дофину омлет с шампиньонами.

[box] [quote]В фильме много визуальных цитат с портретов того времени. Персонажи фильма, словно сошли с полотен 18 века. И тем не менее, в своих интервью режиссер говорила, что хочет столкнуть в фильме историю и реальность, переложить фильм на язык, близкий современникам. Отсюда и маленькое хулиганство со стороны режиссера и художника по костюмам: в сцене примерки Марией – Антуанеттой обуви (созданной для фильма Маноло Блаником) мы в течение секунды видим – кеды![/quote][/box]

Что касается драматургии костюма главной героини – то тут все просто. Сначала ее легкомыслие и беспечность подчеркивается летящими, нежными тканями. По мере появления у нее серьезных, взрослых проблем в костюме появляются тревожно яркие аксессуары. К концу фильма гамма платьев королевы заметно темнеет… предвещая нам печальный конец…

Визуально фильм получился настолько красивым и притягательным, что многие дизайнеры в 2007 году позаимствовали идею рококо для своих коллекций. Например, Гальяно для Диор.

 

 

 

[box][quote]Фильм “Мария – Антуанетта” Софии Копполы известен многим. А вот «Мария Антуанетта» с Нормой Ширер в главной роли уже многими позабыта, хотя в конце 30–х и в 40-х гг прошлого века эта картина была не менее популярна, чем «Унесенные ветром». Понимаю, многие из вас не видели, а некоторые даже и не слышали об этом фильме, но тем не менее, советую, как минимум, полюбоваться на роскошные фотографии, как максимум, скачать и посмотреть фильм. Это “золотая эпоха Голливуда”, где красота костюмов – причесок – декораций была доведена до нереальных высот![/quote][/box] Фильм о жизни известной французской королевы был специально задуман для голливудской звезды Нормы Ширер, которая в то время была женой главы студии Metro-Goldwyn-Mayer Ирвинга Тальберга. При бюджете около двух миллионов долларов, «Мария – Антуанетта» стала одним из самых дорогих фильмов 1930-х годов и одним из самых успешных в прокате.

К производству фильма приступили в 1933 году. Три года ушло на исследование периода правления Марии – Антуанетты. В Европу были посланы эксперты для сбора антикварных гравюр, чертежей, реальной одежды того времени, и аксессуаров. А в 1936 году Тальберг умирает от пневмонии. Тем не менее, Норма Ширер, его вдова, настояла на том, чтобы съемки фильма были закончены.

Меня этот фильм привлек не роскошью костюмов и интерьеров, а красотой и обаянием актрисы, исполняющей главную роль.  Глядя на обворожительную, “фарфоровую” Норму Ширер, трудно поверить, что ее путь на голливудский олимп был тернист и сложен. Для того, чтобы стать кинозвездой мировой величины Норме пришлось проделать над собой гигантскую работу, а, главное, всегда верить в себя. Её история – это сказка о гадком утенке, превратившемся в прекрасного лебедя.

Норма Ширер родилась в Монреале в 1902 году в достаточно обеспеченной семье. Но родители ее развелись, отец обанкротился. Мать забрала дочерей и уехала жить в Нью-Йорк.
Норма правдами – неправдами устроилась работать в знаменитое «Шоу Зигфельда». Сам Зигфельд при этом считал ее некрасивой, коротконогой. В довершение всех бед, у Нормы слегка косил один глаз. Тем не менее, она узнала, что на студии Universal Pictures ищут красивых девушек – статисток и отправилась туда.  И ее приняли!  Уже работая на студии, она обратилась к известному офтальмологу, который разработал для нее комплекс упражнений, которые позволили исправить косоглазие. По вечерам Норма ходила на спектакли и изучала приемы игры известных актрис – на актерские курсы у нее просто не было денег. Чтобы свести концы с концами, она много снималась в качестве модели, рекламируя мыло и разные другие повседневные вещи.

[box][quote]Наконец, в 1923 году ее заметили боссы студии и предложили серьезный контракт в кино. А 29 сентября 1927 года она и влиятельный продюсер Ирвинг Тальберг сыграли свадьбу. Путь к венцу тоже был сложен и долог, более того, Норма даже перешла в иудаизм, но брак их был счастливым, хотя, увы, недолгим.0_69038_feead9a6_XL Положение жены главы студии дало ей не так уж много преимуществ, как могло бы показаться.
Вспомните, это была эра самых красивых и известных актрис – легенд из истории мирового кинематографа: Грета Гарбо, Марлен Дитрих, Глории Свенсон. Свое место в этом списке нужно было заслужить и не только красотой. Но Ширер старалась и в 1930 году она получила Оскар за роль в фильме «Развод», этим закрепив за собой статус звезды.
[/quote][/box]

Актриса имеет еще 3 номинации, и одну из них – за роль Марии – Антуанетты. К фильму «Мария – Антуанетта» привлекли самого лучшего художника по костюмам студии, одевавшего только женщин – звезд, в том числе Гарбо, Адриана. Адриан как никогда серьезно отнесся к этому фильму. Обычно, ни его, ни студию не волновала аутентичность эпохи. А тут он в 1937 году даже посетил Францию и Австрию для сбора материала. Адриан рассказывал, что под микроскопом изучал на картинах вышивки платьев Марии – Антуанетты.  Он купил во Франции большое количество шелка и вышитого бархата, который специально для фильма соткали на фабрике в Лионе. Сотни ярдов золотых и серебряных кружев, сложной отделки дизайна 18 века были приобретены Адрианом на фабриках в Австрии и Италии.

 

Восемь вышивальщиц специально были привезены из Венгрии для украшения костюмов самой изысканной ручной вышивкой. Десятки копий туфель времен рококо с пряжками были сделаны вручную.  Вышитые перчатки, ювелирные изделия – практически все было настоящим.

 

Эти костюмы к фильму были самыми дорогими и роскошными за всю карьеру Адриана в MGM. Гардероб главной героини состоял из 34 платьев. Некоторые из них были чрезвычайно тяжелыми из-за количества вышивок, оборок и «драгоценных камней».  Самым тяжелым было свадебное платье Марии Антуанетты, которое весило 50 кг, поскольку было сшито из больше чем 450 метров (!) чистого белого атласа, вышитого вручную блестящим серебром и мелкими жемчужинами.

При этом, наряды все – равно далеки от подлинных платьев французской королевы, они скорее, стилизация 30-х годов под моду рококо.

[box][quote]Фильм черно – белый, но поскольку сначала собирались снимать в цвете, то гамма нарядов была продумана, например, костюм Ширер и меховая отделка на плаще были окрашены в точный оттенок ее глаз. Этот костюм, как и многие другие платья из этого фильма, был продан на аукционе Д. Рейнольдс за 11000 $.[/quote][/box]

Причем, как всегда, один сказал – все повторяют, что цвет глаз у Нормы был голубым, дескать, и костюмы были голубыми. Вовсе нет, у Нормы Шерер были зеленые глаза.

В музее Лос-Анжелеса хранится еще один красивый наряд главной героини, который в свое время вышивали блестками более 50 женщин. Сейчас специалисты занимаются его реконструкцией.

 

 

 

[box][quote]Видимо, этот портрет Марии – Антуанетты послужил для Адриана источником вдохновения. То, что в фильме платье такое блестящее – в черно – белом кинематографе, при невозможности раскрыть характер персонажа через цвет, большое значение придавали фактурам тканей. [/quote][/box]

 

 

Одно из самых запоминающихся в фильме платьев – это бальный наряд Марии – Антуанетты, расшитый страусовыми перьями. Художник специально добивался визуального контраста между легкостью и воздушностью образа королевы и тяжестью пафосного черно – золотого безвкусия ее соперницы –  мадам Дюбарри.

[box][quote]И конечно, платья платьями, но какая Мария – Антуанетта без гигантских париков, украшенных перьями и лентами?! Тут очень кстати Ширер пришлись приобретенные в шоу у Зигфельда навыки ношения гигантских головных уборов.[/quote][/box]

Вообще, парики для фильма изготавливала компания Max Factor. Они сшили более 900 париков для основных персонажей и 1200 для статистов. Но для Нормы Ширер, ее 18 париков были сделаны главным парикмахером MGM, Сиднием Гиларовым (он родился в Лондоне в семье иммигрантов – евреев из России). Сидни был стилистом по прическам всех звезд Голливуда тех лет. Он работал и с В. Ли на фильме “Унесенные ветром”. При создании париков для Ширер, Гиларов специально изучал портреты Марии – Антуанетты, но в итоге, пошел другим путем.

Настоящая императрица носила достаточно высокие и расширяющиеся кверху парики, Норме такие объемы не шли, поэтому Сидни сделал свои варианты – более узкие, в эстетике конца 30-х. Головные уборы, как и все в этом фильме, тоже роскошны. Тут снова не обошлось без русских – для контроля над изготовлением шляп была приглашена лучшая шляпница бывшего русского Императорского музыкального театра (правда, не пишут ни ее фамилии, ни названия театра).

 

 

[box][quote]А это украшение для волос в виде клетки с поющей внутри механической птичкой меня просто очаровало! Что же, на самом деле, фильм получился очень красивым. Думаю, если вы его скачаете и посмотрите, то получите свою порцию удовольствия: от костюмов, от актеров, от Версаля (в который, впервые за всю его историю, впустили кинематографистов). Так что, приятного просмотра[/quote][/box]

 

 

 

 

 

elegantnewyork.com

История костюма стиля рококо, страсти и новаторства!

Ну вот я наконец и закончила свою подготовку к публикации, надеюсь, она будет вам интересна и в чем-то познавательна. Хочу для начала чуть-чуть по ностальгировать. Когда-то, двадцать лет назад, когда я училась в институте легкой промышленности на факультете художественного моделирования, и мне в мои в семнадцать лет казалось, что я и так достаточно гениальна и талантлива, такой предмет как история костюма был не понятен и лишней тратой времени. Впрочем, как и пласт анатомия! Но прошло время и я поняла, что для того что бы создавать хорошие стилизации нужно и то и другое! Пришлось восполнить свои знания, благо дядя Google, может помочь, и я перелопатила кучу информации по этим вопросам. Сегодня я не буду углубляться в историю костюма эпохи рококо, просто постараюсь провести не большой экскурс с небольшими комментариями.

Как я уже отмечала ранее, в своем мастер-классе по стульчику, я большая поклонница эпохи рококо. От себя хочу сказать: была во Франции давешне, наверное и куклы потому у меня такие грустные, но впечатление от дворцов хорошее. Философию стиля рококо определяют женщины, ну куда без нас-то? К справке, женщина сильнее мужчины эмоционально в девять раз, ну а физически — это не так важно для этого есть рыцарь на белом коне. Да же Пушкин сказал — " Женщины царствовали", о том времени, когда заря рококо только занималась. Сам стиль предусматривает в жизни главным — праздник, утонченность и любовь!

В период рококо силуэт платья напоминал перевернутый бокал — затянутый верх и очень широкий низ. Юбку поддерживал юбочный каркас. Сам каркас делали из плотной проклеенной ткани, а обручи из китового уса, металлических и ивовых прутьев или туго сплетенного конского волоса. И вся эта конструкция прикреплялась к корсету. Сам каркас назывался панье (от французского — корзина), но в России и Германии — фижмами (китовый ус). Наверное все-таки там китового уса было много. Различались маленькие утренние панье, панье гондолы, сплющенные спереди и сзади и очень широкие панье с локтями.При Марии-Антуанетте, например, юбки достигали семи и более футов в диаметре. Ну если учесть, что один фут равен почти тридцать одному сантиметру, то вообще не понятно как они ходили.

В одежде рококо, сильно обнажалась тело, так что огромное внимание уделялось белью.Теперь оно стало просто произведением искусств. Под корсетом и панье носили рубашки, расшитые золотом, кружевами, шелком и шитьем.

Вот иллюстрации корсетов и панье того времени.

Что касается самого стиля, по верх рубашки корсета и панье надевали выходную юбку, а то и две, но так чтобы пышно декорированная верхняя не накрывала нижнюю, а уж потом корсет скрывался лифом на шнуровке с рукавами в три четверти, которые пышно украшались, каскадами кружев виде воронки, которая называлась пагодой.

В эпоху рококо к шнуровке, чтобы платье было законченным, пристегивали треугольную вставку "Стомак". Такие накладки считались ювелирным украшениям могли пристигать к разным платьям.

Еще женщины носили обязательно белые чулки. Правда были и исключения.

В конце XVIII века в женской обуви, представленной туфлями на высоких каблуках, возникает строгая классификация цвета: черная обувь считалась парадной, коричневая предназначалась для прогулок, красная и белая была привилегией знатных дам. Танцевали в узких лёгких, светлых, шёлковых туфлях с красными или расписанными миниатюрами изогнутыми каблуками, высотой в «четыре пальца». Сзади к туфельке пришивали крохотный язычок, торчащий вверх, весь осыпанный бриллиантами. Красный каблук, ещё со времён Людовика XIV, оставался знаком принадлежности к дворянскому сословию.

Самое интересное, что о нижнем белье я ни чего не нашла. Наверно, его тогда не было, но это и логично, ведь нося на себе такую конструкцию, чтобы справится, извините, по личным нуждам нужно было иметь еще ту сноровку. Ну в вот в целом и весь краткий экскурс по эпохе рококо. Хочу лишь добавить, основной целью этой публикации было показать, что не только стиль Бохо может быть модным для кукол, ведь если разобраться в истории костюма то любой стиль можно применить для стилизации. Нужно только понять направление и стилистику.

На этом хочу закончить, и пожелать вам творческих успехов и огромного счастья!

www.livemaster.ru

Стиль рококо в прическах ХVIII века, фото и картины


Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные.
Мария-Антуанетта, королева Франции.

Стиль рококо – это одновременно и продолжение и противоположность барокко. Рококо – стиль XVIII века. Стиль, в отличие от барокко, рассчитанный на более скромные помещения и малые размеры. Недаром рококо еще называют интерьерным стилем. Однако не менее пышный, нарядный и яркий.


Прически в стиле рококо

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»
Прически и костюм периода рококо.

Рококо – стиль нежный: неяркие цвета (нежно-розовый, нежно-голубой, салатовый), весенние мотивы в живописи, а также мотивы вечной юности и любовь к жанру ню. А еще рококо – это стиль последних лет существования французской монархии, предреволюционный стиль. Стиль времен, когда народу не хватало продуктов и самого необходимого, а во дворцах царила чрезмерная роскошь.

Прически периода рококо отчасти продолжали традиции периода барокко. Это были прически на париках у мужчин и высокие прически у женщин. Впрочем, в период рококо, это одна из главных особенностей женских причесок того времени, они достигнут невообразимо высоких размеров.

В моде по-прежнему остается прическа «аля-фонтанж». Данную прическу очень любит Мария-Антуанетта. Появляется и еще один вариант такой прически – «фонтанж коммод» («удобная»).


Прическа и головной убор XVIII века

Портрет мадам Дю Барри, работы художницы Элизабет Виже-Лебрен
Прическа и головной убор XVIII века.

В 20-е годы XVIII века в моде небольшие прически. К примеру, прическа «малая пудреная» - прическа из слегка завитых волос, уложенных вокруг головы, и с гладким затылком. Еще одно название такой прически – «графиня Коссель». На основе «малой пудреной» прически была создана и прическа «полонез». Ее авторство приписывается французской королеве польского происхождения Марии Лещинской. Обязательными элементами прически «полонез» были украшения – перо и брошь.

В середине XVIII века носили прическу «тапи» - взбитые завитые волосы, уложенные высоко надо лбом. Также в моде были прически с яйцевидным силуэтом.


Прическа Марии-Антуанетты

Жан Батист Готье Даготи. Мария-Антуанетта.
Прическа Марии-Антуанетты, украшенная драгоценностями. Автор куафер (парикмахер) Леонар.


Высокая прическа

Портрет Марии-Антуанетты, работы художницы и ее подруги Элизабет Виже-Лебрен, 1785.

А в 60-70-е годы XVIII века приходит мода на высокие прически. Такие прически делаются с использованием искусственных прядей, а также целых декоративных элементов – фигурок людей, животных, фруктов. К примеру, прическа фрегат – с корабликом на голове. Такие прически сооружались длительное время и носились в течение не одного месяца. Посыпались пудрой, различными ароматическими веществами. И в таких прическах вполне могли заводиться различные насекомые. У одной из придворных дам на голове даже поселилась мышь. Прически чесались. Чтобы дамы могли чесать головы, у них существовали специальные длинные палочки. А так как с такими огромными прическами проблематично было сесть в карету с крышей, то дамы путешествовали в повозках. Но вскоре известный французский парикмахер того периода, личный парикмахер Марии-Антуанетты, Леонар придумал механизм, с помощью которого прически могли складываться.


Прическа в стиле рококо

Прическа фрегат


Прическа в стиле рококо

Карикатура на высокие прически

Помимо прически «фрегат» была популярна и прическа «а-ля мадам дю Барри», названная так в честь фаворитки короля Франции Людовика XV. Прическа состояла из завитых и напудренных волос, уложенных на высокий каркас.

Мужские прически делались на париках. Однако в отличие от париков XVII века парики века XVIII имели гораздо меньший размер.

Так, широко был распространен парик с мелкой завивкой «а-ля мутон» («под барана»). Носили и прическу «ке» («хвост») – подвитые волосы зачесывались назад и завязывались на затылке черной лентой. Изначально такая прическа делалась из своих волос, однако затем ее начнут носить и на париках.


Прическа с хвостом

Элизабет Виже-Лебрен. Портрет Этьена Виже (брата художницы), 1773.
Прическа с хвостом.

Еще одна прическа «а-ля бурс» - хвост из волос убирался в мешочек или же футляр, который делался из черного бархата и имел четырехугольную форму, а также украшался бантами, пряжками и рюшами. При этом около висков оставлялись пряди волос, которые спускались чуть ниже уха. Такие пряди назывались «крылья голубя».


Прически в стиле рококо

Морис Кантен де Латур. Автопортрет.
Прическа «а-ля бурс».

В 30-е годы XVIII века очень популярна была прическа «а-ля катоган» («узел»). Прическа делалась из завитых и напудренных волос. На висках волосы завивались в букли или же завитки-ракушки, а на затылке оставлялась длинная прядь, которая и собиралась в толстый узел, чем-то напоминая конский хвост.

Носили и прическу «а-ля будера» («крысиный хвост»). Волосы надо лбом взбивались в высокий кок, на висках завивались в букли, а на затылке плотно обвивались кожаными ремешками, муарной лентой.


Прическа эпохи рококо

Жозеф Дюплесси. Портрет Людовика XVI, 1775.
Парик и «крылья голубя» (у висков) на прическе.

Были и прически с косами, которые перевязывались бантом. Такие косы не были длинными и их называли «свиными хвостиками».

Со второй половины XVIII века моду на мужские прически все больше и больше начинает диктовать Англия. Плюс начинает проявляться интерес к Античности (ведутся раскопки Помпей), а соответственно и к античным прическам.


Морис Кантен де Латур. Портрет Руссо, 1753.
Мужская прическа. XVIII век.

Интересный факт: именно в XVIII веке в Париже была открыта Академия парикмахерского искусства. Парикмахеров тогда называли куаферами. Самыми известными куаферами были Легро – парикмахер Людовика XV, он же являлся и создателем Академии, и Леонар – парикмахер Марии-Антуанетты.



mylitta.ru

Фильм Мария-Антуанетта и история моды


Если вы ищите вдохновения среди серых будней и при этом еще ни разу не смотрели фильм «Мария-Антуанетта», то в таком случае определенно настало время для его просмотра. Фильм Мария-Антуанетта история моды

Ведь, как говорила последняя французская королева, «если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». За что, собственно говоря, и лишилась головы. После просмотра фильма «Мария-Антуанетта» вы также рискуете потерять голову. Но исключительно из-за невероятной красоты данной кинокартины.

Фильм Мария-Антуанетта

Фильм «Мария-Антуанетта» 2006 года выпуска повествует о событиях, связанных с жизнью французской королевы Марии-Антуанетты, супруги Людовика XVI – французского короля XVIII века. Последнего французского короля, в итоге свергнутого с престола в ходе Великой французской революции.

Данный фильм в первую очередь стоит посмотреть из-за его костюмов. Впрочем, и само время Марии-Антуанетты славилось сосредоточением внимания лишь на внешних атрибутах придворной жизни – богатство интерьеров, костюмов, сложность придворного церемониала. И ничего серьезного, никаких размышлений о менее привлекательной и совсем не легкой жизни за стенами дворца.

Образы эпохи рококо

Как известно, изучать историю костюма можно по книгам, а также по портретам определенного времени. Еще одним источником могут стать фильмы, посвященные тому или же иному историческому событию. Но в случае с фильмами всегда стоит быть осторожными и никогда не забывать о том, что не во всех фильмах с историческим сюжетом костюмы соответствуют эпохе.

В случае с фильмом «Мария-Антуанетта» костюмы героев находятся в полном порядке. И это просто потрясающие костюмы. Ведь время, в которое происходят события фильма, это время стиля рококо. Самого пышного, яркого и красочного стиля в истории европейского костюма.

Образы эпохи рококо

По некоторым данным, 80% бюджета кинокартины было потрачено на подготовку костюмов для героев. Художником по костюмам фильма «Мария-Антуанетта» стала Милена Канонеро. Первоначально Милена Канонеро сотрудничала со Стэнли Кубриком.

Учитывая имя режиссера, согласитесь, уровень работ Милены Канонеро всегда был на высоком уровне. Милена Канонеро делала костюмы для таких фильмов Стэнли Кубрика, как «Заводной апельсин» и «Барри Линдон». За костюмы к последнему фильму она получила награду киноакадемии.

Исторические костюмы из фильма Мария-Антуанетта

И костюмы к фильму «Мария-Антуанетта» авторства Милены Канонеро также получили высокую награду – премию «Оскар».

Костюмы полностью соответствуют историческому крою, что, скорее, исключение для работ Милены Канонеро. Так как во многих своих кинокартинах она сознательно отходила от точности в передаче внешнего облика костюмов определенной эпохи. Единственное «но», в фильме «Мария-Антуанетта» Милена Канонеро все же убрала чересчур избыточную отделку костюмов стиля рококо.

платье со складкой Ватто

Картина французского художника XVIII в. Антуана Ватто
На картине платье со «складкой Ватто» - такая складка на платьях была названа в честь художника

Кадр из фильма
Платье со «складкой Ватто»


При просмотре фильма «Мария-Антуанетта» можно получить самое настоящее эстетическое удовольствие от созерцания пастельной гаммы костюмов героев фильма, а именно пастельные цвета являются одной из особенностей стиля рококо, а также от легкости и воздушности нарядов в сочетании с невообразимой сложностью конструкций (очень широкие каркасы для юбок, сложные высокие прически на каркасе).

В фильме присутствуют и некоторые визуальные цитаты с портретов того времени.

Мария-Антуанетта с детьми
Картина XVIII в. – Мария-Антуанетта с детьми и кадр из фильма

Режиссер фильма София Коппола в одном из своих интервью отметила, что она хотела столкнуть в фильме историю и реальность, в какой-то мере рассказать исторический сюжет современным языком. И это еще один повод посмотреть данный фильм. Фильм очень динамичен, в нем звучит много музыкальных композиций из 1980-х. Фильм не выглядит монументальным историческим полотном, от него веет духом молодости.

костюмы из фильма Мария-Антуанетта

И со зрительными образами режиссер тоже хулиганит. Так, в сцене примерки Марией-Антуанеттой обуви в кадре внимательные зрители смогут заметить кеды. Это не было «киноляпом», а являлось вполне сознательным ходом со стороны режиссера кинокартины. Кстати, обувь, как и костюмы, также специально создавались для фильма по историческим образцам. В фильме была использована обувь от Маноло Бланик.

Обувь эпохи рококо

Фильм «Мария-Антуанетта» относится к тем фильмам, которые стоит смотреть очень внимательно. А по-другому, смотреть и не получится. Так как основа данного фильма – именно визуальный ряд. Сам сюжет фильма отходит на второй план, центром внимания являются лишь зрительные образы. И зрительные образы подвижны и изменчивы. Даже цвет платьев изменяется под влиянием событий из жизни Марии-Антуанетты.

костюмы из фильма Мария-Антуанетта

Молодая королева беспечна и весела. И ее платья пошиты из легких летящих тканей. Затем в жизни Марии-Антуанетты при французском дворе возникает ряд проблем и трудностей, которые находят свое отражение в виде аксессуаров – ярких и тревожных. А к концу фильма наряды Марии-Антуанетты и вовсе становятся темных тонов. Сгущаются и краски вокруг…

Платье королевы

Фильм «Мария-Антуанетта» хорош не только своими костюмами, хотя во многом и именно благодаря им. Великолепны также и сами интерьеры, в которых происходят события кинокартины. Съемочная группа фильма получила от французского правительства разрешение на съемку в Версале. И даже в Зеркальном зале, который тогда находился на реставрации, съемочной группе удалось заснять сцены свадебного бала Марии-Антуанетты и Людовика XVI.

Так что если вы хотите увидеть что-то наполненное яркими и красочными зрительными образами, запоминающееся и прекрасное, но при этом не лишенное серьезного сюжета, то фильм «Мария-Антуанетта» режиссера Софии Копполы определенно стоит смотреть.

mylitta.ru

Костюм в стиле второе рококо – мода XIX века


Одним из самых пышных и ярких в истории моды, несомненно, являлся стиль рококо XVIII века. Последний стиль французских аристократов, предшествующий Великой французской революции, которая изменила до неузнаваемости не только политическое устройство Франции, но и моду всей Европы.Платье стиля второе рококо мода XIX века
Франц Ксавер Винтерхальтер
Императрица Евгения

Однако уже к середине XIX века во Франции вновь монархия, а в моде вновь стиль рококо – второе рококо или, как еще называли моду 1840-х – 1860-х, выставочный стиль.

Во многом стиль второе рококо в костюме XIX века появляется благодаря французской императрице Евгении. Императрица Евгения восхищалась французской королевой Марией-Антуанеттой, ее эпохой и ее нарядами. Но не только о Марии-Антуанетте вспомнили француженки в середине XIX века. На моду в стиле второе рококо также повлияли и наряды маркизы де Помпадур, пожалуй, одной из самых известных женщин в истории XVIII века.

Платье стиля второе рококо мода XIX века
Франц Ксавер Винтерхальтер
Императрица Евгения в окружении фрейлин, 1855 год

В стиле второе рококо шил свои платья и первый кутюрье Чарльз Ворт. Именно Чарльз Ворт считается основателем первого в истории Дома моды. Также ему принадлежит и идея демонстрации своих нарядов не на манекенах, а на девушках-моделях, которые не только представляли тот или иной модный образ клиенткам Ворта, но также общались с клиентками, рассказывая им о костюме.

Чарльз Ворт
Чарльз Ворт

Женский костюм и мода в стиле второе рококо


Для выхода в свет женщинам середины XIX века нужно было надеть нижнее белье – длинная белая рубаха и панталоны, а также чулки. Затем затягивался корсет. Как и в период стиля рококо XVIII века, в моде тонкая талия. Материалом для корсета по-прежнему служил китовый ус. Далее надевался каркас. Платье стиля второе рококо
Л.Э. Дюбюф
Портрет императрицы Евгении, 1854 год

В середине XIX века каркас усовершенствовали. Теперь он состоял из эластичных стальных обручей. Такой каркас вошел в обиход с 1859 года. До этого же женщины просто носили несколько нижних юбок, в среднем до шести. При этом самая первая юбка была длиной до колен. При ее пошиве использовался конский волос. Отсюда и произошло название каркаса для юбок – кринолин.

Платье стиля второе рококо
Франц Ксавер Винтерхальтер
Елизавета Австрийская (Сисси),1865 год
Любимая императрица Австрии, икона стиля своего времени, как императрица Евгения была законодательницей моды для Франции, так Сисси для Австрии

И в завершении столь сложного процесса одевания женщина могла облачиться в платье. В XIX веке уже присутствует разделение платьев на утренние, повседневные и платья для похода на бал.

Платье стиля второе рококо
Франц Ксавер Винтерхальтер
Российская Императрица Мария Александровна, 1857 год

Так, утренние и повседневные платья никогда не имели декольте, а вот в платьях для бала оно было обязательно. Также в бальных платьях могли отсутствовать рукава или рукава таких платьев были короткие. В то время как повседневные платья чаще всего были с длинными рукавами.

Женская мода XIX века
Франц Ксавер Винтерхальтер
Портрет графини Варвары Алексеевны Мусиной-Пушкиной

Утренние платья были светлых оттенков с украшениями в виде кружевных оборок и лент. Тканью чаще всего для таких платьев служил шелк. Повседневные и вечерние платья шили из таких тканей, как парча, бархат, атлас, шерсть. В 1850-е годы в моду входят новые ткани – «газ кристалл». Особенность таких тканей заключалась в том, что они были изготовлены из сотканных одновременно нитей двух различных цветов.

Женская мода XIX века
Франц Ксавер Винтерхальтер
Портрет княгини Л. И. Витгенштейн, 1843 год

Что касается расцветок платьев в стиле второе рококо, то в середине XIX века в моде были яркие и насыщенные цвета – анилиново-розовый, красный, лиловый.

Фотография императрицы Евгении
Фотография императрицы Евгении с сыном Лулу

Еще одна модная новинка в женском гардеробе середины XIX века – казакин. Казакин – это приталенный жилет, который женщины могли надевать для похода в гости или же выходя на прогулку.

Мужской костюм середины XIX века


Стиль второе рококо в костюме распространился не только по всей Европе, но также проник и в Америку. Костюмы героини романа «Унесенные ветром» Скарлетт О'Хара являются как раз весьма ярким примером женской моды стиля второе рококо. Однако в мужском костюме данного периода никаких отсылок к стилю рококо XVIII века не существовало. Костюм в стиле второе рококо – мода XIX века
Портрет Наполеона III с сыном
император Франции, супруг императрицы Евгении

Мужчины в середине XIX века не стали вновь носить чулки и пышные брюки-кюлоты, а также украшать свою одежду бантами. Не вернулись в моду и парики. Одежда мужчин XIX века продолжала развиваться, следуя тенденциям, появившимся после французской революции – удобство и простота.


Франц Ксавер Винтерхальтер
Портрет Наполеона III, 1857 год

В данном случае костюм полностью отражал образ жизни мужчин XIX века. В это время большую роль в обществе играют уже не аристократы, могущие позволить себе праздный образ жизни, а представители буржуазии – торговцы и владельцы фабрик. Таким людям нужна свобода движений, так как их жизнь была насыщена различными деловыми встречами и поездками.


Кадр из фильма «Унесенные ветром»

Мужской костюм середины XIX века - это брюки, рубашка, жилет и сюртук. Белые рубашки с отложным или стоячим воротничком чаще всего носили более обеспеченные люди, среди простого рабочего народа была мода на цветные рубашки. С 1860-х мужчины также начинают носить манишки - часть одежды, которая может пришиваться или пристёгиваться на грудь как мужской сорочки, так и женского платья.

Мужские брюки 1850-х были на штрипках. Штрипки – это тесьма, пришитая внизу к штанинам брюк и продеваемая под ступню. Таким образом, данная тесьма обеспечивала натяжение брючины и исключала возможность любых складок по ширине, что было очень модно в XIX веке. В 1860-е уже носят брюки без штрипок. Такие брюки более длинные и их опускали низко на обувь.


Кадр из фильма «Унесенные ветром»

Что касается сюртука (длинный двубортный пиджак, обычно приталенный), то уже в 1860-е годы вместо него мужчины все чаще начинают носить привычные нам и сегодня пиджаки.

И брюки, и жилеты, и сюртуки, а позже и пиджаки шились из шерстяных тканей темных цветов.

Еще одно новшество в мужской моде XIX века – костюм-визитка. Согласно названию, данный костюм был предназначен для визитов – походов в гости и на небольшие праздники. Особенности визитки, в отличие от сюртука, прямой силуэт, закругленные полы, отрезная талия и однобортная застежка (изделие застёгивается одним вертикальным рядом пуговиц, в то время как двубортная застежка - два ряда пуговиц параллельно).


Кадр из фильма «Унесенные ветром»

Таким образом, стиль второе рококо середины XIX века наиболее ярко проявился в женском костюме, в то время как мужской костюм можно отнести к классическому стилю в одежде.

mylitta.ru

Мария-Антуанетта носила это первой/Тренды/Стиль/RENDEZ-VOUS DAILY

В мае 2006 года состоялась французская премьера одного из первых и теперь уже культовых фильмов авторства Софии Копполы «Мария-Антуанетта» – картины о жизни легендарной королевы. Мария-Антуанетта была известной модницей, не стеснялась просить у короля денег на бесчисленные наряды и украшения, и некоторые историки считают, что это, среди прочих причин, привело к Великой Французской революции. Имя королевы было впутано в масштабную аферу с бриллиантовым ожерельем, якобы предназначавшимся ей, и слухи об этом стали последней каплей в чаше терпения народа.

​Если опустить моральную сторону вопроса и не думать о том, что на туалеты и развлечения дофина растрачивала казну, стоит отдать ей должное по части долгосрочности инвестиций. Некоторые из ее личных модных революций остались не только в истории, но и в наших гардеробах – они по-прежнему актуальны. 

Неглиже

Придуманные в 18 веке легкие утренние платья из муслина (полупрозрачный тонкий хлопок) или шелка женщины изначально носили дома, иногда позволяя себе принимать в них гостей, если встреча проходила в первой половине дня. Именно Мария-Антуанетта ввела в моду простые белые платья, раньше считавшиеся исподним: неглиже стало публичной одеждой, а нижняя рубашка и юбка стали богато украшаться и намеренно выглядывать из-под верхних слоев, от которых в итоге француженки отказались. Мода на пастораль – один из признаков эпохи правления Марии-Антуанетты: светские дамы играли в пастушек, ведь их королева проводила все свое время в Малом Трианоне – части загородной версальской резиденции, в садах которой Мария-Антуанетта оборудовала настоящую ферму. 

Мода на домашнюю одежду пережила очередной подъем несколько лет назад, а сегодня пижамные костюмы и минималистичные комбинации уступают место более сложным рубашкам, напоминающим викторианские ночные платья. Носите их с сумкой-кисетом из велюра или бархата, соломенной шляпой и удобной грубой обувью, чтобы избежать маскарадных ассоциаций.

Жакет с баской

Женский вариант камзола – карако – был популярен сперва среди рабочего класса как раз во времена правления Марии-Антуанетты. Неформальная одежда прачек и рыночных торговок проделала что-то вроде того, что сегодня случилось со street wear атрибутикой – толстовками и кроссовками: в сочетании с пышной юбкой и стомаком (расшитый бисером или камнями треугольник, крепившийся на груди) карако стал популярен у дам среднего и высшего класса. Украшенный баской и воротником-стойкой, с декорированной жемчугом или лентами застежкой, – его королева любила надевать на охоту и при дворе.   

Сегодня сочетать такой жакет с пышной юбкой в духе Марии-Антуанетты можно, если есть цель создать подчеркнуто театральный образ, в остальных случаях надевайте его с укороченными брюками по фигуре.   

Мюли

Мюли, пользовавшиеся популярностью в Европе в разное время, при Марии-Антуанетте стали считаться обувью с сексуальным подтекстом. Их часто изображали на полотнах с любовными сюжетами, чему способствовало также удобство модели: в мюли легко и быстро впрыгнуть, если вы переодеваетесь (или вас застали врасплох). Сегодня это свойство по-прежнему дает им несколько очков форы, ведь ритма жизнь, как ни странно, не сбавила, а модными, как оказалось, люди хотели быть всегда.    

blog.rendez-vous.ru

Читать онлайн электронную книгу Мария Антуанетта - Королева рококо бесплатно и без регистрации!

Фридрих Великий, смертельный враг Австрии, теряет покой, как только Мария Антуанетта, дочь его давнишней противницы Марии Терезии, вступает на французский престол. Письмо за письмом шлет он прусскому посланнику в Вену, требуя, чтобы тот как можно точнее выведал политические планы императрицы. Действительно, опасность для него велика. Стоит Марии Антуанетте только захотеть, стоит ей лишь приложить ничтожные усилия, и все нити французской дипломатии окажутся в ее руках. Европой станут управлять три женщины – Мария Терезия, Мария Антуанетта и Екатерина Российская. Но, к счастью Пруссии и себе на погибель, Мария Антуанетта ни в малейшей степени не испытывает влечения к решению грандиозных, всемирно-исторических задач, ей и в голову не приходит как-то понять свое время. Единственное, что ее заботит, – это как бы его, это время, провести; небрежно, словно игрушку, берет она корону. Вместо того чтобы обратить себе на пользу доставшуюся ей власть, она желает лишь наслаждаться ею.

В этом первая роковая ошибка Марии Антуанетты: она желает успехов как женщина, а не как королева, маленькие женские триумфы ценятся ею неизмеримо больше, нежели крупные победы, определяющие ход мировой истории. И поскольку ее сердце, увлеченное совсем другими, несравненно менее значительными интересами, не в состоянии дать никакого высокого содержания идее королевской власти, ничего, кроме совокупности ограниченных форм, великая задача забывается ею в преходящих развлечениях, высокие обязанности постепенно становятся актерской игрой. Быть королевой для Марии Антуанетты на протяжении пятнадцати легкомысленных лет означает лишь быть самой изысканной, самой кокетливой, самой элегантной, самой очаровательной и прежде всего самой приятной женщиной двора, перед которой все преклоняются, быть арбитром elegantiarum[78]Элегантности (лат.). , светской дамой, задающей тон тому высокоаристократическому пресыщенному обществу, которое само считает себя средоточием вселенной. В течение двадцати лет на приватной сцене Версаля, которую можно уподобить японской цветочной клумбе, разбитой над пропастью, она самовлюбленно, с грацией и размахом играет роль примадонны, роль королевы рококо. Но как нищ репертуар этой светской комедии: пара легких коротких сценок для кокетки, несколько пустых интрижек, очень мало души, очень много танцев. В этих играх и забавах нет рядом с ней настоящего короля, нет истинного героя-партнера. Все время одни и те же скучающие зрители-снобы, тогда как по ту сторону позолоченных решетчатых ворот упорно, с нетерпением ожидает свою повелительницу многомиллионный народ. Но она, в ослеплении, не отказывается от роли, без устали пьянит свое безрассудное сердце все новыми и новыми пустяками; гром из Парижа угрожающе докатывается до парков Версаля, а она не отступает от своего. И только когда революция насильно вырвет ее из этого жалкого театра рококо и бросит на огромные трагические подмостки театра мировой истории, ей станет ясно, какую ужасную ошибку она совершила, играя на протяжении двух десятков лет ничтожную роль субретки, дамы салона, тогда как судьба уготовила ей – по ее душевным силам, по ее внутренней энергии – роль героини. Поздно поймет она эту ошибку, но все же не слишком поздно. Когда наступит момент и в трагическом эпилоге пасторали ей придется играть королеву перед лицом смерти, она сыграет в полную силу. Лишь когда легкая игра обернется делом жизни или смерти, когда Марию Антуанетту лишат короны, она станет истинной королевой.

* * *

Вина Марии Антуанетты – в неправильном понимании, вернее, в полном непонимании своего назначения. Вследствие этого королева на протяжении почти двадцати лет жертвует самым существенным ради ничтожных пустяков: долгом – ради наслаждений, трудным – ради легкого, Францией – ради маленького Версаля, действительным миром – ради придуманного ею мира театрального. Эту историческую вину невозможно переоценить – последствия ее огромны. Чтобы прочувствовать всю безрассудность поведения королевы, достаточно взять карту Франции и очертить то крошечное жизненное пространство, в пределах которого Мария Антуанетта провела двадцать лет своего правления. Результат – ошеломляющий. Этот кружок настолько мал, что на обычной карте представляет собой едва ли не точку. Между Версалем, Трианоном, Фонтенбло, Марли, Сен-Клу, Рамбуйе[79] Между Версалем, Трианоном, Фонтенбло, Марли, Сен-Клу, Рамбуйе…  – Малый Трианон находится в 1,5 км от Версальского дворца, построен в 60-х гг. XVIII в. Фонтенбло – старейшая (XII в.) загородная резиденция французских королей в 30 км от Версаля; дворцовый парк – один из наиболее значительных образцов французского садово-паркового искусства. Марли – замок в местечке Марли-ле-Руа на левом берегу Сены, в 10 км от Версаля, построен для Людовика XIV. Сен-Клу – замок в 9 км от Версаля, построен в начале XVII в., куплен Марией Антуанеттой у наследников брата Людовика XIV. Рамбуйе – замок в 30 км от Версаля, построен в XIV в. – шестью замками, расположенными друг от друга на близком до смешного расстоянии всего немногих часов езды, – непрерывно и деятельно кружит золотой волчок ее скуки. Ни разу у Марии Антуанетты не возникает потребность ни пространственно, ни духовно переступить пентаграмму, в которую ее заключил глупейший из бесов – бес развлечений. Ни единого раза чуть ли не за два десятилетия королева Франции не пожелала познакомиться со своим государством, посмотреть провинции, повелительницей которых является, моря, омывающие берега страны, горы, крепости, города, кафедральные соборы, обширную, богатую контрастами страну. Ни разу не жертвует она ни одним часом своего праздного времени ради того, чтобы посетить своих подданных или хотя бы подумать о них, ни единого раза не переступает порога дома горожанина; весь этот реальный мир, находящийся вне ее аристократического кружка, для нее просто не существует. Мария Антуанетта даже не подозревает о том, что вокруг Парижского оперного театра простирается гигантский город, погрязший в нищете и пораженный недовольством, о том, что за прудами Трианона с китайскими утками, с прекрасно откормленными лебедями и павлинами, за чистотой и нарядностью построенной по эскизам придворных архитекторов парадной деревни, hameau[80]Деревушки (фр.). , стоят настоящие крестьянские домики, заваливающиеся от ветхости, с пустыми амбарами и хлевами, о том, что за золоченой оградой королевского парка многомиллионный народ трудится, голодает и надеется. Вероятно, именно это незнание и нежелание знать о всей трагичности и безотрадности мира могло придать рококо характерную для него чарующую грациозность, легкую, безмятежную прелесть. Только тот, кто не подозревает о суровости реального мира, может быть таким беззаботным. Но королева, забывшая свой народ, отваживается на большой риск в игре. Один лишь вопрос следовало бы задать Марии Антуанетте миру, но она не желает спрашивать. Один лишь взгляд нужно было бы бросить в будущее, и она очень многое поняла бы, но она не желает понимать. Она желает оставаться в своем «я» – веселой, юной, спокойной. Ведомая неким обманчивым светом, она непрерывно движется по кругу и в искусственной среде вместе со своими придворными-марионетками впустую растрачивает решающие, невозвратимые годы своей жизни.

В этом ее вина, ее бесспорная вина: оказаться беспримерно легкомысленной перед грандиозной задачей Истории, мягкосердечной – в жесточайшей схватке столетия. Вина бесспорна, и все же Мария Антуанетта заслуживает снисхождения, ибо следует учесть ту меру искушений, которой едва ли смог бы противостоять и более сильный характер. Попав из детской на брачное ложе, в одни сутки, как если бы ей это приснилось, призванная к высокой власти из задних комнат дворца, еще не подготовленная принять ее, духовно еще не пробудившаяся, доверчивая, не очень сильная, не очень деятельная душа вдруг оказывается, словно солнце, центром хоровода восхищенных планет. И каким богатым опытом обладает это поколение Dix-huitième в подлом деле совращения молодой женщины! Как хитро оно обучено интригам и тонкой угодливости, как находчиво в готовности восторгаться любой мелочью, любым пустяком, как искусно в высшей школе галантности и сибаритства, в способности легко принимать жизнь! Искушенные, трижды искушенные во всех соблазнах и слабостях души, царедворцы тотчас же втягивают это неопытное, это совсем еще не знающее себя девичье сердце в свой магический круг. С первого же дня восшествия на престол Мария Антуанетта витает в облаках фимиама безмерного обожания. Что бы она ни сказала – умно, что бы ни сделала – закон, что бы ни пожелала – немедленно исполняется. Ее каприз завтра же становится модой, она совершит глупость – и весь двор с воодушевлением подражает ей. Ее близость – солнце для этой тщеславной, честолюбивой толпы царедворцев; ее взгляд – подарок, улыбка – благодеяние, ее появление – праздник. На ее приемах все дамы, самые пожилые и самые юные, знатнейшие и только что представленные ко двору, стараются изо всех сил – судорожным, смехотворным, бестолковым образом, – только бы, бога ради, хоть на секунду обратить на себя ее внимание, поймать комплимент, одно слово, быть замеченной. На улицах народ, собираясь толпами, вновь доверчиво приветствует ее, в театре при ее появлении все зрители, до единого, вскакивают с мест, а когда она во дворце шествует мимо зеркал, то видит в них великолепно одетую, молодую, прелестную женщину, воодушевленную своим триумфом, беззаботную и счастливую, самую красивую среди тех, кто окружает ее, и, следовательно (ведь она отождествляет свой двор с миром), самую красивую на свете. Как с сердцем ребенка, как с ординарными силами души защищаться от подобного дурманящего, опьяняющего напитка счастья, составленного из всех пряных и сладких эссенций чувств, из взглядов восхищенных мужчин, из восторженной зависти женщин, из преданности народа, из собственной гордости? Как не быть легкомысленной, если все так легко? Если деньги сами плывут в руки, стоит лишь на листке бумаги бегло написать одно слово, единственное слово: «payez»[81]Оплатите (фр.). , и волшебным образом тысячами катятся дукаты, появляются драгоценные камни, разбиваются сады и парки, воздвигаются дворцы? Если нежный ветерок счастья так мягко и приятно успокаивает нервы? Как не быть безмятежной и беспечной, если самим Небом дарованы крылья, дающие тебе легкость и свободу? Как не потерять почву под ногами, если кругом столько соблазнов?

Эта легкомысленность в восприятии жизни, если рассматривать ее в историческом аспекте, безусловно, является виной Марии Антуанетты, но это также и вина всего ее поколения. И именно из-за полного соответствия духу своего времени Мария Антуанетта стала типичной представительницей Dix-huitième. Рококо, этот изнеженный и хрупкий цветок старой культуры, этот век изящных и праздных рук, век увлеченного игрой, рассеянного, утонченного духа, прежде чем уйти в небытие, пожелал принять телесный образ. В иллюстрированной книге истории век этот невозможно представить ни одним королем, ни одним мужчиной. Изобразить его можно лишь в образе женщины, королевы, и вот этому-то собирательному образу королевы рококо полностью соответствует Мария Антуанетта. Из беспечных – самая беспечная, среди расточительных – самая расточительная, между галантными и кокетливыми женщинами – изысканнейше галантная и осознанно кокетливая, своей личностью она незабываемо отчетливо и предельно точно выразила обычаи, манеры, нормы поведения, искусственный уклад жизни Dix-huitième. «Больше грации и достоинства вложить в поведение невозможно, – говорит о ней мадам де Сталь. – Она обладает удивительной манерой обращения с окружающими, чувствуешь: она знает, что никогда не должна забывать о своем королевском достоинстве, а ведет себя так, как если бы забыла об этом». Мария Антуанетта играет своей жизнью, словно очень тонкой и хрупкой игрушкой. Вместо того чтобы стать великой для всех времен, она стала олицетворением своего времени, и, безрассудно тратя свои внутренние силы, она все же выполнила одну задачу: с нею Dix-huitième достигает совершенства, с нею он приходит к концу.

* * *

Что является первой заботой королевы рококо, когда она просыпается утром в своем замке в Версале? Сообщения из столицы, из страны? Письма посланников о победах армии, об объявлении войны Англии? Конечно же нет. Как обычно, Мария Антуанетта вернулась во дворец лишь в четыре или пять утра; она спит всего несколько часов – ее беспокойная натура не нуждается в длительном покое. День начинается с важной церемонии. Старшая камеристка, ведающая гардеробом, с несколькими рубашками, полотенцами, носовыми платками, и первая камеристка приступают к утреннему туалету королевы. Камеристка с поклоном предлагает для просмотра один из фолиантов, в котором собраны приколотые булавками маленькие образчики материалов всех имеющихся в гардеробе одежд. Марии Антуанетте надлежит решить, какие платья она желает сегодня надеть. Очень трудный, ответственный выбор: ведь для каждого сезона предписывается двенадцать новых нарядных платьев, двенадцать платьев для малых приемов, двенадцать платьев для торжественных церемоний, не считая сотни других, ежегодно обновляемых (подумать только, какой позор, если на королеве мод увидят несколько раз одно и то же платье!). А пеньюары, корсажи, кружевные платочки, косынки, чепчики, плащи, пояски, перчатки, чулки и нижнее белье из невидимого арсенала, который обслуживает армия портных, белошвеек, гардеробщиц! Обычно выбор продолжается довольно долго; наконец с помощью булавок обозначаются образцы туалета, отобранные королевой, платье для приемов, дезабилье для второй половины дня, вечернее парадное платье. С первой заботой покончено. Альбом с образцами материй уносится, выбранная одежда вносится. Неудивительно, что при таком значении, придаваемом туалетам, старшая модистка, божественная мадемуазель Бэртэн, имеет над Марией Антуанеттой власть куда большую, нежели все государственные министры. Этих – дюжины, они легко заменяются, а она – единственная и несравненная. Обычная портниха, вышедшая из самых низов народа, эта дюжая, самоуверенная, бесцеремонная, с вульгарными манерами, законодательница мод крепко держит королеву в своих руках. Из-за нее, за восемнадцать лет до настоящей революции, в Версале свершается революция дворцовая: мадемуазель Бэртэн перечеркивает предписания этикета, запрещающие кому бы то ни было из третьего сословия вход в petits cabinets[82]Личные покои (фр.). . Этой артистке своего дела удается то, что не удалось ни одному писателю, ни одному художнику, ни даже Вольтеру, – ее принимает королева. Когда мадемуазель Бэртэн дважды в неделю появляется в Версале со своими новыми образцами фасонов, Мария Антуанетта покидает придворных дам для секретных совещаний с прославленной модисткой в личных покоях, чтобы там при закрытых дверях обсудить с ней и выпустить в свет новую модель – еще более сумасбродную, чем вчерашняя. Само собой разумеется, деловая особа извлекает для себя немалую выгоду из той славы, которая ее окружает. Склонив Марию Антуанетту к разорительным расходам, она налагает жестокую контрибуцию на весь двор, на всю аристократию. Гигантские буквы вывески над ее мастерской на улице Сент-Оноре разъясняют, что она является поставщицей двора ее величества королевы. Заказчикам, которым приходится подолгу ждать, она надменно и небрежно заявляет: «Я занималась с ее величеством». Вскоре на нее начинает работать целый полк портних и вышивальщиц: ведь чем элегантнее одевается королева, тем более неистовствуют другие дамы в стремлении заполучить мадемуазель Бэртэн. Иные из них полновесными золотыми склоняют неверную чародейку к тому, чтобы она сшила им платье по модели, еще не использованной для королевы: роскошь в туалетах так заразительна! Беспокойство в стране, серьезные споры в парламенте, война с Англией – все это далеко не так волнует тщеславное придворное общество, как новый цвет, цвет блохи, введенный мадемуазель Бэртэн в моду, или особенно смело изогнутый турнюр кринолина, или же впервые созданный мануфактурой Лиона шелк особого оттенка. Каждая дама, которая следит за собой, чувствует себя обязанной повторить за другими все фигуры обезьяньего танца, и, вздыхая, иной супруг сетует: «Никогда женщины Франции не тратили такую уйму денег на то, чтобы выглядеть посмешищем».

Но быть в этой сфере королевой Мария Антуанетта считает своим первейшим долгом. Трех месяцев правления ей достаточно, чтобы стать образцом для всего элегантного мира, законодательницей костюмов и причесок; во всех салонах, при всех дворах одерживает она блестящие победы. Конечно, до Вены докатывается волна ее славы, но оттуда приходит безрадостное эхо. Мария Терезия, мечтавшая, чтобы ее ребенок стремился к более достойным целям, с раздражением возвращает посланнику портрет, на котором ее дочь изображена разряженной сверх меры, увешанной драгоценностями, – это портрет актрисы, а не королевы Франции. С досадой предостерегает она дочь, правда, как всегда, напрасно: «Ты знаешь, я постоянно была того мнения, что модам нужно следовать, но не до безрассудства. Красивая молодая женщина, полная очарования королева не нуждается во всей этой чепухе, напротив, простота одежды ей более к лицу, более достойна высокого звания. Ведь королева задает тон, следовательно, весь свет будет стараться повторять ее ложные шаги. Но я люблю мою маленькую королеву и пристально наблюдаю за нею, я, не колеблясь, буду обращать ее внимание на все ее маленькие опрометчивые поступки».

* * *

Вторая забота каждого утра – прическа. К счастью, и здесь творит великий художник господин Леонар, неистощимый и непревзойденный Фигаро[83] Фигаро  – персонаж нескольких пьес Бомарше, цирюльник. рококо. Словно знатная особа, он ежедневно утром приезжает в карете, запряженной шестеркой, из Парижа в Версаль, чтобы с помощью гребня, туалетной воды для волос и всевозможных мазей испытать на королеве свое благородное, неистощимое на выдумки мастерство. Подобно Мансару, великому архитектору, который с большим искусством сооружал на домах названные его именем крыши, господин Леонар возводит на голове каждой прибегающей к его услугам знатной дамы целые башни из волос, формирует сложнейшие пейзажи, жанровые сценки, символические орнаменты. Прежде всего огромными шпильками и с помощью фиксирующих помад волосы поднимаются свечкой вверх, примерно раза в два выше, чем медвежья шапка прусского гренадера, и лишь в воздушном пространстве, в полуметре над уровнем глаз, начинается собственно область творчества художника. На головках дам гребенкой моделируется красочный сложный мир: целые ландшафты и панорамы с плодовыми садами, домами, с волнующимся морем и кораблями на нем; сюжет в этих произведениях искусства, чтобы разнообразить моду, непрерывно следует злобе дня. Все, что занимает умы этих колибри, что заполняет эти в большинстве своем пустые женские головки, должно быть воспроизведено на них. Вызывает опера Глюка сенсацию – тотчас же Леонар изображает прическу à la Iphigénie[84]А-ля Ифигения (фр.).  – с черными траурными лентами и полумесяцем Дианы. Делают королю прививку против оспы[85] Делают королю прививку против оспы…  – Прививки против оспы практиковались в Европе с 20-х гг. XVIII в. Во Франции их стали делать во второй половине века. – это волнующее событие отображается в «Pouf de I’inoculation»[86]«Прическа в честь прививки» (фр.). . Входят в моду разговоры о восстании в Америке[87] Входят в моду разговоры о восстании в Америке…  – Война за независимость в Северной Америке (1775–1783) – освободительная война 13 английских колоний привела к созданию независимого государства, Соединенных Штатов Америки. В американской армии было около 7 тысяч европейцев-добровольцев, среди них маркиз Лафайет, будущий социалист-утопист Сен-Симон, будущий руководитель Польского восстания 1794 г. Костюшко. Франция первая из европейских стран сначала тайно, а потом открыто стала поддерживать становление Соединенных Штатов, в частности содействовала поставке оружия восставшим. – сразу же победительницей дня оказывается куафюра «Свобода». Да что там говорить! Еще глупее, еще более мерзко выглядит это бездумное общество придворных, когда в ответ на голодные волнения парижского люда, громившего булочные, не находит ничего разумнее, как выставить на обозрение прическу «Bonnet de la révolte»[88]«Бунтарский чепец» (фр.). . Искусственные сооружения на ветреных головках становятся все более и более дикими. Постепенно волосяные башни из-за массивных подкладок и накладных волос оказываются столь высокими, что дамам уже не сесть в карете. Они вынуждены, приподняв юбки, стоять на коленях, чтобы не повредить драгоценное сооружение. Дверные проемы во дворце делают выше, чтобы дамам в парадных туалетах не приходилось часто нагибаться, потолки театральных лож приподнимают. Что же касается особых неудобств, причиняемых этими неземными существами своим возлюбленным, то в современной сатирической литературе об этом можно найти много потешного. Однако, если мода требует, женщины, как известно, готовы на любые жертвы. Королева же, со своей стороны, очевидно, не сможет считать себя настоящей королевой, если не окажется впереди всех в битве за самую элегантную, самую экстравагантную, самую дорогую прическу.

И вновь гремит эхо из Вены: «Я не могу не затронуть тему, к которой так часто возвращаются в газетах, а именно твои прически! Говорят, они располагаются на высоте тридцати шести дюймов от основания волос, а наверху еще перья и ленты!» Но, увиливая от прямого ответа, дочь сообщает chère maman[89]Дорогой матушке (фр.). , что здесь, в Версале, глаза уже привыкли к такому и весь свет (а весь свет для королевы – это сотня аристократов двора) не находит в этом ничего вызывающего. А мэтр Леонар продолжает строить и строить, пока всемогущему Богу не угодно будет положить конец моде на такие прически. В следующем году с башнями будет покончено, они уступят место еще более разорительной моде – моде на страусовые перья.

* * *

Третья забота: можно ли каждый раз быть одетой по-другому без соответствующих украшений? Нет, королеве требуются более крупные бриллианты, жемчуга больших размеров, чем у прочих. Ей нужно больше колец и перстней, браслетов и диадем, фероньерок[90] Фероньерка  – женское украшение с драгоценными камнями, надеваемое на лоб. и драгоценных камней, больше пряжек, застежек, усыпанных бриллиантами обрамлений для вееров, расписанных Фрагонаром, чем у жен младших братьев короля, чем у других дам двора. Правда, еще из Вены она привезла с собой много бриллиантов, а от Людовика XV получила свадебный подарок – целую шкатулку с фамильными драгоценностями. Но стоит ли быть королевой, если нельзя все время покупать новые, более прекрасные, более дорогие камни? Мария Антуанетта – в Версале это знает каждый, и скоро станет очевидным, что ничего хорошего в этом нет, раз об этом все говорят и перешептываются, – до безумия любит украшения. Нет, не устоять ей перед соблазном приобрести драгоценности, когда эти ловкие и изворотливые ювелиры, переселившиеся из Германии евреи Бомер и Бассанж, показывают ей на обтянутых бархатом пластинах свои последние приобретения, новейшие произведения искусства – очаровательные серьги, перстни, фермуары. И условия, на которых драгоценности предлагаются этими славными людьми, никогда не бывают тяжелыми. Они знают, как проявить свое уважение к королеве Франции, и хотя уступают товар едва ли не за двойную его стоимость, но предоставляют кредит и к тому же при расчетах принимают ее старые бриллианты за полцены. Не замечая унизительности подобных ростовщических сделок, Мария Антуанетта делает долги направо и налево, она уверена, что в крайнем случае ее выручит бережливый супруг.

Но на этот раз из Вены приходит еще более грозное предостережение. «Все вести из Парижа говорят об одном и том же: ты опять купила себе браслет за двести пятьдесят тысяч ливров, тем самым расстроила свои доходы и наделала долгов, и вот, ради поправки дел, ты продаешь за бесценок свои бриллианты… Такие сообщения разрывают мое сердце, в особенности когда я думаю о твоем будущем. Когда же ты образумишься? – с отчаянием взывает мать. – Повелительница унижает себя, столь расточительно наряжаясь, и еще более унижает себя, доводя свои траты в такое время до огромных сумм. Я слишком хорошо знаю этот дух расточительства и не могу об этом молчать, так как люблю тебя ради тебя самой и не собираюсь льстить тебе. Остерегайся! Подобным легкомыслием ты можешь потерять уважение, приобретенное в начале правления. Всем известно, что король очень рассудителен, следовательно, все вины будут на тебе. Молю Бога, чтобы не дал он мне дожить до ужасной катастрофы».

* * *

Бриллианты стоят денег, туалеты стоят денег, и, хотя тотчас же после вступления на престол добродушный супруг удвоил Марии Антуанетте содержание, вероятно, эта щедро наполняемая шкатулка бездонна, ибо в ней всегда ужасающая пустота.

Как же раздобыть деньги? К счастью, черт нашел лазейку для легкомысленных – азартные игры. До Марии Антуанетты игры при дворе короля были невинным вечерним развлечением, как бильярд, например, или танцы: играли в безопасный ландскнехт с маленькими ставками. Мария Антуанетта открыла для себя и других пресловутый фараон, о котором мы от Казановы знаем, что это излюбленная игра всех мошенников и аферистов. Категорический приказ короля, подтверждающий старые распоряжения наказывать штрафом всех застигнутых за любой карточной игрой, Марии Антуанетты и ее окружения не касается: полиция не имеет доступа в салон королевы. А то, что сам король не желает терпеть эти усыпанные золотыми монетами игорные столы, нисколько не беспокоит легкомысленную клику. Игра продолжается и за его спиной, лакеям дано указание при появлении короля немедленно давать предупреждающий знак. И, словно заколдованные, тотчас же исчезают под столом карты, общество как ни в чем не бывало болтает, смеется над славным простаком, а затем партия продолжается. Для оживления игры и увеличения ставок королева допускает к своему столу под зеленым сукном любого, у кого тугая мошна, – у игорного стола оказываются шулера и спекулянты. Проходит немного времени, и по городу ползут слухи, что в салоне королевы идет нечистая игра. Лишь одна Мария Антуанетта ничего не знает об этом. Ослепленная жаждой наслаждений, она не желает ничего знать. Когда она увлечена, ее ничто не удержит. День за днем играет она до трех, до четырех, до пяти часов утра, а однажды – весь двор скандализован – даже всю ночь напролет, перед праздником Всех Святых.

И вновь эхо из Вены: «Азартная игра, несомненно, одно из самых опасных развлечений, ибо привлекает дурное общество и вызывает кривотолки… Становишься рабом одной-единственной мысли: только бы выиграть – и, когда делаешь правильные расчеты, всегда оказываешься в дураках, ведь если играть честно, то выиграть невозможно. Поэтому прошу тебя, любимая дочь: никакой уступчивости, никакой нерешительности. С этой страстью надо порвать сразу же, единым ударом».

* * *

Но платья, украшения, игры – все это занимает лишь полдня, только полночи. Еще одна забота – как провести вторую половину суток, чем занять себя? Прогулки верхом, охота – королевская забава; конечно, королеву всегда сопровождают, изредка супруг, впрочем, он смертельно скучен, чаще же она выбирает живого, подвижного деверя – д’Артуа – или других кавалеров. Иногда, развлечения ради, выезжают на ослах. Правда, это выглядит не так изысканно, но зато, если серый заупрямится, можно очаровательнейшим образом свалиться с него и показать двору кружевное белье и стройные ножки. Зимой, тепло одетые, катаются на санках, летом забавляются по вечерам фейерверками и сельскими балами, маленькими ночными концертами в парке. Несколько шагов с террасы вниз – и она в своем избранном обществе, надежно защищена темнотой, может весело, непринужденно болтать, с полным соблюдением приличий разумеется, но все же играть с огнем, ведь и вся жизнь для нее игра. Пусть некий ехидный придворный пишет брошюру в стихах о ночных похождениях королевы «Le lever de l’aurore»[91]«Восход Авроры» (фр.).  – что из того? Король – снисходительный супруг, на подобные булавочные уколы не реагирует, а она – она прекрасно развлекается. Лишь бы не быть в одиночестве, лишь бы не оставаться по вечерам дома с книгой, с мужем, лишь бы всегда находиться в движении, побуждать к движению окружающих. Стоит появиться новой моде – Мария Антуанетта первая приветствует ее; едва граф д’Артуа (его единственный вклад в культуру Франции) перенимает у Англии бега, уже все видят на трибуне в окружении десятков юных щеголей-англоманов королеву, заключающую пари, страстно возбужденную этим новым видом нервного напряжения. Правда, обычно подобные вспышки ее воодушевления мимолетны. Чаще всего ей уже назавтра скучно то, что вчера восхищало; лишь постоянная, непрерывная смена развлечений в состоянии одержать верх над ее нервозной неугомонностью, вызванной, без сомнения, той альковной тайной. Самым любимым из сотни сменяющих друг друга развлечений, единственным, которым она длительное время увлекается, и правда самым опасным в ее положении является маскарад. Маскарад – это страсть Марии Антуанетты, страсть надолго. Здесь она получает двойное наслаждение: удовольствие быть королевой и – благодаря темной бархатной маске – не быть ею для окружающих, отваживаясь доходить до предельной черты сердечного азарта. Причем ставка в этой игре не деньги, как за карточным столом, а она сама, женщина. В костюме Артемиды или в кокетливом домино можно спуститься с леденящих душу вершин этикета в незнакомую теплую людскую сутолоку, с содроганием ощущать дыхание нежности, близость соблазна, почти соскользнуть в опасную пропасть. Под защитой маски можно позволить себе взять на полчаса под руку элегантного юного английского джентльмена или парой смелых слов дать понять обворожительному шведскому кавалеру Гансу Акселю Ферзену, как нравится он женщине, которая, к сожалению – увы, к сожалению, – будучи королевой, вынуждена сохранять добродетель. То, что эти маленькие проказы после пересудов в Версале тотчас же грубо эротизируются и обсуждаются во всех салонах, то, что такие, например, пустяки, как случай, когда ось придворной кареты ломается в пути и Мария Антуанетта для двух десятков шагов берет наемную карету, чтобы добраться до Оперы, такие пустяки обыгрываются досужими болтунами в нелегальных журналах как фривольные похождения королевы, – об этом Мария Антуанетта либо ничего не знает, либо ничего не хочет знать. Напрасно предупреждает мать: «Я молчала бы, случись это в присутствии короля, но почему-то подобное всегда происходит без него и всегда в обществе самой испорченной молодежи Парижа, причем очаровательная королева самая старшая в этой клике. Газеты, листки, которые раньше доставляли мне радость тем, что славили великодушие и сердечность моей дочери, вдруг внезапно переменились. Ни о чем другом не пишут, кроме как о бегах, азартных играх, бессонных ночах, так что и смотреть на газеты больше не хочется. Но я ничем не в состоянии помочь, ничего не могу изменить, и весь мир, который знает о моей любви и нежности к моим детям, говорит о твоем поведении, обсуждает его. Часто я даже избегаю общества, только бы ничего не слышать об этом».

Однако выговоры не имеют никакой силы над неразумной: слишком далеко зашла она, очень уж глубоко заблуждается и не понимает этого. Почему не наслаждаться жизнью, для чего же она, эта жизнь, если не для наслаждения? И с потрясающей откровенностью отвечает Мария Антуанетта посланнику Мерси на материнские предостережения: «Чего же она хочет? Я страшусь скуки».

* * *

«Я страшусь скуки». Этими словами Мария Антуанетта выразила сущность своего времени, сущность всего своего окружения. Восемнадцатое столетие на исходе, оно выполнило свою миссию. Государство создано, Версаль построен, сложная система этикета завершена, двору, собственно, нечего больше делать. Маршалы, поскольку нет войн, превратились в вешалки для мундиров; епископы, поскольку это поколение не верит более в Бога, стали галантными кавалерами в фиолетовых сутанах; королева, которая не имеет рядом с собой истинного короля и не может вскормить престолонаследника, становится легкомысленной светской дамой. Испытывая скуку, не понимая, что происходит, стоят все они перед мощным потоком времени, любопытствующими руками иной раз погружаются в этот поток, чтобы достать со дна пару блестящих камешков. Смеясь, словно дети, играют со страшной стихией, ведь до поры она так легко и ласково обтекает их пальцы. Но никто из них не чувствует, как течение потока все убыстряется и убыстряется. И когда наконец они поймут, какая опасность грозит им, бегство будет бесполезным, игра окажется проигранной, жизнь – растраченной попусту.

librebook.me


Смотрите также