Модные сумки весна-лето 2017

Модные сумки весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модная обувь весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные платья весна-лето 2017

Модные цвета 2017

Модные цвета 2017

Зигмунд фрейд девушка в красном платье


Единственной женщиной в жизни Зигмунда Фрейда была его жена Марта

"Отец психоанализа" Зигмунд Фрейд не очень-то любил распространяться о своей личной жизни. Как говорится, на всякий случай… Мало ли к каким выводам придут его ученики?! Однако история большой любви Фрейда все же достаточно известна. Из-за любви к красавице Марте Зигмунд Фрейд перешагнул и через комплексы, и через сомнения, и через предрассудки.

В апрельский вечер 1882 года Шломо Сигизмунд Фройд, предпочитавший называть себя на немецкий лад Зигмунд Фройд (Sigmund Freud) (или в традиционной русской транскрипции Фрейд), застал дома гостей. Соломоном, то есть Шломо, назвал его папа в честь своего покойного отца. Сигизмундом окрестила мать. В 17-летнем возрасте юноша изменил свое имя на тевтонское Зигмунд и крайне не любил, когда его называли именем, которое дала ему мать. В то время в Австро-Венгрии Сигизмундом называли героя антисемитских анекдотов, но Фрейд вообще стыдился своего еврейства и никогда в их доме не было его ровесников-немцев. Сиги, как ласково звала его мать, было стыдно, что она крайне плохо владеет немецким.

Вот и на этот раз, когда Зигмунд вернулся с работы, на кухне сидела, судя по наряду, парочка религиозных ортодоксов. Со скептической ухмылкой поприветствовав фрау Эммелин Бёрнейс и ее сына Эли, взгляд Зигмунда невольно задержался на подруге его сестры Анны, которую звали Марта Бёрнейс (Martha Bernays). От ступора молодой человек вышел, когда всех позвали к столу, а до того неотрывно смотрел, как ловко девушка чистит яблоко… За обедом Фрейд задал ей несколько вопросов, но из-за легкого головокружения ответов не расслышал или не понял. Той же ночью, мучительно стараясь уснуть, юноша-девственник решил для себя, что Марта обязана стать его женой. Ничего, что девушка выросла в "отсталой", на его взгляд, религиозной семье, он-то сумеет ее перевоспитать на правильный лад без "еврейских суеверий и предрассудков".

Читайте также: Брак Оскара Уайльда: жена, дети и мальчики

Автор биографии-компиляции Фрейда израильский журналист Петр Люкимсон пишет: "Дальше события развивались поистине стремительно. Никогда до того не ухаживавший за девушками Фрейд напросился в гости к Бёрнейсам. Потом осмелел настолько, что предложил Марте, семья которой за 11 лет до того перебралась в Вену из Гамбурга, показать ей "настоящую Вену и ее красоты". Фрау Эммелин Бёрнейс милостиво согласилась на эти свидания, оговорив, что, как и предписывает еврейская традиция, молодые люди будут гулять не одни, а в сопровождении Минны — младшей сестры Марты".

Разговоры о литературе и искусстве перемежались вуайеризмом со стороны будущего творца психоанализа. Красавица-еврейка время от времени останавливалась, отходила к скамейке и, высоко задрав подол платья, поправляла съехавшие чулки на изящной ножке. Зигмунд старательно пытался в эти минуты не смотреть на эротическое действо, но взгляд предательски скользил по открывшимся ему стройным формам. И тогда Фрейд дал себе клятву ежедневно посылать Марте розу. Несмотря на скудный доход, он исполнил свой обет.

Чувство ревности Фрейд пережил уже в первое же лето их знакомства. Однажды он застал Марту за перепиской нотного альбома для ее кузена Макса Мейера. Браки между двоюродными родственниками среди евреев в те времена были не редкостью. И как же повел себя наш влюбленный? На другой день он позвал Марту на романтическую прогулку в парк. Она согласилась и Зигмунд был на седьмом небе от счастья. Без пяти минут профессор вел себя как мальчишка и читал на память стихи. Потом нагнулся, чуть порылся в траве и выудил оттуда сдвоенный миндаль. Вручив плод девушке, Фрейд присовокупил что-то насчет тайных знаков свыше.

Спустя два дня наступил ответный ход Марты. Домовитая девушка своими руками испекла пирог и приложила к нему записку. В шутливом тоне там было написано, что Фрейд препарирует различные органы и поэтому она посылает ему на препарирование свое изделие. Интересно, как бы проанализировал этот случай сам доктор Фрейд? Изобретатель бесед на кушетке сам не жаловал, когда его расспрашивают об интимных подробностях его частной жизни. Мало ли к каким выводам придут его ученики?!

Читайте также: Дарвин: эволюция любви от примата к мужчине

Летом 1882 года Зигмунду удалось тайком пожать руку Марты, заглянувшей к Фрейдам на огонек. "Нужно быть евреем, чтобы понять весь напряженный эротизм этого момента, — отмечает в своей книге Петр Люкимсон. — Еврейский закон, которому тогда следовала Марта, запрещает юноше и девушке каким бы то ни было образом касаться друг друга, и правило это распространяется также на жениха и невесту до момента их свадьбы. Поэтому рукопожатие для религиозной еврейки Марты было куда более смелым и "развратным" жестом, чем страстный поцелуй в губы для француженки".

Этот french kiss по-еврейски обернулся еще и еврейским "брудершафтом" — Зигмунд письменно попросил свою герл-френд перейти на "ты". Марта сделала и этот шаг. Знал бы герр Фрейд русский язык, непременно бы продекламировал пушкинские строки:

"Пустое вы сердечным ты.

Она, обмолвясь, заменила.

И все счастливые мечты.

В душе влюбленной возбудила".

17 июня Зигмунд сделал Марте предложение и получил утвердительный ответ. Сугубо земной человек, материалист до мозга костей Фрейд впал в иудейский мистицизм. Число "17" соответствует на иврите слову "навсегда", "постоянно". Символично, решил Фрейд, значит мы будем вместе навсегда. И знаете ли, он не ошибся.

Читайте также: Истории любви: Цезарь и падение нравов

В знак любви Марта подарила Зигмунду кольцо своего деда, раввина Исаака Бёрнейса, а Фрейд, чтобы в ее семье не заметили пропажу, заказал точную копию этого кольца, только чуть меньшего размера, чтобы надеть его на пальчик супруги. Талисман и мистический день годятся разве что для романтиков и влюбленных, но, даже будучи влюбленным, Фрейд видел не только "алые паруса", но и любовную лодку, которая может разбиться о быт. Вечный вопрос молодых людей, пытающихся свить свое любовное гнездышко: на какие шиши кормить семью и снимать угол?

Кстати, за четыре года до свадьбы Зигмунд Фрейд написал своей любимой около 900 писем.

www.pravda.ru

4 приема от Зигмунда Фрейда, которые позволят узнать темные стороны любого человека (И даже ваши)

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Как правило, обычный человек знает о теории Фрейда лишь одно: бананы и прочие фрукты являются символами мужских или женских органов. Между тем у короля психоанализа было немало техник, благодаря которым даже неспециалист может кое-что узнать о практически любом человеке. Речь идет об оговорках, действиях на автомате, юморе и, конечно, снах.

AdMe.ru не гарантирует, что эти приемы со 100%-й точностью отражают внутренний мир личности, но точно знает, что они как минимум помогут натренировать внутреннего психолога и наблюдателя.

Спросите, что человеку снилось

Фрейд стал первым, кто утвердил в научном мире мысль о том, что сновидения — это продукт психической деятельности сновидца. Любой сон имеет в своей основе вытесненные желания, связанные, как правило, со стремлением к неприемлемой любви или власти, которые идут вразрез с общепринятой моралью.

Согласно книге «Толкование сновидений», сны проходят определенную обработку в мозгу перед тем, как мы их увидим:

  • Словесные мысли превращаются в зрительные образы желаемого.
  • Образы, в свою очередь, заменяются на символы — таким образом «прячется» истинное значение сна.

Истолковав сновидения пациентов, знакомых и даже свои собственные, Фрейд выделил некоторые общие для многих людей толкования снов:

  • Персики или яблоки символизируют женскую грудь.
  • Любой паразит или маленький зверек (например, таракан или мышь) намекает на ребенка.
  • Форменная одежда обозначает наготу.
  • Дом — это человек, причем гладкие стены подразумевают мужчину, а балконы и прочие выступы — женщину.

Интересно, что толковать сон должен именно тот, кому он приснился. Поэтому в следующий раз, когда интересующий вас человек скажет, что видел во сне что-то любопытное, спросите его, что это может означать. Ответ будет правдивым, даже если на первый взгляд таковым не кажется. Конечно, если верить отцу психоанализа.

Обратите внимание на оговорки

www.adme.ru

Любимые женщины доктора Фрейда / Стиль жизни / Независимая газета

До того, как почтенный профессор Фрейд придумал психоанализ, представления о человеческой природе были куда гармоничнее.
Фотография получена по каналам интернета

Поговорим о женщинах. О них ведь и поговорить всегда приятно, и помолчать со значением можно. Да и, кроме того, теперь мы все про них знаем. Мы располагаем столь разнообразной информацией о том, «чего они все хотят», что только диву даешься. И все это благодаря психоанализу. А заварил всю эту кашу не кто иной, как прославленный Зигмунд Фрейд. Раньше (до Фрейда) у женщин вообще не было души, и все было отлично. Но пришел этот ужасный XX век, и, Боже ты мой, чего мы только не узнали!

Прежде всего женщины подразделяются на классификации (какие-то, впрочем, сомнительные): есть нарциссические женщины, есть фаллические, есть кастрирующие, а бывают просто истерички. Это вроде бы понятнее, хотя и не так чтоб очень. Еще они все – «жертвы зависти к пенису». Это уж совсем неприлично и дико. Стоит маленькой девочке увидеть пенис у брата или товарища, как ловушка захлопывается. Пиши пропало. Вот современные психоаналитики как раз и пишут следующее: «В своей подсознательной зависти к пенису многие женщины украшают себя перьями, блестками, мехами, серебром и позолотой, которые свисают и свободно болтаются, – то, что у психоаналитиков называется «репрезентация пениса». Значит, уже и блестками себя украсить нельзя – сразу все поймут, какую заветную мечту ты лелеешь, так сказать, в глубинах бессознательного. А так как ничего другого, кроме бессознательного, у женщин нет, получается, что куда ни кинь – всюду клин. А уж что символизирует в психоанализе «клин», думается, и объяснять не надо┘

Вообще женщины существа неприятные. В них много души (то есть истерии и смутных объектов желания), гормонов и чего там еще такого слабого и вредного. Суперэго у них, что ли, пожиже, чем у представителей сильного пола, или еще что┘ Сам Фрейд о них высказывался так: «Мы считаем, что у женщин гораздо слабее выражены социальные интересы и что они обладают меньшей способностью к сублимации собственных инстинктов, чем мужчины».

Звучит, конечно, довольно оскорбительно. Но это сейчас. А если мы приглядимся к тому, что происходило в Вене начала прошлого века, то даже присвистнем: униженные и оскорбленные женщины, оказывается, злого Фрейда обожали! Жена, к примеру, называла его «добрым и мудрым». Любимая ученица и последовательница Лу-Андреас Саломе писала ему о своей неиссякаемой любви к психоанализу, о счастье новых, всегда таких наполненных встреч с отцом оного, о его «твердом и умном взгляде» и даже пыталась как-то раз его соблазнить┘ Российская подданная, будущий психоаналитик Сабина Шпильрейн окрестила Фрейда «добрым дедушкой» (в отличие от злобного арийского молодца Карла Густава Юнга, какое-то время бывшего ее любовником) и относилась к венскому доктору чертовски нежно.

А греческая принцесса Мария Бонапарт, последняя из рода Наполеонов, просто-напросто взяла и призналась ему в любви прямо на кушетке! А поэтесса Хильда Дулиттл адски ревновала к Марии и писала так: «Вне всякого сомнения, эта одаренная женщина, которую Профессор называет «наша принцесса», будит у меня живейший интерес и даже зависть. Подсознательно мне очень хочется быть такой же значительной персоной и иметь те же возможности и ту же власть, чтобы оберегать Профессора и делать ему добро». Если уж и этого мало, приведем еще одно свидетельство некоей пациентки чаровника Фрейда – француженки Маризы Шуази: «Никогда ни из-за одного любовника мое сердце не билось так сильно, как в тот день, когда я поднималась по Берггассе┘» И это француженка прямо из Парижа!

Да, что было, то было: дамы от Фрейда млели. Видимо, никакие идеи о болтающихся пенисах их не смущали. Да чего там: плевать они хотели, попросту говоря, на эти кунштюки старого профессора! Он, например, еще в юности заявлял: «Совершенно немыслимо толкать женщин на то, чтобы они наравне с мужчинами участвовали в борьбе за существование┘ В данном вопросе я придерживаюсь консервативных взглядов». А ведь все вышеперечисленные дамы боролись за существование как умели: работали почем зря, писали книжки, принимали пациентов, выкладывались для друзей и домашних, проявляли недюжинное мужество и героизм в повседневных делах (а дела, кстати, были плохи: к власти как раз пришел Гитлер и началось черт знает что).

Получается, что наука – наукой, а жизнь – жизнью. Опять же, несмотря на свое довольно-таки плохонькое мнение о женщинах, Фрейд на самом деле на дамочек молился. Это они выручали его из бед, вывезли из Австрии, выкупили у Гитлера его и его семью, издали его драгоценные письма и были ему преданными ученицами и пестуньями.

С мужчинами-то все обстояло куда хуже. Они у Фрейда почему-то не задерживались. Нацепят на палец драгоценную гемму – символ причастности к новому учению, пообщаются с отцом психоанализа пару лет, выпустят пару-другую книжек и смываются в неизвестном направлении. Никакой силой их не удержишь. А один из них (правда, не ученик и не последователь, а всего лишь американский поэт мужеского пола Эзра Паунд) даже ни с того ни с сего обозвал Фрейда «сивухой». Так прямо не стыдясь и припечатал в письме к Хильде Дулиттл: «Твой ужасный Фрейд ассоциируется у меня исключительно с сивухой┘ Ты ошиблась свинарником, моя дорогая». А другой причастный к творчеству человек, писатель Итало Звево, от Фрейда просто пупом завязывался: очень его злил чертов психоанализ, хотя почтенный писатель женщиной не был и никакой болезненной завистью к пенису, от души надеемся, не страдал. «Психоанализ! – писал он желчно. – Абсурдная иллюзия, трюк, способный возбудить лишь несколько старых истеричек!»

И это еще очень мягкий и даже любезный отзыв. Бывало гораздо хуже. Да что там: имя Фрейда (у мужчин, а не у женщин) до сих пор вызывает прямо-таки нервную икоту и тремор. В одной современной статье так и сказано: «Это был подозрительный, мнительный человек. Все хвори, существующие на Земле, кроме разве чумы да холеры, цеплялись к нему и протекали очень тяжело. С 1923 года знаменитый психоаналитик страдал раком правой стороны верхней челюсти, перенес более тридцати операций. Он с ранних лет страдал различными пограничными психоневрологическими отклонениями: неврозами, депрессиями, трудностями в характере. Сам многократно признавался, что обнаруживал гомосексуальные влечения, из-за чего Адлер, Юнг и другие психоаналитики покидали его и становились злейшими недругами. Как и его отец, Фрейд был тяжким табакоманом, не мог обходиться без крепких сигар. С молодых лет он употреблял кокаин┘»

Нет, все-таки обиженные психоанализом современницы были к Фрейду милосерднее. Они его, как бы это выразиться, любили. А любовь прекрасных дам во все времена дорогого стоит.

Комментарии для элемента не найдены.

www.ng.ru

САМЫЕ интересные факты о Зигмунде Фрейде

Вы можете недоумевать, почему целый список посвящён Зигмунду Фрейду, но ведь этот человек знаменит на весь мир.
Он известен своими теориями по психологизации понятия «бессознательное» и практически новаторской психотерапией,
даже если существуют некоторые сомнения по поводу того, был ли он первым, кто придумал её.
Фрейд также скандально известен по своим теориям о психосексуальном развитии и по тому факту, что его мировоззрение было слегка женоненавистническим даже для его времени.
Хотя некоторые из его теорий могут показаться довольно дикими, сегодняшняя область психологии не была бы такой, какой она является,
ез его влияния и ранних работ. Зигмунд Фрейд является живым доказательством того, что человек может одновременно быть гением,
который, по сути, создал целую область науки, и полным шарлатаном.

10. Злоупотребление наркотиками

Зигмунд Фрейд злоупотреблял наркотиками, и под этим имеется в виду то, что он очень, очень, очень сильно любил кокаин. Фрейд любил кокаин настолько сильно, что открыто обсуждал своё пристрастие со своей невестой и ставил эксперименты основанные на кокаине, причём эти эксперименты он проводил на себе. Несмотря на то, что такое оправдание употребления наркотиков можно считать лучшим в мире, он действительно написал несколько статей о чудесах этого наркотика, поощряя его использование во всевозможных целях, включая анестезию. Однако он на самом деле наслаждался состоянием наркотического опьянения, которое давал ему препарат, и, безусловно, использовал его не только в медицинских целях.

9. Женоненавистничество

У Фрейда были проблемы с дамами и это еще мягко говоря. Можно было легче перечислить, что в женщинах его устраивало, чем то, за что он их ненавидел. Фрейд считал, что все проблемы женщин, по сути, возникают из-за того, что у них отсутствует мужской половой орган. Он также считал, что у женщин не развито чувство справедливости. Помимо этого, он верил, что женщины социально слабые, завистливые создания, от которых нет никакой пользы. Фрейд также считал, что женщины являются проблемой общества, особенно в отношении сексуального напряжения между полами.

8. Психосексуальные теории

У Фрейда была целая коллекция очень странных теорий, многие из которых на сегодняшний день являются в значительной степени дискредитированными. Его главной теорией было то, что у маленьких детей, даже у младенцев, были бессознательные сексуальные чувства. Среди них были различные стадии фиксации, такие как оральная, анальная и фаллическая. Человек с оральной фиксацией, накопленной в этой ранней стадии, в конечном итоге якобы постоянно испытывал необходимость грызть что-нибудь, или класть что-то в рот, в то время как тот, кого неправильно воспитали во время анальной стадии, мог стать очень дотошным. У него также были теории, связанные с Эдиповым комплексом, в котором мальчиков привлекали их собственные матери, и с комплексом Электры, при котором молодых девушек привлекали их отцы.

7. Рак

Многие люди могут не знать, что у Фрейда была очень длительная борьба с раком. Это произошло главным образом из-за его постоянной привычкой курить сигары, которая под конец его жизни привела его к раку ротовой полости. В какой-то момент Фрейду удалось избавиться от своей привычки и не курить сигары больше года, но в итоге он вернулся к своей привычке в полную силу. По свидетельствам знавших его людей, он курил по 20 сигар в день и прошёл через 34 операции, в итоге погибнув от рака. Несмотря на свои познания в психологии, Фрейд так и не смог полностью отказаться от дурной привычки.

6. Отец психоанализа

Фрейд известен тем, что изобрел психоанализ, хотя некоторые сомневаются в том, что он был первым, кто использовал этот метод. Тем не менее, Фрейд без сомнения был первым, кто популяризировал этот метод и оказал влияние на многих великих психологов, таких как Карл Юнг (Carl Jung). Психоанализ часто включает в себя попытки понять пациента посредством изучения его детского развития и в значительной степени предполагает «бессознательное». Его психоанализ подвергался критике, и до сих пор вызывает определенные споры внутри сообщества психологов. Его убеждения всегда считались спорными, но никто не может отрицать его вклад в область психологии и его влияние на эту область в целом.

5. Зависть к матке

Некоторые современники Фрейда были женщинами, и немного более феминистские, чем был он (с другой стороны, это звучит так, как будто практически любой человек был более феминистским, чем Фрейд). В ответ на его убеждение, что многие из бед женщин происходили из-за того, что у них не было пениса и зависти мужчинам у которых них пенис есть, одна современница Фрейда придумала альтернативную теорию зависти к матке. Также известная как зависть к вагине, эта альтернативная теория гласит о том, что мужчины завидуют женщинам, потому что у них нет матки, и они не могут создавать жизнь. Чтобы утолить свою зависть, мужчины пытаются строить бизнес, чтобы почувствовать что они тоже что-то создают. Одна феминистка даже привела аргумент тому, что Франкенштейн Мэри Шелли это, по сути, история о мужчине, страдавшем от зависти к матке.

4. Теории сна

Зигмунд Фрейд уделял большое значение бессознательному, поэтому совсем не удивительно, что он был помешан на снах. Фрейд считал, что во снах есть части, которые вы помните когда просыпаетесь и те, которые вы не помните. Его теория состояла в том, что люди после сна фактически помнят только то, о чём они думали во время сна, и что эти воспоминания маскировали истинные мысли. Фрейд даже написал книгу о сновидениях под креативным названием «Толкование сновидений» (Interpretation of Dreams). На тот момент он считал, что сны являются одним из способов исполнения тех вещей, которые мы бы хотели осуществить, будучи в сознании, но которые мы не можем осуществить за пределами сна.

3. Бессознательное

Фрейд был одним из первых психологов, которые всерьёз строили теории о бессознательном, и эта теория на самом деле была краеугольным камнем почти всего, во что он верил. Бессознательное это все процессы, происходящие в нашем мозгу, которые мы осуществляем бездумно. Однако Фрейд считал, что бессознательное намного больше этого. Он считал, что бессознательное влияет на то, как мы ведем себя, часто действуя на чувства, которые были подавлены в нас, когда мы были ещё детьми. Он был уверен, что почти все действия, которые выполняются людьми, являются результатом бессознательных процессов, а это означало бы, что наша свободная воля работает не совсем так, как мы думали изначально. Хотя можно с уверенностью сказать, что у нас есть подсознание, сложно предположить, насколько теории Фрейда о подсознании на самом деле правдивы, или обладают хотя бы толикой истины.

2. Оральная фиксация

Существует популярная история, что когда-то Фрейд сидя с группой на лекции курил одну из своих любимых сигар, и один из его учеников предположил, что, возможно, его постоянная необходимость держать что-то во рту означало, что у него была оральная фиксация, по сути, прижав Фрейда его собственной теорией расстройства. Фрейд на это ответил фразой, ставшей знаменитой «иногда сигара это просто сигара». Достаточно забавно то, что люди изучили эту цитату и пришли к выводу, что этого эпизода на самом деле, скорее всего, не было. Тем не менее, как это уже упоминалось ранее, Фрейд любил свои сигары. Он говорил, что сигары это важная часть его жизни и считал, что они улучшают его трудоспособность. Вкратце, если оральная фиксация существует на самом деле – он определённо ею страдал.

1. Полиглот

Полиглот это человек, который может говорить на многих языках, или проще говоря, супер лингвист. Зигмунд Фрейд был серьезным полиглотом, с хорошим знанием немецкого, итальянского, греческого, английского, испанского, иврита и латыни. Для тех, кто не считал - в общей сложности он говорил на семи языках, что заставляет нас выглядеть плохо, так как большинство людей плохо владеют даже родным языком. В детстве Фрейд также был маленьким гением, и читал Шекспира в нежном возрасте восьми лет. Он также был принят в престижный вуз, который он окончил с отличием, в конце концов, показав себя самым сумасшедшим психологом, который когда-либо ходил по Земле.

camoe.livejournal.com

Маленькие тайны Зигмунда Фрейда

Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 года в австро-венгерском городке Фрейберге у границы Пруссии и Польши. Его отец был бедным торговцем шерстью, к тому времени женатым уже в третий раз – на юной Амалии Натансон, годящейся ему в дочери. Дети у них появлялись едва ли не ежегодно, и Зигмунд был первенцем.

Маленькие тайны Зигмунда Фрейда

Его отец дотемна пропадал на работе, а мать с детьми жили в комнате, снимаемой у вечно пьяного жестянщика. Осенью 1859 года вконец обнищавшее семейство Фрейдов покинуло родной городок и переехало сначала в Лейпциг, а затем и в Вену.

Но жизнь в столице не принесла им достатка. "Бедность и нищета, нищета и крайнее убожество", – так говорил потом Зигмунд Фрейд о своем раннем детстве. Вспоминал он, однако, и свою прилежную учебу в лицее, успехи в языках, литературе и философии, похвалы учителей и ненависть сверстников, которые своими насмешками доводили кудрявого отличника до слез.

Повзрослев, Фрейд увлекся политикой и начал изучать право, а затем переключился на философию. Но вскоре под давлением родителей он начал учиться на врача.Преподаватели отнеслись к нему скептически: им претила свойственная ему непоследовательность в увлечениях, поверхностность и стремление быстро и легко достичь успеха.

Читайте также: Нужна ли школа интимной жизни?

С горем пополам Фрейд закончил медицинский факультет и устроился на стажировку в Институт физиологии, где в течение шести лет, живя на стипендию, с упоением изучал систему размножения рыб.

"Никто никогда еще не видел яичек угря", – с гордостью говорил о своей работе сам исследователь. "Это были не половые органы угря, а зачатки психоанализа", – так годы спустя скажут о том периоде ученики Фрейда.

В 22 года Фрейд для солидности отпустил бороду, что не прибавило ему умения вести себе с женщинами. До 30 лет он оставался девственником и очень боялся оставаться наедине с представительницами противоположного пола, что вызывало неизменный смех у окружающих.

Свою избранницу – 21-летнюю Марту Верней, невысокую, хрупкую и бледную, – Фрейд встретил на отдыхе. Зигмунда поразили изысканные манеры девушки, и он, впервые преодолев страх перед женщинами, ринулся в атаку. Правда, его ухаживания носили странный характер.

"Я знаю, что ты не красива в том смысле, как это понимают художники и скульпторы", – писал он Марте спустя всего два месяца после их знакомства. Влюбленные то ссорились, то мирились. Фрейд ревновал свою даму и постоянно устраивал ей яростные сцены. При этом жениться и узаконить свое право на нее он не мог: не хватало денег.

Шанс разбогатеть подвернулся лишь через два года. В 1884 году он привез из Мерка в Вену малоизвестный тогда алкалоид – кокаин. Надеясь первым изучить свойства этого вещества, Фрейд взял в ассистенты пару друзей, поручив им начинать исследование, а сам отправился с невестой отдыхать. Вернувшись, он понял, что изучение кокаина завершено без него: мир узнал, что он обладает местным обезболивающим действием.

Читайте также: "Отца сексуальной революции" погубили будки

"Я не в обиде на мою невесту за упущенный счастливыйслучай", – твердил тогда Фрейд, раздосадованный ускользнувшей у него из-под носа возможностью заработать. Впрочем, позже в своей автобиографии он написал, что именно из-за помолвки не стал знаменитым в те молодые годы.

Второй шанс Зигмунд упустил, когда стажировался в Париже у знаменитого доктора Шарко, изобретателя контрастного душа. Тот занимался прибыльным делом – лечил истеричек. Фрейд рассчитывал добиться в этой сфере огромных успехов.

"Моя маленькая принцесса. Я приеду с деньгами. Я стану великим ученым и вернусь в Вену с большим, огромным ореолом над головой, и мы тотчас же поженимся", – написал он невесте перед отъездом во Францию. Но разбогатеть ему вновь не удалось. Впрочем, в этом Фрейд виноват сам.

В Париже ученый нюхал кокаин, попивал абсент и шатался по улицам, возмущаясь внешним видом парижанок. Сотрудничество с Шарко у него не сложилось. В итоге Зигмунд вернулся в Вену, раздосадованный и намеренный прибегнуть к последнему средству – частной практике.

Он дал объявления в газеты: "Лечу нервные расстройства разного типа", и пациенты появились. Но работать с ними по существующим правилам Фрейд не мог, потому что всегда боялся смотреть людям прямо в глаза. В поисках выхода он не придумал ничего оригинальнее, чем класть клиентов на кушетку, а самому садиться за изголовьем, не задавая вопросов и внимательно

Маленькие тайны Зигмунда Фрейда

слушая.

Новый подход оказался эффективным, и вскоре в одном медицинском журнале Фрейд впервые употребляет термин "психоанализ". Число его пациентов резко возросло, и мечтавший о достатке врач постепенно поднимал цену на свои сеансы. Вскоре один визит к нему стоил как дорогой костюм.

Чтобы не тратить время и деньги зря, Зигмунд ограничил посещение 50-минутным лимитом. Многие пациенты были готовы откровенничать часами, но Фрейд выгонял их, объясняя, что временной прессинг поможет им избавиться от недуга. Квинтэссенцией этого прагматичного подхода стал принцип невмешательства – абсолютное равнодушие к пациенту.

Обретя долгожданную славу и деньги, Фрейд внезапно заболел. Диагноз был жутким – рак ротовой полости из-за постоянного курения. В апреле 1923 года ученого прооперировали, поставив протез, и его жизнь стала невыносимой: он с трудом мог есть и говорить.

Вскоре к власти в Германии пришли нацисты, и Австрия стала частью Рейха. Врачу-еврею это сулило проблемы. После ареста дочери и допроса в гестапо Зигмунд решил покинуть страну.

Однако власти не торопились его отпускать. Ему пришлось пойти на унижение и выплатить крупный штраф, после чего семья наконец эмигрировала в Лондон. Там состояние здоровья Фрейда стало безнадежным. И 23 сентября 1939 года лечащий врач ученого по его просьбе ввел ему смертельную дозу морфия.

После смерти в его архивах осталось 1500 писем, адресованных некой даме. Говорят, они сенсационны, но завещание Фрейда запрещало их обнародовать. Ученый, посвятивший свою жизнь разгадыванию великих тайн психики, оставил потомков ломать голову над собственными секретами…

Всё самое интересное читайте на главной странице

www.pravda.ru

27 лаконичных цитат Зигмунда Фрейда, которые многое о нас расскажут

Воззрения Зигмунда Фрейда на природу человека отличались новаторством для своего времени. На протяжении всей жизни исследователя его идеи вызывали резонанс в научном сообществе, но интерес к теориям учёного не угасает по сей день.

В этих 27 кратких тезисах Фрейда много интересного о нас с вами:

  1. Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя – это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть – это вы сейчас.
  2. Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его.
  3. Любящий многих – знает женщин, любящий одну – познаёт любовь.
  4. Ты не перестаешь искать силы и уверенность вовне, а искать следует в себе. Они там всегда и были.
  5. Задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира.
  6. Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит.
  7. К занятому человеку редко ходят в гости бездельники — к кипящему горшку мухи не летят.
  8. Человек никогда ни от чего не отказывается, он просто одно удовольствие заменяет другим.
  9. Масштаб вашей личности определяется величиной проблемы, которая способна вас вывести из себя.
  10. Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри...
  11. Мы выбираем не случайно друг друга... Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании.
  12. К несчастью, подавленные эмоции не умирают. Их заставили замолчать. И они изнутри продолжают влиять на человека.
  13. В средние века сожгли бы меня, теперь жгут всего лишь мои книги.
  14. Иногда сигара — это просто сигара.
  15. Любовь и работа — вот краеугольные камни нашей человечности.
  16. Зависть разрушительна.
  17. Ничто не обходится в жизни так дорого, как болезнь и — глупость.
  18. Первый человек, который бросил ругательство вместо камня, был творцом цивилизации.
  19. Первым признаком глупости является полное отсутствие стыда.
  20. Мы не всегда свободны от ошибок, по поводу которых смеемся над другими.
  21. Нет ничего дороже, чем болезнь и ее игнорирование.
  22. Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить.
  23. Сексуальным отклонением можно считать только полное отсутствие секса, всё остальное – дело вкуса.
  24. Сновидения – это королевская дорога в бессознательное.
  25. У каждого человека есть желания, которые он не сообщает другим, и желания, в которых он не сознаётся даже себе самому.
  26. Человеку свойственно превыше всего ценить и желать того, чего он достичь не может.
  27. Прежде чем диагностировать у себя депрессию и заниженную самооценку, убедитесь, что вы не окружены идиотами. 

Смотрите также:

cameralabs.org

9 неожиданных фактов из жизни Зигмунда Фрейда

Австрийский психоаналитик, психиатр и невролог Зигмунд Фрейд наиболее известен миру как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на психологию и медицину XX века. Воззрения Фрейда на природу человека были новаторскими для его времени и на протяжении всей жизни исследователя не прекращали вызывать резонанс и критику в научном сообществе. Не удивительно, что жизнь самого Фрейда была наполнена неожиданными увлечениями и спорными позициями, одной из которых являлось женоненавистничество. Мы приготовили для вас 9 удивительных фактов о Зигмунде Фрейде, которые помогут пополнить ваш багаж знаний.

 

Наркотики

Зигмунд Фрейд так сильно подсел на кокаин, что открыто обсуждал эту тему со своей невестой и проводил над собой эксперименты. Он написал несколько статей, в которых подробно рассказывается обо всех «чудотворных» свойствах этого наркотика.

 

Женоненавистничество

Фрейд полагал, что причина всех психологических проблем женщин кроется в том, что природа обделила их пeниcами. Более того, по мнению великого психолога, прекрасный пол не обладает способностью к объективному суждению. Он считал их инфантильными, ревнивыми и невежественными. И если в обществе возникает проблема – её причину, по мнению Фрейда надо искать именно в женщине, особенно когда речь идёт о ceксуальной напряженности между полами.

 

Теории психоceксуального анализа

Фрейд разработал ряд очень странных теорий, множество которых со временем были опровергнуты. Он был убеждён, что маленькие дети (включая новорождённых) обладают бессознательным ceксуaльным влечением. По мнению Фрейда, существовуют три психоceксуальные стадии развития личности: opальная, aнaльная и фaллическая. У ребёнка, который получал нeдoстаточную cтимуляцию в младенчестве, скорее всего, сформируется opально-пассивный тип личности: человек будет испытывать постоянное желание грызть что-либо или просто занять свой рот. Ровным образом приучение ребёнка к туалету влияет на его характер в будущем. Фрейд также имел несколько теорий, связанных с Эдиповым комплексом (когда мaленьких мальчиков привлекают их мамы) и комплексом Электры (когда маленьких девочек привлeкают их папы).

 

Рак

Многим даже в голову не приходило, что долгое время Фрейд боролся с раком ротовой полости, причиной которого послужило чрезмерное пристрастие к сигарам. В какой-то момент ему даже удалось бросить эту вредную привычку, но спустя год он опять поддался соблазну. По некоторым сведениям он выкуривал до 20 сигар в день. Фрейд пережил 34 операции, одна из которых едва не стоила ему жизни.

 

Основатель психоанализа

В первую очередь Фрейд известен изобретением психоанализа, хотя на этот счет имеется ряд сомнений. Он был первым, кто популяризировал этот метод, и тем самым повлиял на деятельность многих великих психологов (например, таких как Карл Юнг). В его основе лежит анализ раннего детства пациента и бессознательных аспектов личности. Однако данная теория была подвергнута критике и даже сегодня многие психологи считают её противоречивой. Несмотря на это вклад Фрейда в психологию достаточно велик.

 

 

Зависть к беременности  

В ответ на теорию Фрейда о том, что причиной многих женских бед была зависть к мужскому пoлoвoму органу, женщины придумали альтернативную теорию зависти к беременности, согласно которой на самом деле сильный пол завидует слабому ввиду своей физиологической неспособности давать жизнь. Таким образом, они начинают заниматься построением карьеры, чтобы ощутить, что тоже способны создавать что-либо.

 

Толкование сновидений

Фрейд написал книгу «Толкование сновидений», в которой рассказывается, что кроме явного сновидения существует еще и бессознательное скрытое. То, что вы запомнили — непосредственно ваши мысли во время сна, которые призваны замаскировать бессознательное.

 

Бессознательное

Фрейд был одним из первых, кто выдвинул теории, затрагивающие эту тему. Проще говоря, бессознательное – это любые процессы в мозгу, которые происходят без нашего участия. Однако Фрейд был уверен, что существует нечто большее. Бессознательное непосредственно влияет на наше поведение, а самим бессознательным руководят подавленные в юности эмоции. Он твёрдо верил, что действия человека являются результатом бессознательных процессов. Поэтому «свободный» выбор не так уж свободен, как нам кажется.

 

Opальная стадия развития

По слухам как-то раз Фрейд закурил сигару перед группой студентов, один из которых высказался, что великий психолог испытывает нужду постоянно чем-то занять свой рот, находясь, таким образом, на opaльной стадии развития личности. На что Фрейд ответил: «Иногда сигара – просто сигара». Как ни странно, позже выяснилось, что эта история была всего лишь выдумкой. Но учёный действительно любил сигары. По его словам, сигары играли важную роль в его жизни, помогая улучшить продуктивность работы. Короче говоря, если такое понятие как opaльная стадия развития личности действительно существует – оно имело к Фрейду самое непосредственное отношение.

 

Полиглот

Зигмунд Фрейд отлично владел немецким, итальянским, греческим, английским и латинским языками, а также ивритом. Для большинства людей это впечатляющий перечень, так как они могут похвастаться разве что хорошим владением своего родного языка. К тому же Фрейд был определённо одарённым человеком. В восемь лет он уже читал Шекспира. Вскоре его приняли в престижный вуз, который он закончил с отличием.

4tololo.ru

Интересные факты о Зигмунде Фрейде (11 фото)

Зигмунд Фрейд наиболее известен как основатель психоанализа, оказавший значительное влияние на психологию, медицину, литературу, искусство и многое другое в XX веке. В этой подборке вы прочитаете о нём факты, которые раньше старались не предавать большой огласке.


Наркотики

Зигмунд Фрейд так сильно подсел на кокаин, что открыто обсуждал эту тему со своей невестой и проводил над собой эксперименты. Он написал несколько статей, в которых подробно рассказывается обо всех «чудотворных» свойствах этого наркотика.

Женоненавистничество

Фрейд полагал, что причина всех психологических проблем женщин кроется в том, что природа обделила их пенисами. Более того, по мнению великого психолога, прекрасный пол не обладает способностью к объективному суждению. Он считал их инфантильными, ревнивыми и невежественными. И если в обществе возникает проблема – её причину, по мнению Фрейда надо искать именно в женщине, особенно когда речь идёт о сексуальной напряженности между полами.

Теории психосексуального анализа

Фрейд разработал ряд очень странных теорий, множество которых со временем были опровергнуты. Он был убеждён, что маленькие дети (включая новорождённых) обладают бессознательным сексуальным влечением. По мнению Фрейда, существовуют три психосексуальные стадии развития личности: оральная, анальная и фаллическая. У ребёнка, который получал недостаточную стимуляцию в младенчестве, скорее всего, сформируется орально-пассивный тип личности: человек будет испытывать постоянное желание грызть что-либо или просто занять свой рот. Ровным образом приучение ребёнка к туалету влияет на его характер в будущем. Фрейд также имел несколько теорий, связанных с Эдиповым комплексом (когда маленьких мальчиков привлекают их мамы) и комплексом Электры (когда маленьких девочек привлекают их папы).

Рак

Многим даже в голову не приходило, что долгое время Фрейд боролся с раком ротовой полости, причиной которого послужило чрезмерное пристрастие к сигарам. В какой-то момент ему даже удалось бросить эту вредную привычку, но спустя год он опять поддался соблазну. По некоторым сведениям он выкуривал до 20 сигар в день. Фрейд пережил 34 операции, одна из которых едва не стоила ему жизни.

Основатель психоанализа

В первую очередь Фрейд известен изобретением психоанализа, хотя на этот счет имеется ряд сомнений. Он был первым, кто популяризировал этот метод, и тем самым повлиял на деятельность многих великих психологов (например, таких как Карл Юнг). В его основе лежит анализ раннего детства пациента и бессознательных аспектов личности. Однако данная теория была подвергнута критике и даже сегодня многие психологи считают её противоречивой. Несмотря на это вклад Фрейда в психологию достаточно велик.

Зависть к беременности

В ответ на теорию Фрейда о том, что причиной многих женских бед была зависть к мужскому половому органу, женщины придумали альтернативную теорию зависти к беременности, согласно которой на самом деле сильный пол завидует слабому ввиду своей физиологической неспособности давать жизнь. Таким образом, они начинают заниматься построением карьеры, чтобы ощутить, что тоже способны создавать что-либо.

Толкование сновидений

Фрейд написал книгу «Толкование сновидений», в которой рассказывается, что кроме явного сновидения существует еще и бессознательное скрытое. То, что вы запомнили – непосредственно ваши мысли во время сна, которые призваны замаскировать бессознательное.

Бессознательное

Фрейд был одним из первых, кто выдвинул теории, затрагивающие эту тему. Проще говоря, бессознательное – это любые процессы в мозгу, которые происходят без нашего участия. Однако Фрейд был уверен, что существует нечто большее. Бессознательное непосредственно влияет на наше поведение, а самим бессознательным руководят подавленные в юности эмоции. Он твёрдо верил, что действия человека являются результатом бессознательных процессов. Поэтому «свободный» выбор не так уж свободен, как нам кажется.

Оральная стадия развития

По слухам как-то раз Фрейд закурил сигару перед группой студентов, один из которых высказался, что великий психолог испытывает нужду постоянно чем-то занять свой рот, находясь, таким образом, на оральной стадии развития личности. На что Фрейд ответил: «Иногда сигара – просто сигара». Как ни странно, позже выяснилось, что эта история была всего лишь выдумкой. Но учёный действительно любил сигары. По его словам, сигары играли важную роль в его жизни, помогая улучшить продуктивность работы. Короче говоря, если такое понятие как оральная стадия развития личности действительно существует – оно имело к Фрейду самое непосредственное отношение.

Полиглот

Зигмунд Фрейд отлично владел немецким, итальянским, греческим, английским и латинским языками, а также ивритом. Для большинства людей это впечатляющий перечень, так как они могут похвастаться разве что хорошим владением своего родного языка. К тому же Фрейд был определённо одарённым человеком. В восемь лет он уже читал Шекспира. Вскоре его приняли в престижный вуз, который он закончил с отличием.

Источник: www.toptenz.net

fishki.net

Анна Фрейд: женский взгляд на насилие. Опередившая время

Не хуже мальчика

Нельзя сказать, что Зигмунд Фрейд не осознавал человеческую природу женщины, но многие предрассудки своего времени у самого себя даже не замечал. Так, он искренне каждый раз, когда жена беременела, ждал сына. Зачем? Уже было известно, что женщина способна учиться. В футбол Зигмунд не играл и не собирался начать. С малышами вообще возился неохотно.

Фрейд хорошо относился к очередной своей дочке, но мало ею интересовался до тринадцати лет, когда вдруг обнаружил, что это существо в платьице способно поддерживать с ним осознанный, интеллектуальный разговор. Отец познакомил дочь и со своей теорией, и с принципами психоанализа, и нашёл в ней замечательную ученицу.

Анна, Матильда и София Фрейд, 1899

С двадцати трёх лет Анна стала принимать участие во всех заседаниях Венского психоаналитического общества. Её приняли в ряды после исследования о фантазиях об избиении во сне и наяву у пятнадцатилетней девочки. Вскоре Анна начала принимать как психоаналитик детей; двери её кабинета и кабинета её отца находились в двух шагах по коридору друг от друга. Дочь делала успехи, отец волновался: у неё плохая осанка, а ведь она — девушка! Интересно, что бы он сказал об этой мелочной тревоге, если бы поработал с ней как психоаналитик?

Спасаясь и спасая: Анна и война

К моменту, когда к власти в Германии пришла партия Национал-социалистов, Фрейд был глубоко болен раком. Именно поэтому семья, хотя все вокруг покидали Австрию, не сомневаясь, что германские войска скоро войдут в страну, не трогалась с места. Фрейды жили надеждой, что мировая слава защитит их, или что в Австрии останутся свои законы, несмотря на то, как обращаются с евреями в Германии.

Войска Гитлера вошли в Вену 11 марта 1938 года, и уже 22 марта Анну вызвали в гестапо на допрос. Слухи о гестапо ходили самые жуткие. Анна взяла яд на случай, если пытки будут непереносимыми. Яд не пригодился, но после разговора семья Фрейдов стала собираться, и вскоре переехала в Париж, а потом и в Лондон. После разговора с гестаповцами Анна до конца жизни боялась Германии и избегала её посещать.

Фрейд-отец переезда не пережил и вскоре умер. Такова была в те дни плата за жизнь: пожертвовать одним или всей семьёй сразу. Анна же работала с детьми. психологически пострадавшими от постоянных немецких бомбёжек, и вскоре открыла приют для тех, кто осиротел из-за гитлеровских бомб. Как ни цинично звучит, но эта практика дала ей огромный материал по детской психологической травме. Помогая, она изучала каждого пострадавшего малыша с дотошностью исследователя-первопроходца. Психоаналитики поколения её отца пытались заставить детей разговориться и потерпели неудачу — дети не открывались взрослым до конца. Анна поставила во главу угла наблюдение за ребёнком во время игры, особенно игры с элементом агрессии, и не прогадала. Её работы о роли агрессии в жизни ребёнка и о приоритете наблюдения над расспросами легли в основание современной детской психологии.

Со стороны слабого

Любители порассуждать о законах общественной жизни, бывшие классиками ко времени становления Анны как психоаналитика, всегда рассуждали с позиции хозяина жизни — образованного, обычно небедного мужчины, гражданина или подданного процветающего, часто колониального государства. То, как часто трактовалось поведение женщины, ребёнка, слуги, представителя менее развитой культуры, сейчас любой передовой психолог назовёт «проекциями». Именно под взглядом сильного развилась теория о том, что жертва всегда подсознательно хотела нападения и тому, кто страдает от чужой агрессии, ситуация на самом деле чем-то выгодна.

Женщина, еврейка, много работающая с детьми — тогда существами практически абсолютно бесправными — Анна могла посмотреть и рассказать, как отношения, построенные на агрессии, выглядят со стороны слабого. Как на них реагирует психика жертвы агрессии сильнейшего и какими защитами она пользуется.

Именно Анна первая описала то, что позже назвали «стокгольмским синдромом» — идентификацию жертвы с агрессором, сживание с ним в единый организм из желания спастись от уничтожения. Никто же не станет уничтожать свою частичку? Есть одно «но», которое полностью исчезает из внимания жертвы агрессии в момент слияния: оно исключительно воображаемое. Агрессор не начинает воспринимать того, над кем издевается, как частичку себя. Слияние существует только в воображении жертвы.

Понимание этого механизма помогает психологам во всём мире сейчас работать с освобождёнными заложниками, жертвами семейного насилия и людьми с отторжением своего «я» из-за сильного давления дискриминации. Анна реабилитировала агрессию как естественное поведение, но жёстко разоблачила своими исследованиями мифы вокруг насилия. Её теории актуальны и в наше время, что особенно впечатляет на фоне опровержения многих гипотез её отца. Он не сумел выйти из прошлого, она смело шагнула в будущее.

www.goodhouse.ru

Фрейд, Зигмунд — Википедия

Зи́гмунд Фрейд (правильная транскрипция — Фройд[6]; так как нем. Sigmund Freud, немецкое произношение: [ˈziːkmʊnt ˈfʁɔʏt]; полное имя Сигизму́нд Шло́мо Фрейд, нем. Sigismund Schlomo Freud; 6 мая 1856, Фрайберг, Австрийская империя — 23 сентября 1939, Лондон, Англия, Великобритания) — австрийский психолог, психоаналитик, психиатр и невролог.

Зигмунд Фрейд наиболее известен как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века[7][8]. Воззрения Фрейда на природу человека были новаторскими для его времени и на протяжении всей жизни психолога не прекращали вызывать резонанс и критику в научном сообществе. Интерес к теориям учёного не угасает и по сей день[8][9][10].

Среди достижений Фрейда наиболее важными являются разработка трёхкомпонентной структурной модели психики (состоящая из «Оно», «Я» и «Сверх-Я»), выделение специфических фаз психосексуального развития личности, создание теории эдипова комплекса, обнаружение функционирующих в психике защитных механизмов, психологизация понятия «бессознательное», открытие переноса и контрпереноса, а также разработка таких терапевтических методик, как метод свободных ассоциаций и толкование сновидений.

Несмотря на то, что влияние идей и личности Фрейда на психологию неоспоримо, многие исследователи считают его труды интеллектуальным шарлатанством[11]. Практически каждый фундаментальный для фрейдовской теории постулат был подвергнут критике со стороны видных учёных и писателей, таких как Карл Ясперс, Эрих Фромм[12], Альберт Эллис[13], Карл Краус[14] и многих других. Эмпирический базис теории Фрейда называли «неадекватным» Фредерик Крюс[en] и Адольф Грюнбаум[15], «мошенничеством» психоанализ окрестил Питер Медавар[16], псевдонаучной теорию Фрейда считал Карл Поппер[17], что не помешало, однако, выдающемуся австрийскому психиатру и психотерапевту, директору Венской неврологической клиники Виктору Франклу в своём фундаментальном труде «Теория и терапия неврозов» признать: «И всё же, как мне кажется, психоанализ будет фундаментом и для психотерапии будущего. […] Поэтому вклад, внесённый Фрейдом в создание психотерапии, не теряет своей ценности, и сделанное им ни с чем не сравнимо».

За свою жизнь Фрейд написал и опубликовал огромное количество научных работ — полное собрание его сочинений составляет 26 томов[18]. Он имел звания доктора медицины, профессора, почётного доктора права Университета Кларка и являлся иностранным членом Лондонского королевского общества, обладателем премии Гёте, являлся почётным членом Американской психоаналитической ассоциации[en], Французского психоаналитического общества[en] и Британского психологического общества[19][20][21]. Не только о психоанализе, но и о самом учёном выпущено множество биографических книг. Каждый год о Фрейде издаётся больше работ, чем о любом другом теоретике психологии[7][неавторитетный источник?].

Детство и юношество[править | править код]

Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 года в небольшом (около 4500 жителей) городе Фрайберг в Моравии, которая на тот момент принадлежала Австрии[22]. Улица, на которой родился Фрейд, — Шлоссергассе — сейчас носит его имя[23]. Деда Фрейда по отцовской линии звали Шломо Фрейд, он умер в феврале 1856 года, незадолго до рождения внука, — именно в его честь последний получил имя. Отец Зигмунда, Якоб Фрейд, был женат дважды и от первого брака имел двоих сыновей — Филиппа и Эммануила (Эммануэля[24]). Во второй раз он женился в возрасте 40 лет — на Амалии Натансон, которая была вдвое его моложе[25]. Родители Зигмунда были евреями, происходившими из Германии[26]. Якоб Фрейд имел собственное скромное дело по торговле тканями. Во Фрайберге Зигмунд прожил первые три года жизни, пока в 1859 году последствия индустриальной революции в Центральной Европе не нанесли сокрушительный удар по небольшому бизнесу его отца, практически его разорив, — как, впрочем, и почти весь Фрайберг, оказавшийся в значительном упадке: после того, как завершилась реставрация находящейся поблизости железной дороги, город переживал период роста безработицы[27]. В том же году у четы Фрейдов родилась дочь Анна[28].

Семья решилась на переезд и покинула Фрайберг, перебравшись в Лейпциг, где провела только год и, не добившись значительных успехов, переехала в Вену[28]. Зигмунд достаточно тяжело пережил переезд из родного городка — особенно сильно на состоянии ребёнка сказалась вынужденная разлука с единокровным братом Филиппом, с которым он находился в тесных дружеских отношениях: Филипп отчасти даже заменял Зигмунду отца[29]. Семья Фрейдов, находясь в тяжёлом финансовом положении, осела в одном из беднейших районов города — Леопольдштадте, в то время представлявшем собой своеобразное венское гетто, населённое бедняками, беженцами, проститутками, цыганами, пролетариями и евреями. Вскоре дела у Якоба начали налаживаться, и Фрейды смогли перебраться в более приемлемое для жилья место, хотя роскоши себе позволить не могли. В это же время Зигмунд всерьёз увлёкся литературой — любовь к чтению, привитую отцом, он сохранил на всю оставшуюся жизнь[30].

Из воспоминаний о раннем детстве

«Я был сыном родителей […], спокойно и комфортно живших в этом маленьком провинциальном гнёздышке. Когда мне исполнилось около трёх лет, отец разорился, и нам пришлось покинуть свою деревню и переехать в большой город. Последовала череда долгих и трудных лет, из которых, как мне кажется, ничто не достойно воспоминания»[31].

Первоначально, обучением сына занималась мать, но затем её сменил Якоб, очень хотевший, чтобы Зигмунд получил хорошее образование и поступил в частную гимназию. Домашняя подготовка и исключительные способности к учёбе позволили Зигмунду Фрейду в девятилетнем возрасте сдать вступительный экзамен и поступить в гимназию на год раньше положенного срока[32]. К этому моменту в семье Фрейдов было уже восемь детей, и Зигмунд выделялся среди всех прилежностью и страстью к изучению всего нового; родители всецело поддерживали его и старались создать такую атмосферу в доме, которая бы способствовала успешной учёбе сына. Так, если остальные дети занимались при свечах, Зигмунду была выделена керосиновая лампа и даже отдельная комната. Чтобы ничто не отвлекало его, остальным детям было запрещено заниматься музыкой, которая мешала Зигмунду[33]. Молодой человек серьёзно увлекался литературой и философией — читал Шекспира, Канта, Гегеля, Шопенгауэра, Ницше, знал в совершенстве немецкий язык, изучал греческий и латынь, бегло говорил на французском, английском, испанском и итальянском[34]. Обучаясь в гимназии, Зигмунд показал отличные результаты и быстро стал первым учеником в классе, окончив обучение с отличием (summa cum laude) в возрасте семнадцати лет[32].

По окончании гимназии Зигмунд длительное время сомневался относительно будущей профессии — впрочем, его выбор был достаточно скуден вследствие его социального статуса и царивших тогда антисемитских настроений[34] и ограничен коммерцией, промышленностью, юриспруденцией и медициной[35][36]. Первые два варианта были сразу же отвергнуты молодым человеком по причине его высокой образованности, юриспруденция также отошла на второй план вместе с юношескими амбициями в сфере политики и военного дела[36]. Импульс к принятию окончательного решения Фрейд получил со стороны Гёте — однажды услышав, как на одной из лекций профессор читает эссе мыслителя под названием «Природа», Зигмунд решил записаться на медицинский факультет[37], хотя к медицине он не испытывал ни малейшего интереса — впоследствии он неоднократно в этом признавался и писал: «Я не чувствовал никакой предрасположенности к занятиям медициной и профессии врача»[35], а в поздние годы даже говорил, что в медицине никогда не чувствовал себя «как в своей тарелке», да и вообще настоящим врачом себя никогда не считал[36].

Профессиональное становление[править | править код]

Осенью 1873 года семнадцатилетний Зигмунд Фрейд поступил на медицинский факультет Венского университета. Первый год обучения не был непосредственно связан с последующей специальностью и состоял из множества курсов гуманитарного характера — Зигмунд посещал многочисленные семинары и лекции, всё ещё окончательно не выбрав специальность по вкусу. На протяжении этого времени он испытывал множество трудностей, связанных со своей национальностью, — из-за царивших в обществе антисемитских настроений между ним и однокурсниками происходили многочисленные стычки[38]. Стойко перенося регулярные насмешки и нападки сверстников, Зигмунд начал развивать в себе стойкость характера, способность давать достойный отпор в споре и умение противостоять критике: «С раннего детства меня заставили привыкнуть к уделу быть в оппозиции и находиться под запретом по „соглашению большинства“. Таким образом были заложены основы для определённой степени независимости в суждениях»[39].

Зигмунд начал изучать анатомию и химию, но наибольшее удовольствие получал от лекций известного физиолога и психолога Эрнста фон Брюкке, который оказал на него значительное влияние[40]. Помимо этого, Фрейд посещал занятия, которые вёл именитый зоолог Карл Клаус; знакомство с этим учёным открывало широкие перспективы для самостоятельной исследовательской практики и научной работы, к которой тяготел Зигмунд. Усилия амбициозного студента увенчались успехом, и в 1876 году он получил возможность осуществить первую исследовательскую работу в Институте зоологических исследований Триеста, одной из кафедр которого руководил Клаус. Именно там Фрейд написал первую статью, опубликованную Академией наук; она была посвящена выявлению половых различий у речных угрей[41]. За время работы под руководством Клауса «Фрейд быстро выделился среди других учеников, что позволило ему дважды, в 1875 и 1876 годах, стать стипендиатом Института зоологических исследований Триеста»[42].

Фрейд сохранял интерес к зоологии, однако после получения должности стипендиата-исследователя в Институте физиологии всецело попал под влияние психологических идей Брюкке и перешёл к нему в лабораторию для научной работы, оставив зоологические изыскания[43]. «Под его [Брюкке] руководством студент Фрейд работал в Венском физиологическом институте, просиживая помногу часов за микроскопом. […] Он никогда не был так счастлив, как в годы, потраченные в лаборатории на изучение устройства нервных клеток спинного мозга животных»[44]. Научная работа полностью захватила Фрейда; он изучал, помимо прочего, детальную структуру животных и растительных тканей и написал несколько статей по анатомии и неврологии[45]. Здесь же, в Физиологическом институте, в конце 1870-х Фрейд познакомился с врачом Йозефом Брейером, с которым у него завязались прочные дружеские отношения; оба они имели схожие характеры и общий взгляд на жизнь, потому быстро нашли взаимопонимание. Фрейд восхищался научными талантами Брейера и многому научился у него: «Он стал мне другом и помощником в трудных условиях моего существования. Мы привыкли разделять с ним все наши научные интересы. Из этих отношений, естественно, основную пользу извлекал я»[46].

В 1881 году Фрейд сдал на отлично выпускные экзамены и получил учёную степень доктора[47], что, однако, не изменило его образ жизни, — он остался работать в лаборатории под началом Брюкке, надеясь в конечном счёте занять следующую вакантную должность и прочно связать себя с научной работой[45]. Научный руководитель Фрейда, видя его амбиции и учитывая финансовые трудности, с которыми он сталкивался из-за бедности семьи, решил отговорить Зигмунда от продолжения исследовательской карьеры. В одном из писем Брюкке заметил: «Молодой человек, вы выбрали путь, ведущий в никуда. На кафедре психологии в ближайшие 20 лет вакансий не предвидится, а у вас недостаточно средств к существованию. Я не вижу иного решения: уходите из института и начинайте практиковать медицину»[48]. Фрейд внял совету своего учителя — в определённой степени этому способствовало то, что в этом же году он познакомился с Мартой Бернайс, влюбился в неё и решил на ней жениться; в связи с этим Фрейд нуждался в деньгах[45]. Марта принадлежала к еврейской семье с богатыми культурными традициями — её дед, Исаак Бернайс, был раввином в Гамбурге, два его сына — Микаэл и Якоб — преподавали в Мюнхенском и Боннском университетах. Отец Марты, Берман Бернайс, работал секретарём у Лоренца фон Штейна[49].

Для открытия частной практики у Фрейда не было достаточного опыта — в Венском университете он приобрёл исключительно теоретические знания, тогда как клиническую практику необходимо было нарабатывать самостоятельно. Фрейд решил, что для этого лучше всего подходила Венская городская больница. Зигмунд начал с хирургии, но уже через два месяца оставил эту идею, найдя работу слишком утомительной[50]. Решив сменить область деятельности, Фрейд переключился на неврологию, в которой смог достичь определённых успехов — изучая методы диагностики и лечения детей с параличом, а также различные нарушения речи (афазии), он опубликовал ряд работ на данные темы, которые стали известны в научных и медицинских кругах. Ему принадлежит термин «детский церебральный паралич» (ныне общепринятый). Фрейд приобрёл репутацию высококвалифицированного врача-невропатолога[44]. При этом его увлечение медициной быстро сходило на нет, и на третьем году работы в Венской клинике Зигмунд окончательно в ней разочаровался.

В 1883 году он принял решение перейти на работу в психиатрическое отделение, возглавляемое Теодором Мейнертом, признанным научным авторитетом в своей области[51]. Период работы под руководством Мейнерта был для Фрейда весьма продуктивным — исследуя проблемы сравнительной анатомии и гистологии, он опубликовал такие научные труды, как «Случай кровоизлияния в мозг с комплексом основных косвенных симптомов, связанных с цингой» (1884), «К вопросу о промежуточном расположении оливовидного тела», «Случай атрофии мускулов с обширной потерей чувствительности (нарушение болевой и температурной чувствительности)» (1885), «Сложный острый неврит нервов спинного и головного мозга», «Происхождение слухового нерва», «Наблюдение сильной односторонней потери чувствительности у больного истерией» (1886). Кроме того, Фрейд писал статьи для «Общего медицинского словаря» и создал ряд других работ, посвящённых церебральной гемиплегии у детей и афазиям[52]. Впервые в жизни работа захлестнула Зигмунда с головой и превратилась для него в истинную страсть. В то же время стремившийся к научному признанию молодой человек испытывал ощущение неудовлетворённости своим трудом, так как, по собственному представлению, действительно значительных успехов не достиг; психологическое состояние Фрейда стремительно ухудшалось, он регулярно пребывал в состоянии тоски и депрессии[53].

Непродолжительное время Фрейд работал в венерическом подразделении отделения дерматологии, где изучал связь заболевания сифилисом с болезнями нервной системы. Свободное время он посвящал лабораторным исследованиям. Стремясь как можно больше расширить свои практические навыки для дальнейшей самостоятельной частной практики, с января 1884 года Фрейд перешёл на отделение нервных болезней. Вскоре после этого в соседней с Австрией Черногории вспыхнула эпидемия холеры, и правительство страны обратилось за помощью в обеспечении медицинского контроля на границе — большинство старших коллег Фрейда вызвались добровольцами, а его непосредственный руководитель на тот момент находился в двухмесячном отпуске; из-за сложившихся обстоятельств в течение длительного времени Фрейд занимал должность главного врача отделения[54].

Исследования кокаина[править | править код]

В 1884 году Фрейд прочёл об опытах некоего немецкого военного врача с новым препаратом — кокаином. В научных работах фигурировали заявления о том, что данное вещество способно повысить выносливость и значительно снизить утомляемость. Фрейд крайне заинтересовался прочитанным и решил провести ряд опытов на себе. Первое упоминание данного вещества учёным датировано 21 апреля 1884 года — в одном из писем Фрейд отмечал: «Я раздобыл немного кокаина и попробую испытать его воздействие, применив в случаях сердечных заболеваний, а также нервного истощения, в особенности при ужасном состоянии отвыкания от морфия». Действие кокаина произвело на учёного сильнейшее впечатление, препарат был охарактеризован им как эффективный анальгетик, дающий возможность проводить сложнейшие хирургические операции; восторженная статья о веществе вышла из-под пера Фрейда в 1884 году и получила название «О коке». Долгое время учёный использовал кокаин как обезболивающее средство, употребляя его самостоятельно и выписывая своей невесте Марте. Восхищённый «волшебными» свойствами кокаина Фрейд настоял на его использовании своим другом Эрнстом Флейшлем фон Марксовом, который был болен тяжёлым инфекционным заболеванием, перенёс ампутацию пальца и страдал сильнейшими головными болями (и к тому же страдал от морфиновой зависимости). В качестве лекарства от злоупотребления морфием Фрейд и посоветовал другу использовать кокаин. Желаемого результата достичь так и не удалось — фон Марксов впоследствии быстро пристрастился к новому веществу, и у него начались частые приступы, схожие с белой горячкой, сопровождавшиеся страшнейшими болями и галлюцинациями. В это же время со всех концов Европы начали поступать сообщения об отравлениях кокаином и привыкании к нему, о плачевных последствиях его употребления[55].

Однако энтузиазм Фрейда не уменьшался — он исследовал кокаин как анестезирующее средство при различных хирургических операциях. Итогом работы учёного стала объёмная публикация в «Центральном журнале общей терапии» о кокаине, в которой Фрейд изложил историю употребления листьев коки южноамериканскими индейцами, описал историю проникновения растения в Европу и подробно изложил результаты собственных наблюдений за эффектом, производимым употреблением кокаина. Весной 1885 года учёный прочёл лекцию, посвящённую данному веществу, в которой признал возможные негативные последствия от его употребления, но при этом отметил, что не наблюдал никаких случаев привыкания (это происходило до ухудшения состояния фон Марксова). Фрейд закончил лекцию словами: «Я, не колеблясь, советую применять кокаин в подкожных инъекциях по 0,3—0,5 грамма, не беспокоясь о его накапливании в организме». Критика не заставила себя ждать — уже в июне появились первые крупные работы, осуждающие позицию Фрейда и доказывающие её несостоятельность. Научная полемика относительно целесообразности применения кокаина продолжалась вплоть до 1887 года[56]. В этот период Фрейд опубликовал ещё несколько работ — «К вопросу об изучении действия кокаина» (1885), «Об общем воздействии кокаина» (1885), «Кокаиномания и кокаинофобия» (1887)[57].

К началу 1887 года наука окончательно развенчала последние мифы о кокаине — он «был публично осуждён как одно из бедствий человечества, наряду с опиумом и алкоголем». Фрейд, к тому моменту уже кокаинозависимый, вплоть до 1900 года страдал от головных болей, сердечных приступов и частых кровотечений из носа. Примечательно, что разрушительное воздействие опасного вещества Фрейд не только испытал на себе, но и невольно (поскольку на тот момент пагубность кокаинизма ещё не была доказана) распространил на многих знакомых. Этот факт его биографии Э. Джонс упорно скрывал и предпочитал не освещать, однако данная информация стала достоверно известна из опубликованных писем, в которых Джонс утверждал: «До того, как опасность наркотиков была определена, Фрейд уже представлял социальную угрозу, так как он толкал всех, кого знал, принимать кокаин»[58].

Зарождение психоанализа[править | править код]

В 1885 году Фрейд решил принять участие в проводимом среди младших врачей конкурсе, победитель которого получал право на научную стажировку в Париже у знаменитого врача-психиатра Жана Шарко[59]. Помимо самого Фрейда, среди претендентов было немало подающих большие надежды врачей, и Зигмунд отнюдь не являлся фаворитом, о чём ему было прекрасно известно; единственным шансом для него была помощь влиятельных в академических кругах профессоров и учёных, с которыми он ранее имел возможность работать[60]. Заручившись поддержкой Брюкке, Мейнерта, Лейдесдорфа (в его частной клинике для душевнобольных Фрейд непродолжительное время замещал одного из докторов) и ещё нескольких знакомых учёных, Фрейд выиграл конкурс, получив тринадцать голосов в свою поддержку против восьми[61]. Шанс учиться под руководством Шарко был для Зигмунда большой удачей, он возлагал огромные надежды на будущее в связи с предстоящей поездкой. Так, незадолго до отъезда он с воодушевлением писал своей невесте: «Маленькая Принцесса, моя маленькая Принцесса. О, как это будет прекрасно! Я приеду с деньгами… Потом я отправлюсь в Париж, стану великим учёным и вернусь в Вену с большим, просто огромным ореолом над головой, мы тотчас же поженимся, и я вылечу всех неизлечимых нервнобольных»[62].

Осенью 1885 года Фрейд прибыл в Париж к Шарко, который в то время находился в зените своей славы[63]. Шарко изучал причины и лечение истерии. В частности, основным трудом невролога было исследование применения гипноза — использование данного метода позволяло ему как индуцировать, так и устранять такие истерические симптомы, как паралич конечностей, слепоту и глухоту. Под началом Шарко Фрейд работал в клинике Сальпетриер[64]. Воодушевлённый методами работы Шарко и поражённый его клиническими успехами, он предложил свои услуги в качестве переводчика лекций своего наставника на немецкий язык, на что получил его разрешение[45].

В Париже Фрейд увлечённо занимался невропатологией, изучая различия между пациентами, пережившими паралич вследствие физической травмы, и теми, у которых симптомы паралича проявились по причине истерии. Фрейду удалось установить, что истерические пациенты сильно различаются по степени тяжести паралича и местам травм, а также выявить (не без помощи Шарко) наличие определённых связей между истерией и проблемами сексуального характера[65]. В конце февраля 1886 года Фрейд покинул Париж и решил провести некоторое время в Берлине, получив возможность изучать детские болезни в клинике Адольфа Багинского, где и провёл несколько недель до возвращения в Вену[66].

13 сентября того же года Фрейд женился на своей возлюбленной Марте Бернайс, которая впоследствии родила ему шестерых детей — Матильду (1887—1978), Мартина (1889—1969), Оливера (1891—1969), Эрнста[en] (1892—1966), Софи (1893—1920) и Анну (1895—1982)[67]. После возвращения в Австрию Фрейд начал работать в институте под руководством Макса Кассовица. Он занимался переводами и обзорами научной литературы, вёл частную практику, в основном работая с невротиками, что «неотлагательно ставило на повестку дня вопрос о терапии, который не был столь актуальным для учёных, занимавшихся научно-исследовательской деятельностью»[68]. Фрейд знал об успехах своего друга Брейера и возможностях успешного применения его «катартического метода» лечения неврозов (данный метод был открыт Брейером при работе с пациенткой Анной О, а в дальнейшем и повторно использовался совместно с Фрейдом и был впервые описан в «Исследованиях истерии»[69]), но Шарко, остававшийся для Зигмунда непререкаемым авторитетом, весьма скептически относился к данной технике[70]. Собственный опыт подсказывал Фрейду, что исследования Брейера были весьма перспективны; начиная с декабря 1887 года он всё чаще прибегал к использованию гипнотического внушения при работе с пациентами[68]. Однако первых скромных успехов в этой практике он добился только спустя год, в связи с чем обратился к Брейеру с предложением работать совместно[71].

«Больными, которые к ним обращались, были главным образом женщины, страдавшие истерией. Болезнь проявлялась в различных симптомах — страхах (фобиях), потере чувствительности, отвращении к пище, раздвоении личности, галлюцинациях, спазмах и др. Применяя лёгкий гипноз (внушённое состояние, подобное сну), Брейер и Фрейд просили своих пациенток рассказывать о событиях, которые некогда сопровождали появление симптомов болезни. Выяснилось, что, когда больным удавалось вспомнить об этом и „выговориться“, симптомы хотя бы на какое-то время исчезали. <…> Гипноз ослаблял контроль сознания, а порой и совсем снимал его. Это облегчало загипнотизированному пациенту решение задачи, которую Брейер и Фрейд ставили, — „излить душу“ в рассказе о вытесненных из сознания переживаниях».

Ярошевский М. Г. «Зигмунд Фрейд — выдающийся исследователь психической жизни человека»[72]
Доктор Йозеф Брейер, способствовавший зарождению психоанализа

В ходе работы с Брейером Фрейд постепенно начал осознавать несовершенность катартического метода и гипноза в целом. На практике оказалось, что его эффективность далеко не столь высока, как утверждал Брейер, а в некоторых случаях лечение вовсе не приносило результата — в частности, гипноз был не в состоянии преодолеть сопротивление пациента, выражавшееся в подавлении травматических воспоминаний[45]. Зачастую попадались пациенты, вообще не пригодные для введения в гипнотическое состояние, а состояние некоторых больных после сеансов ухудшалось[71]. В период между 1892 и 1895 годами Фрейд начал поиски иного метода лечения, который был бы более эффективен, чем гипноз[73]. Для начала Фрейд попробовал избавиться от необходимости применения гипноза, используя методическую хитрость — надавливание на лоб с целью внушения пациенту того, что он обязательно должен вспомнить ранее имевшие место в его жизни события и переживания. Основная задача, которую решал учёный, заключалась в том, чтобы получить искомые сведения о прошлом пациента в нормальном (а не гипнотическом) его состоянии. Использование накладывания ладони дало определённый эффект, позволив отойти от гипноза, но всё же оставалось несовершенной методикой, и Фрейд продолжал поиск решения проблемы[74].

Ответ на вопрос, который так занимал учёного, оказался совершенно случайно подсказан книгой одного из любимых писателей Фрейда, Людвига Бёрне. Его эссе «Искусство в три дня стать оригинальным писателем» заканчивалось словами: «Пишите всё, что вы думаете о самих себе, о ваших успехах, о турецкой войне, о Гёте, об уголовном процессе и его судьях, о ваших начальниках, — и через три дня вы изумитесь, как много кроется в вас совершенно новых, неведомых вам идей»[73]. Эта мысль подтолкнула Фрейда к использованию всего массива информации, который клиенты сообщали о себе в диалогах с ним, в качестве ключа к пониманию их психики[75].

Впоследствии метод свободных ассоциаций стал основным в работе Фрейда с пациентами. Многие больные сообщали о том, что давление со стороны врача — настойчивое принуждение к «проговариванию» всех приходящих на ум мыслей — мешает им сосредоточиться. Именно поэтому Фрейд отказался от «методической хитрости» с надавливанием на лоб и позволил своим клиентам говорить всё, что заблагорассудится[76]. Суть техники свободных ассоциаций заключается в следовании правилу, согласно которому пациенту предлагается свободно, без утаивания высказывать свои мысли на предложенную психоаналитиком тему, не пытаясь при этом сосредоточиться. Таким образом, согласно теоретическим положениям Фрейда, мысль будет неосознанно двигаться в сторону

ru.wikipedia.org

Комплексы Фрейда разоблачила его жена

Не будь Марты, супруги знаменитого Зигмунда Фрейда, не было бы, в сущности, и самого пионера психоанализа. Не будь ее откровений, так и продолжало бы бытовать расхожее мнение: мол, Фрейд, объяснявший самые тайные страсти людей, сам был бесстрастным человеком. Увы!

А установили это биографы. Именно они вывели, точнее сказать, начали выводить из тени Марту, прожившую с Зигмундом более полувека. При жизни с ним она старалась не засвечиваться, считая, что самая лучшая жена - та, о которой люди говорят очень мало. Ученые во главе с Катей Берхлинг-Фишер переворошили семейные архивы Фрейдов, отыскали сотни писем, написанных Зигмунду Мартой. По оценке престижного польского журнала "Пшекруй", на обработку собранных материалов потребуется не менее пяти лет, только после этого можно рассчитывать на появление фундаментального труда. А пока Катя Берхлинг-Фишер обнародовала лишь фрагменты, но и их достаточно для того, чтобы представить неординарную женщину, которая вдохновляла Фрейда как в интимных делах, так и в научных исследованиях.

Брак вопреки воле Эмилии

Когда Зигмунд впервые увидел 20-летнюю Марту Бернаус, его будто громом ударило. И она, обаятельная, энергичная, образованная, влюбилась в него с первого взгляда. Несмелый, неуверенный в себе, Зигмунд вовсе не походил на покорителя сердец. Признавался, когда был подростком, на него произвела впечатление некая Гизела, но то увлечение было, увы, безответным. Сожалел, что опыт общения с женщинами в молодости был небогатым.

Вскоре Марта и Зигмунд обручились, но сделали это втайне. И не беспричинно: дочь главного раввина Гамбурга, Эмилия, мать Марты, воспротивилась браку с Зигмундом, сыном еврейского торговца, у которого не было ни достояния, ни хорошей должности, ни солидной позиции в общине, зато атеизм хлестал через край. Но дочь отвергла доводы матери-хассидки, и та приняла волевое решение переехать с детьми из Вены в Гамбург. Не помогло. Марта нашла исход своей страстности в письмах - двух-трех ежедневно. Фрейд отвечал так же часто. "Моя любимая девочка, - писал он, - ты для меня - чистое счастье. Без тебя у меня нет желания жить. Только для тебя хотел бы добыть кусочек мира, чтобы мы вместе радовались в нем". "Мой любимый, - страстно отвечала Марта, - я не могла бы уснуть с тобой полночи... Хочу быть такой, какой хочешь, чтобы я была. Только люби меня немножко страстнее".

Письма свидетельствуют, что Марта была глубоко вовлечена в эмоциональное и профессиональное развитие Фрейда. Он же, напротив, использовал ее будто подопытного кролика, например, в своих экспериментах с кокаином, тогда еще слабо познанной субстанцией. Открыв, что кокаин придает ему энтузиазм и отвагу, Фрейд послал своей нареченной несколько доз. Однако Марта ответила, что ей не нужен кокаин, но тем не менее она попробовала его и действительно испытала приятные ощущения. Фрейд допускал, что кокаин можно использовать как болеутоляющее средство. Даже статью написал на эту тему, но желание быть вместе с Мартой не позволило продолжить исследование с этой субстанцией. Если бы не Марта, Фрейд, возможно, остался бы в медицине и никогда не занялся бы психоанализом.

После трех лет разлуки Фрейд предложил Марте создать семью и переехать к нему в Вену. Его возлюбленная согласилась сделать это, что подвигло Фрейда на серьезное самопожертвование: он пренебрег университетской карьерой, открыл неврологический кабинет. Спустя четыре года после первой встречи они поженились. Церемония была скромной. Фрейд согласился на еврейскую свадьбу, однако потом, во время супружества, религия не имела права доступа в их дом.

В первые восемь лет супружества Марта родила шестерых детей. Она была прекрасной матерью и хозяйкой дома, в котором безраздельно правила. Фрейд не противодействовал этому, хотя не обходилось и без чудачеств, которые должна была терпеть Марта. С годами он все больше привязывался к псам, которых дарили ему пациентки и поклонницы. Марта скрепя сердце мирилась с пребыванием животных в доме.

Изменял ли Фрейд своей жене

Очень любопытно, что Фрейд никогда не распространялся публично о сексуальных отношениях со своей женой. Лишь в книжке о мечтах во сне обмолвился о Марте: "Не хотел бы ее иметь как пациентку..." Впрочем, причина замалчивания собственной интимной жизни могла быть гораздо банальнее. Большую часть их супружеской жизни попросту нельзя назвать таковой. После рождения шестого ребенка Фрейд перестал спать со своей женой, опасаясь очередной беременности. В письме своему приятелю биологу Вильгельму Флессу он писал после 1895 года: "Ты знаешь, насколько ограничены мои приятности. Не могу курить приличный табак, алкоголь для меня ничего не значит. Закончил с рождением детей, прервал контакты с людьми. Вот так - невинно и вегетирую..."

Проблемы необычной плодовитости жены способствовали тому, что Фрейд активно поддерживал работы Флесса, занимавшегося вопросами мужских и женских биологических циклов. Он рассчитывал на то, что его биолог-приятель разработает в конце концов безопасный метод предохранения в сексуальных отношениях. Один из биографов даже заметил: если бы Фрейд продолжил действовать в этом направлении, он стал бы не столько творцом психоанализа, сколько изобретателем самого лучшего презерватива.

Многие современники Фрейда, наслушавшись сплетен, были разочарованы жизнью отца либидо. Французская поэтесса, графиня Анна де Ноанс, познав Фрейда, не скрывала своего сожаления: "Как такой человек мог написать столько сексуальных книжек? Что за ужасный мужчина! Я уверена, что он никогда не изменял своей жене. Это просто ненормально. Это скандал".

Однако не все биографы разделяют точку зрения графини. Кое-кто подозревает, что Фрейд сожительствовал с Минной, сестрой Марты. После рождения шестого ребенка Минна перебралась к Фрейдам; были годы, когда Зигмунд путешествовал с ней чаще, чем с супругой. Минна была "одаренной женщиной с дикой, страстной натурой". Правда, сам Фрейд считал ее интеллигентной, но с мужским характером. Такие особы, в том числе и пациентки, очень его притягивали, хотя в жены себе он взял женщину, являющуюся совершенной противоположностью.

Свечу зажгли в пятницу

В один из дней Марта узнала, что ее 67-летний супруг попал в больницу. Фрейд, обнаружив какую-то родинку на губе, решился на операцию, не предупредив об этом свою семью. Так началась его долгая борьба с раком. После прихода Гитлера к власти жгли книжки Фрейда, но происходило это далеко - в столице "третьего рейха". Ситуация изменилась после того, как Австрию оккупировала Германия. Семья 82-летнего Фрейда вместе с Минной эмигрировала в Лондон, где она снова могла плавать во фрейдовской славе. Однако болезнь прогрессировала. В сентябре 1939 года один из псов отвернулся от Фрейда: настолько неприятным был запах у него изо рта. И тогда Фрейд решил покончить с собой. Обратился за помощью к своему врачу, который и сделал инъекцию. Умер 23 сентября 1939 года в окружении своей семьи.

В первую пятницу после смерти супруга Марта зажгла свечу. Этого она не делала более полувека, прожитого с атеистом Зигмундом.

После Второй мировой войны Марта помогала биографам, исследовала генеалогическое древо своего супруга. Покинула этот мир 2 ноября 1951 года в возрасте 90 лет. Ее тело кремировали, а прах поместили во фрейдовскую урну. Похоронную процессию сопровождал раввин. Младшая дочь Анна считала, что этого желала бы ее мама.

www.sb.by


Смотрите также